Глава 1. Новолуние

        15 Сентябрь 2013

Безимени-2 (2)

Вернувшись в Эль-Дааррон, мы были вынуждены расстаться еще на площади – там ненадолго сбежавшего Повелителя уже поджидали изнывающие от нетерпения подданные. Остаток дня я снова провела в компании Норраэль, смешивая зелья и заучивая наизусть длинные заклинания, от которых меня неумолимо клонило в сон. А когда рано утром, прежде чем отправиться на очередной урок с драконом, заглянула в библиотеку, надеясь найти там Сева, то оказалось, что еще до рассвета Повелитель уже отправился с патрулями на западную окраину Сорбронна. Комкая в пальцах торопливо набросанную им для меня записку, я разочарованно вздохнула. Кажется, вопреки моим ожиданиям, нынешнее утро грозило стать ненамного интереснее шести предыдущих. А пока, в ожидании часа, когда мой крылатый учитель снова появится из-за гор, чтобы начать свою утреннюю муштру, я решила отправиться на вершину ближайшего холма, по пути заглянув мимоходом на кухню, и запасливо распихав по карманам несколько вчерашних, слегка зачерствевших, пирожков.

Утро за пределами каменных стен, вопреки всему, оказалось довольно приятным. Ночью над измученным зноем Сорбронном совершенно неожиданно прошел мелкий дождик – и природа, пусть и ненадолго, вздохнула с облегчением. Неторопливо разламывая в пальцах тонкую, хрустящую корочку разогретого заклинанием пирожка, я сидела на вершине росистого холма за пределами городка и рассеянно наблюдала за тем, как вдалеке постепенно оживают умытые дождем деревеньки, как тянутся на пастбища флегматичные стала коров, подгоняемые строгими малолетними пастухами, и как медленно разгораются на солнце искорки оставшихся с ночи на траве редких дождевых капель. Впрочем, завтракать в одиночестве мне пришлось недолго. Я еще задумчиво дожевывала первый пирожок, когда от белеющего вдали Эль-Дааррона отделились две светлые фигурки и, миновав сонную улочку, принялись медленно взбираться по склону вверх.

— Доброе утро! – поприветствовала я их, наблюдая, как не до конца еще проснувшаяся белокурая эльфийка неуверенно скользит ногами по склону. – Не спится?

— Кто бы говорил, — ворчливо отозвалась Лиаренна, снова оскальзываясь на влажной траве. – Сама-то тоже не в постели нежишься.  Не знала, что ты такая поклонница утренних пикников!

— А у вас что, всегда все так рано просыпаются? — поинтересовалась из-за ее спины Лиона, с трудом подавляя очередной зевок. – Ни свет, ни заря, а уже шум, голоса под окнами… Прямо как в Школе, честное слово!

С этими словами она хмуро перевела полусонный взгляд на оставшуюся непокоренной часть росистого холма. Над травой немедленно поднялось белесое облачко пара, и, быстро преодолев остаток пути, сестра опустилась наземь рядом со мной. Я с запоздалым сожалением покосилась на влажный подол своего сарафана, незлым тихим словом помянув собственную несообразительность, а Лиаренна между тем уже успела с удобством устроиться по другую сторону от меня.

— Кстати, здесь угощают или надо было с собой приносить? – вскользь поинтересовалась эльфийка, расправляя вокруг себя складки тончайшего белого одеяния.

Вместо ответа я молча вручила ей пирожок. Лиаренна небрежно провела над ним ладонью, в мгновение ока возвращая тесту вчерашнюю свежесть, и над румяной поджаристой корочкой тут же завился едва заметный парок. Получив свой порцию сдобы, Лиона тоже попыталась было последовать ее примеру, но пирожок в ее руке почему-то вдруг вспыхнул ярким пламенем, мгновенно почернел и обуглился. Не ожидавшая подобного результата, Лиона поспешно выронила получившийся уголек и уставилась на него со смесью удивления и растерянности.

— Вот они – боевые маги в быту… – с усмешкой пробормотала эльфийка и, немного подумав, отдала пострадавшей половину собственной порции.

— Как прошла поездка Северриана? – спросила она, снова оборачиваясь ко мне. – Что нового?

— Ну, в поездке-то новостей немного, — рассеянно отозвалась я. – Зато на месте – хоть отбавляй. Например, я сегодня замуж выхожу. Еще раз. В смысле, официально.

— Что? Замуж?! – изумленно ахнула Лиона. И тут же обрадовалась. – Ух ты! Здорово!

— Вот как? – Лиаренна издала тихий задумчивый смешок. – Немного неожиданно… С чего вдруг такая спешка?

— Не спешка, — вздохнула я. – Просто у меня уже не осталось аргументов, чтобы возражать против свадьбы, а Сев продолжает настаивать. Да и к чему тянуть, если подумать? В конце концов, мы ведь любим друг друга и все равно уже женаты по эльфийским законам… Даргам просто придется с этим смириться!

Эльфийка на это лишь задумчиво сощурилась и коротко фыркнула, явно не поверив моей браваде.

— Ну-ну… Посмотрим вечером, сможешь ли ты быть такой же храброй под взглядами сотен своих будущих подданных. И кстати, это не твой ли наставник так энергично машет крыльями вдалеке? Вот уж, кто выспался, сразу видно!

Над подернутой голубоватой дымкой линией гор действительно уже показался знакомый крылатый силуэт. Я поспешно поднялась на ноги и отряхнула сарафан от росы.

— Ладно, девочки, мне пора… Увидимся!

Несколько быстрых шагов в сторону, чтобы не задеть сидящих на земле девушек, резкий вздох – и мгновенная трансформация. Распрямляя в пружинистом прыжке лапы, я взмахнула крыльями, отрываясь от земли, и начала медленно подниматься навстречу приближающемуся дракону.

— Здорово! – донесся до меня негромкий восхищенный вздох Лионы. Эльфийка отнеслась к уже знакомому зрелищу куда спокойнее.

— Не удивительно, что ей понадобилось заклинание со столь обширным гардеробом… — с иронией донеслось до меня снизу. – Шутка ли, портить при каждом превращении такое количество одежды!

 

 

Позже, проведя в воздухе примерно часа два, я пришла к выводу, что драконьему долготерпению можно только позавидовать. Несмотря на все попытки сосредоточиться на полете, мои мысли сегодня то и дело норовили переключиться на куда более животрепещущие темы. В результате я то и дело ошибалась, неверно выполняла указания Грейдеринга и даже пару раз умудрилась по рассеянности угодить в воздушные ямы. Черный дракон тем не менее продолжал стоически терпеть все мои выходки и только мрачнел с каждым новым промахом все больше. Однако в итоге даже его непробиваемому спокойствию пришел конец.

— Да что ссс тобой сссегодня происссходит, Мирра?! – требовательно рыкнул он, подлетая ближе и едва не касаясь меня широким черным крылом. – При такой невнимательносссти ты, наверное, и гору на сссвоем пути не заметишь! Соберисссь же, наконец, и сссмотри!.. Я атакую!

Это заявление заставило меня невольно отвлечься от посторонних мыслей. За прошедшие месяцы я уже имела достаточно возможностей убедиться, что эти свои тренировочные атаки Грейдеринг обставляет довольно-таки «по-взрослому». Поэтому и сейчас я заставила себя, наконец, собраться – и худо-бедно сосредоточилась.

Собственно, главной моей задачей на этих тренировках было даже не пытаться контратаковать дракона, а всего лишь постараться увернуться от его нападений – причем Грейдеринг к своей роли «неприятеля» относился весьма артистично. Изображая разъяренного врага, он довольно грозно рычал, шумно хлопал крыльями и даже иногда выдыхал в мою сторону узкую струю пламени. Помнится, в тот самый первый урок, когда он попытался «напасть» на меня с подобным энтузиазмом, я едва не свалилась вниз от неожиданности, решив, что у моего чешуйчатого наставника внезапно случилось помрачение рассудка, и он всерьез надумал меня прикончить. Грейдерингу пришлось потом довольно долго ловить меня в расщелинах между скал и объяснять, что это были всего лишь «элементы реализма», которыми он решил снабдить наши уроки.

Вот и теперь дракон снова принялся нападать на меня в своей привычной манере – ну а мне, соответственно, не осталось ничего другого, кроме как уворачиваться, старясь не попасться при этом под острые зубы или, еще чего доброго, под случайную струю огня. Некоторое время всё шло прекрасно, и я уже с изрядной долей гордости поглядывала на то, с каким ошарашенным видом следят за нашими упражнениями сидящие на холме девушки. Однако в следующий момент удача мне вдруг изменила. С некоторым опозданием заметив очередной маневр, я замешкалась – и хлестнувший на излете длинный покрытый шипами драконий хвост внезапно настиг меня, с силой врезавшись в спину и вышибив воздух из легких. До сих пор Грейдерингу еще ни разу не удавалось меня хоть сколь-нибудь серьезно задеть – и вот теперь я неожиданно получила прекрасную возможность узнать, что чувствуешь, когда по хребту тебя со всего маху лупят здоровенной дубиной. Судорожно пытаясь вдохнуть сквозь стиснутые от боли зубы и чувствуя, как перед глазами начинает угрожающе темнеть, я из последних сил забила крыльями по ветру, стараясь не потерять высоту. Тщетно. Лишенные воздуха легкие напрочь отказались участвовать в этой затее – и внезапно, отключившись, я камнем полетела вниз.

— Мирра!.. – окрик не ожидавшего подобного результата дракона слился с испуганными воплями вскочивших на ноги девушек.

— Мирра!!! – низкий раскатистый рык разнесся над холмом, заставляя вздрогнуть всех, включая парящего в небе ящера.

Словно выхваченная внезапно из омута беспамятства чьей-то властной рукой, я очнулась буквально в десятке сажен от земли – и в последний момент успела кое-как расправить крылья, чтобы немного смягчить падение. Снизу ко мне метнулись тонкие светящиеся зеленоватые нити – это Лиаренна попыталась подхватить меня на лету с помощью недоплетенного ловчего заклинания.

— Оох!.. – вырвалось у меня против воли, когда мельчайшие неровности почвы с размаху впечатались в мой бок. Кажется, я даже снова на время выпала из реальности, иначе как можно было бы объяснить то обстоятельство, что сереброволосый оборотень возник рядом со мной внезапно, словно из ниоткуда? Сквозь странный белесый туман я чувствовала, как знакомые руки торопливо ощупывают мою голову, плечи и крылья в поисках повреждений. Уж не знаю, насколько хорошо Сев был знаком с драконьей анатомией, однако беглый осмотр его, видимо, немного успокоил – он с облегчением вздохнул и поднялся с колен.

Впрочем, насчет спокойствия я оказалась не права.

— Ты что творишь?! – оглушительно рявкнул он, разворачиваясь к спускающемуся с неба крылатому ящеру. В низком голосе оборотня снова прорезался гулкий звериный рык. – Убить ее решил?!

— Нет, разумеетссся! — сердито донеслось сверху. Краем глаза я уловила движение. Черный дракон опустился на землю неподалеку, складывая по бокам широкие крылья. – Это была ссслучайносссть, сссам не ожидал… Она просссто слишшшком невнимательна сссегодня!

— А ты разве не ее наставник, чтобы следить за такими вещами?! Атаковать отвлекшегося ученика, рискуя его жизнью – это твой метод?!!

— Хха! Вот только не надо меня учить, как тренировать птенцов! — раздраженно фыркнул на это Грейдеринг. – Я занималссся этим задолго до того, как ты впервые сссумел поймать сссобственный хвоссст, щенок! В ссследующий раз она просссто будет внимательнее, только и всссего…

— Ну уж нет, следующего раза не будет! – неожиданно твердо заявил Сев, гневно сверкнув глазами. – Хватит!

— Что?! – удивилась я, отвлекаясь от своей неудачной попытки подняться на ноги.

— Что?! – дымно выдохнул дракон, недоверчиво уставившись на оборотня. – Что ты хочешшшь сссказать?!

— Я хочу сказать, что в свое время тебя просто просили научить её сносно летать, чтобы она не разбилась о камни, — сухо отозвался Сев. – С этой задачей ты справился, спасибо. Однако то, что ты делаешь сейчас, явно уже лишнее. Думаю, в твоих уроках больше нет необходимости.

— Но Сев! – попыталась было запротестовать я. Разумеется, это было замечательно, что он так обо мне заботится, однако бросать уроки из-за одного небольшого происшествия казалось мне несколько скоропалительным решением.

— Нелепосссть! Ты не можешь принимать подобные решения! – вызывающе заявил тем временем Грейдеринг. – Я ее нассставник – и только я буду решать, когда ее обучение будет завершено!

— Ошибаешься! – в голосе сереброволосого дарга теперь отчетливо звучал металл. – Я – ее Альфа-лорд, и ее жизнь находится под моей ответственностью. Я уже все решил! Тем более, что твое вмешательство уже давно перешло все границы – и не делай вид, будто не понимаешь, о чем речь! Ты, вероятно, забыл, что я – телепат? Мне не так легко заморочить голову, как твоей наивной ученице!

— Вообще-то, я все слышу, – недовольно сообщила я, бросая на сереброволосого оборотня укоризненный взгляд. И давно ли это я вдруг стала такой «наивной»?

Ни он, ни дракон не обратили на меня никакого внимания.

— А вот это тебя уже не касаетссся! – с неожиданным высокомерием произнес в ответ Грей. – Я учу ее быть драконом! Тем, кем она, в сущносссти, и являетссся! В ней течет моя кровь, она – мой птенец, а значит, я отвечаю за ее сссудьбу!

— Она не птенец, – холодно возразил ему оборотень. – В ней всего лишь течет твоя кровь – и только. И если я говорю, что больше она не поднимется в небо с тобой, то так оно и будет! Разговор окончен… Улетай отсюда!

— Сев! – снова попыталась было я дозваться до него.

Однако дракону явно уже и самому надоел этот спор.

— Ты сссовершаешь большую ошибку, волчонок! – дымно выдохнул он, мрачно сверкнув глазами на оборотня и шумно расправляя широкие черные крылья. – Ты просто не понимаешь пока, что творишь! Но поверь мне, это ненадолго…

С этими словами он взмахнул крыльями и легко поднялся в небо, на лету разворачиваясь в сторону гор. Некоторое время Сев молча следил за его удаляющимся крылатым силуэтом, после чего снова обернулся ко мне.

— Как ты? – негромко спросил он, наклоняясь и внимательно вглядываясь в мои глаза. Голос дарга звучал глухо и немного хрипловато.

— Живая, — успокаивающе отозвалась я. – Правда… еще не знаю, во всех ли местах.

Летать мне сегодня явно не грозило, поэтому я тут же, не поднимаясь, сменила ипостась и осторожно ощупала ребра на левом боку сквозь наспех начарованный сарафан. Так и есть – будет синяк, и большой. Повезло мне, однако.

Моя болезненная гримаса не укрылась от внимательного взгляда оборотня. Он коротко вздохнул, а потом молча осторожно подхватил меня на руки и, не произнося ни слова, принялся спускаться в вершины холма.

— Эй, не надо! Я сама дойду!.. — попыталась было возражать я, однако Сев меня будто не слышал, продолжая размеренно шагать вперед. Лиона и Лиаренна, обе свидетельницы моего сегодняшнего бесславного падения, не сговариваясь, молча двинулись следом за нами. Оборотень нес меня без малейшего усилия, осторожно прижимая к себе здоровым боком и глядя прямо перед собой.

— Сев… что с тобой? – тихо спросила я, безуспешно пытаясь поймать его взгляд. – Ты в порядке? Ты ведь только что разругался с моим наставником и, кстати, со своим другом!

Дарг ничего не ответил.

— Сев?

— Не сейчас, Мирра… Пожалуйста, — коротко произнес он в ответ и снова замолчал.

На одно короткое мгновение наши взгляды все-таки встретились. В глубине серых глаз все еще таился отголосок недавно пережитого ужаса – ужаса от едва было не случившейся потери. Видеть это в глазах, обычно не ведающих страха, было странно… И от внезапного осознания того, что именно я оказалась причиной подобной слабости, мне вдруг стало очень и очень стыдно.

«Прости!» — мысленно прошептала я, крепче обвивая его шею руками и чувствуя, как мое сердце сжимается от сочувствия и раскаяния. — «Прости меня, Сев… Нелегко, наверное, когда твоя невеста – дракон?»

Оборотень не ответил, а только едва слышно вздохнул.

 

 

Сев отнес меня в покои Норраэль и оставил там в компании Лионы и Лиаренны, сославшись на какие-то срочные незавершенные дела.

— Не спеши сразу вскакивать на ноги после лечения, — все еще немного суховато сказал он, уходя. – Наберись сил, вечером они тебе понадобятся. Но как только почувствуешь себя лучше, сразу же отправляйся ко мне. Надо поговорить… Думаю, через час-полтора я освобожусь.

Спустя несколько минут после его ухода дверь снова отворилась, и в комнату вошла сама эльфийская чародейка. Увидев нас, тетушка ничуть не удивилась – видимо, успела по пути встретить своего Повелителя. Впрочем, вид огромного синяка у меня на боку все же заставил ее на время изменить привычному спокойствию.

— О боги! Где это ты так умудрилась?! – ахнула она, разглядывая расползающиеся по всему моему левому боку черные-бурые разводы, кое-где уже успевшие смениться бледной нездоровой желтизной. Судя по расцветке, синяк уже начал сам постепенно заживать под воздействием все еще активной драконьей крови, однако вид в целом по-прежнему оставался весьма непрезентабельный.  – Ты же вроде летать отправлялась?!

— Так она и летала, — вздохнув, ответила вместо меня Лиона. – И долеталась.

— Упала… Случайно, — пояснила я чародейке, едва заметно морщась, пока ее ловкие пальцы деловито ощупывали мой бок.

Завершив осмотр, Норраэль, не говоря ни слова, вышла в соседнюю комнату. Где-то через минуту она вернулась, на ходу ловко перехватывая поудобнее широкий увесистый поднос с какими-то подозрительно пахнущими склянками, который со стуком поставила на стол. От удара склянки на подносе жалобно звякнули, и по комнате немедленно пополз зловещий аромат чего-то едкого, отдаленно напоминающего смесь паленых перьев и перепревшей болотной тины. Лиона тут же недовольно наморщила нос, а Лиаренна настороженно принюхалась и задумчиво хмыкнула:

— Ого… Тяжелая артиллерия?

— Эй! Да ни к чему это всё, честное слово! – мигом сообразив, что к чему, горячо запротестовала я. – Все равно через полчаса и следа не останется!

— И зачем же нам ждать полчаса? – Норраэль уже невозмутимо откупоривала один из пузырьков. Запах болотной тины и перьев усилился, ясно давая понять, что участи пациентки-подопытной мне избежать не удастся. Я мысленно высказала богам свое сожаление о том, что не умею по желанию еще и отключать обоняние – и в конце концов смирилась.

— Ты бы в следующий раз поосторожнее была, дорогуша, — промурлыкала тем временем тетушка, начиная намазывать мне бок своей липкой и жутко вонючей мазью. – Так ведь и совсем разбиться недолго.

Мы с девушками молча переглянулись между собой, гадая, стоит ли посвящать чародейку в подробности сегодняшнего происшествия.

— Об этом можешь не волноваться, Норра, — осторожно отозвалась я, стараясь при этом благоразумно экономить дыхание. – Грейдеринг и Сев сегодня слегка разошлись во мнениях по поводу моей учебной программы. Так что теперь усовершенствование моих полетных навыков, э… приостановлено на неопределенный срок.

Тонкие пальцы Норраэль неожиданно замерли в воздухе над моим боком.

— Разошлись во мнениях? В смысле – они поссорились?!

— Ну не то чтобы поссорились… Хотя, боюсь, Грейдерингу теперь отказано от дома, если можно так выразиться.

— Мирра! Как ты можешь так спокойно об этом говорить?! – укоризненно нахмурила тонкие брови чародейка. – Раз Северриан выставил Грея из долины, значит он был по-настоящему зол!.. Разве ты не знаешь, что Повелителя перед Новолунием нельзя сердить ни в коем случае?!

С этими словами она принялась с удвоенной энергией втирать мазь в мой синяк, заставляя меня то и дело недовольно морщиться и кусать губы.

— Ну а вы с Северрианом? – снова строго спросила она, все еще не прекращая своей экзекуции. – У вас хоть все в порядке? Учти, Мирраэль, Стражу и Повелителю перед Новолунием ссориться нельзя вообще! Никогда! Последствия могут быть поистине непредсказуемыми! Так что если вы уже успели это сделать, то немедленно найди его и помирись… Немедленно!

— Боги, да не ссорились мы! – простонала я, уже жалея, что вообще связалась и с Норрой, и с ее жутким снадобьем. – И прекрати уже, наконец, меня так тереть, иначе синяков станет еще больше!

— А вот это уже вряд ли, — неожиданно спокойно заявила тетушка, в тот же миг убирая от меня руки. – Сама посмотри – и следа не осталось! Прямо хоть сейчас под венец!

При этих словах Лиона, не выдержав, тихо прыснула в кулачок. Лиаренна молча возвела очи горе и сжала губы – не знаю, возможно, чтобы не последовать ее примеру. К счастью, Норраэль ничего этого не заметила, слишком занятая запечатыванием обратно в пузырьки своих чудодейственных и ароматных снадобий.

— Очень смешно, — проворчала я, не глядя на них и при этом с удовольствием убеждаясь, что чародейка права. От синяка не осталось и следа. – Спасибо, Норра… А теперь, если вы не возражаете, я пойду и поищу нашего «разгневанного» Повелителя, — обратилась я к девушкам. – Лучше уж наблюдать за тем, как он якобы сердится, чем за тем, как вы двое веселитесь без всякой причины.

И, получив вслед еще одну порцию сдавленных смешков, вышла из комнаты.

 

 

К превеликой моей досаде, отыскать занятого делами Сева оказалось делом непростым – и утвердиться в этой мысли меня заставили следующие полчаса. В попытке представить себе, куда мог бы отправиться загруженный государственными хлопотами Альфа-лорд, я заглянула сначала в библиотеку и в кабинет, потом к Хирату и Телависе, затем постучалась к Таэлитте, заскочила на минутку к Грейну, со смущением столкнувшись в его спальне с какой-то невероятно рыжей и желтоглазой девицей, после чего снова побывала в библиотеке и даже, робко постучавшись, заглянула с порога в святая святых – собственную спальню Сева.

Сереброволосого оборотня нигде не было.

Звать я его пока не решалась – вдруг занят? – однако обойдя в бесплодных поисках почти половину альфа-дома, в конце концов сдалась. До Новолуния оставалось уже меньше часа – так или иначе, а скоро нам все равно пора будет встретиться. Придя к такому решению, я остановилась посреди коридора, по которому в этот момент шла, сняла с шеи медальон – и, глубоко вздохнув, мысленно потянулась во все стороны одновременно, надеясь, что тот, кому мой зов предназначен, услышит его и отзовется.

«Сев… Сев!.. Где ты?..»

«На крыше», — практически сразу же пришел ясный ответ. – «Поднимайся!»

Я засунула медальон в карман сарафана и отправилась на крышу.

Если бы еще несколько месяцев назад кто-нибудь сказал мне, что на крыше дома может быть по-настоящему интересно, я бы не поверила. Ну в самом деле, что хорошего может быть в иссеченных ветром башенных шпилях или в старой, выцветшей черепице, до белизны засиженной голубями? По крайней мере, именно таким было большинство известных мне крыш в Элдаре… Однако кровля даргианского Эль-Дааррона – а точнее, просторная каменная терраса, окаймленная широким парапетом и высокими башенками – была совсем не такой.

Начать хотя бы с того, что над ней всегда, даже в самый палящий зной, гулял свежий ветер. Создавалось впечатление, словно его появление здесь вообще никак не было связано с погодой – он словно жил прямо тут, на крыше, прячась от солнца в тени фигурных башен и каждый раз вылетая навстречу хозяевам, словно большой дружелюбный пес. Я, конечно, ни с кем не делилась своими наблюдениями, однако втайне подозревала, что без магии тут дело не обошлось. Впрочем, кроме ветра здесь было множество и других, не менее удивительных вещей, которыми заполнял огромное пространство террасы каждый из обитателей Эль-Дааррона, причем каждый – по собственному усмотрению. В самом центре террасы возвышалась высокая травертиновая беседка с изящной крышей, поддерживаемой доброй дюжиной тонких витых колонн. Внутри стояла пара удобных кресел и небольшой, но самый настоящий книжный шкаф. Это было убежище Кристакса – одного из самых старших альф, верного советника Сева, заядлого книгочея и ученого. Вокруг беседки, словно в каком-нибудь сказочном саду, в широких каменных чашах росло множество самых разнообразных цветов и растений, выращенных заботливой рукой Таэлитты. Здесь были и ярко-синие розы из имперских теплиц, и золотисто-зеленые болотные лилии с Топи, а по фигурным столбам беседки взбирались наверх ярко-красные побеги жароцвета, обильно усыпанные тонкими ярко-оранжевыми колокольчиками, искрящими на солнце не хуже пылающих факелов.

Чуть поодаль, рядом с северной башней, располагались предметы совсем иного характера. Здесь на массивных металлических стендах можно было увидеть едва ли не все виды оружия, когда-либо изобретенные искуснейшими мастерами Террана – луки, арбалеты, копья, булавы, протазаны, хорксы… Солнечный свет отражался от гладких, как зеркало, эльфийских клинков, скользил по полированной поверхности гнутых имперских сабель и терялся в матовой черноте глеф, выкованных у подножия Рууд-варака. Собирание оружия было совместным увлечением сразу троих обитателей альфа-дома – Хирата, Райса и Дорана.  Сказать по правде, здесь, наверху, находилась лишь малая часть заботливо собранной ими коллекции – остальное хранилось в доме, занимая собой целых три просторных зала в западном крыле Эль-Дааррона. После того, как эти заядлые коллекционеры попытались было отвоевать под свои сокровища еще и четвертую комнату, остальные обитатели дома не на шутку возмутились и дружно послали их… на крышу. Поэтому теперь эти устрашающие предметы украшали собой всю северную часть террасы, едва заметно отсвечивая на солнце бледно-зеленым маревом – это наложенные Норраэлью заклятия защищали коллекционный металл от сырости и непогоды.

Миновав цветник и беседку, я немного задержалась возле целой галереи искусных каменных скульптур – плодов творческого гения Артеи, самой молодой из кузин Сева. Крайнюю из статуй, изображавшую высокую стройную даргианку с кувшином на плече, по-хозяйски обвили до самого верха цепкие побеги плетущегося ведьминого волоса – это расположенный рядом садик с магическими лекарственными растениями, принадлежащий Норраэли, настойчиво пытался отвоевать себе побольше места под солнцем. Причем, битву эту он явно постепенно выигрывал, успев потихоньку расползтись во все стороны по террасе и уже на целую треть увеличив свою первоначальную площадь. При виде меня бархатные листья кошачьей мяты сразу же оживились и с шелестом затрепетали на ветру, а ястребок ветвистый тихо защелкал твердыми семенными коробочками, издали похожими на загнутые птичьи клювы. Я, не глядя, прошла мимо них и, повернувшись лицом к парапету, остановилась. Вид на долину отсюда открывался во всей своей красе. Мягкая зелень холмов, похожих на застывшие морские волны, тут и там уже была вызолочена горячим солнцем до соломенной желтизны и покрыта частой россыпью жилищ, садов и возделанных пашен. Махровое разноцветье лугов щедро перемежалось светлыми рощами, серыми лентами дорог и голубыми – рек… А на самом парапете, прислонившись спиной к стене угловой башенки, сидел сереброволосый оборотень. Заслышав мои шаги, он оторвал взгляд от расстилающегося перед ним пейзажа и оглянулся. Я подошла ближе и присела рядом с ним на нагретый солнцем камень.

— Ну как ты? – первым делом спросил Сев, внимательно и пытливо вглядываясь в мое лицо.

— Все в порядке, не волнуйся, — поспешила я заверить его. – Тетушкины способы лечения всегда дают сногсшибательный эффект… И пахнут, кстати, так же.

Оборотень коротко хмыкнул в ответ, соглашаясь.

— Да уж, это точно! – И снова замолчал.

Памятуя о том, что Сев будто бы собирался со мной о чем-то поговорить, я продолжала терпеливо ждать. Некоторое время мы так и сидели, не произнося ни слова, а потом он вдруг спросил:

— Мирра, почему ты не сказала мне, что Грейдеринг обучает тебя приемам воздушного боя?

По правде говоря, я немного удивилась его вопросу, однако совершенно честно ответила:

— Видимо, потому, что ты меня об этом не спрашивал… А что?

Однако оборотня такое объяснение не удовлетворило.

— Хорошая отговорка! – фыркнул он без малейшего намека на улыбку. – Как раз в духе твоего дракона… И это при том, что я еще до отъезда запретил ему продолжать эти опасные тренировки!

— Серьезно? – я приподняла бровь, слегка задетая его раздраженным тоном. – Что ж, в таком случае тебе стоило сказать об этом мне. Вот только ни один из вас почему-то не нашел для этого времени… Или ты думаешь, что я стала бы тебя обманывать? Зачем мне это?

Видимо, поняв, что на этот раз слегка перегнул палку, Сев тут же заметно сбавил тон.

— Нет… Прости. Я вообще-то не это имел в виду.

В ответ я успокаивающе положила ладонь на его локоть.

— Все в порядке. Теперь уже нет смысла беспокоиться об этом, – и, немного подумав, добавила. – Хотя, с другой стороны… Что плохого в том, чтобы уметь сражаться? Ну так, на всякий случай.

Оборотень коротко хмыкнул в ответ, а потом, снова взглянув на меня, вдруг снисходительно покачал головой.

— Мирра, это только ты можешь чему-то учиться «на всякий случай». Однако драконы никогда и ничего не делают просто так. И ничему не учатся «про запас»… И уж тем более никогда не обучают приемам боя таких молодых птенцов, как ты.

Он едва заметно нахмурился.

— По-твоему, Грейдеринг учил меня сражаться с какой-то определенной целью? – задумчиво уточнила я, догадываясь, что Сев на пустом месте тревожиться бы не стал. – Думаешь, он планировал втянуть меня в какие-нибудь междоусобные драконьи распри? – Однако тут же сама усомнилась. – Хотя… Какой драконам будет от меня прок? Я для таких дел слишком мелкая!

—  Я не знаю, — честно признался Сев. – Мысли драконов всегда было сложно прочесть, и одно это уже делает их для меня достаточно подозрительными… В любом случае, чтобы это ни было, мне это не нравится.

Он немного помолчал, а потом заговорил о другом.

— Кстати, до твоего прихода я как раз обдумывал планы на сегодняшний вечер. Мы с Рэйввеном уже все обсудили, и я попросил Хирата и Грейна подготовить все, что нужно для церемонии. Все будет торжественно, но довольно просто, тебе понравится… Ты ведь, надеюсь, еще не успела снова передумать?

— Нет. И не собираюсь, — невольно улыбнулась я.

— Вот и хорошо! – с неожиданным облегчением отозвался Сев. Неужели до сих пор сомневался? – Мне бы очень хотелось все-таки успеть почувствать себя мужем до того, как ты снова попытаешься сделать меня вдовцом.

— Ой, да ладно тебе! — Я немного виновато взглянула на него и легонько коснулась пальцами его ладони. – Все ведь обошлось? И уж впредь я буду осторожнее… Обещаю.

— Договорились, — он едва заметно улыбнулся. – В таком случае нам, пожалуй, стоит спуститься. Пора начинать готовиться к Новолунию – времени осталось совсем немного, и Норраэль вот уже несколько минут ищет нас внизу.

С этими словами он пружинисто соскочил с парапета и протянул мне руку.

— Кстати! — неожиданно вспомнила я, вкладывая пальцы в его ладонь. – Норра что-то такое упомянула, будто Повелителя нельзя сердить перед Новолунием. Что-то об ужасных последствиях… Это что – какая-то примета?

— Твоя тетушка любит предсказывать разные бедствия по поводу и без, — коротко усмехнулся оборотень, направляясь к лестнице и увлекая меня за собой. – Однако на этот раз дело не в приметах. Просто, когда Повелитель сердится или ссорится со своим Стражем, их сознания перестают действовать как единое целое – и тогда весь защитный эффект альфа-связи пропадает. Бывали, знаешь ли, в прошлом инциденты… Но поскольку к нам с тобой это не относится, опасаться совершенно нечего, поверь мне.

 

 

Мы спустились с террасы как раз вовремя, чтобы успеть к назначенному моменту достичь подножия Арбиса. До начала Новолуния оставалось всего ничего, и времени, чтобы переодеться, уже не оставалось. Не желая, тем не менее, показываться перед многолюдной толпой в мятом и местами вызелененом травой сарафане, я на ходу прошептала заклинание, превращая его в длинное белое платье с широкими рукавами. После чего покосилась на пыльную рубашку Сева и пришла к выводу, что ей тоже не место на подобной церемонии. А уж на последующей – тем более!

Наблюдая, как знакомая серая ткань на глазах превращается в белый эльфийский шелк, расшитый серебром, оборотень едва заметно усмехнулся.

— Могу предположить, что впечатлить Лиаренну своими новыми умениями ты уже успела.

— А как же, — с невинной улыбкой откликнулась я. – Было бы глупо упустить такую возможность. Правда, теперь она жаждет получить свое заклинание обратно, причем в улучшенном виде.

Сев бросил на меня искоса заинтересованный взгляд.

— Поделишься?

— Конечно, — беспечно откликнулась я. И вопросительно покосилась на оборотня. – А что? Думаешь, не стоит?

— Да нет, делись на здоровье, — невозмутимо пожал он плечами. – Но знаешь… После того, как она освоит это заклинание в совершенстве, не позволяй ей придумывать для себя наряды. Так, дружеский совет.

Мне тут же ужасно захотелось узнать, что же он имел в виду, однако спросить не успела. У выхода из Эль-Дааррона нас уже в нетерпении дожидалась Норраэль.

— Где вы оба пропадаете? – строго вопросила она, пытливо переводя взгляд с одного лица на другое. – Ну как настроение? Все в порядке?

— Не волнуйся, Норра, — невозмутимо отозвался Сев. – Вряд ли карающие небеса сегодня разверзнутся над Сорбронном… Ну, разве что в виде долгожданного дождя.

— Все шутки шутишь? — укоризненно отозвалась эльфийка, выразительно покачав головой. – Давайте-ка лучше поторопитесь! До Новолуния осталось не больше четверти часа, а вы еще внизу!

Не желая спорить с чародейкой, оборотень молча подал мне руку, я ее торжественно приняла – и началось наше долгое шествие. Сначала через площадь, мимо успевшей уже собраться многолюдной толпы. Потом по высоким каменным ступеням к подножью Арбиса и вверх – до самой вершины горы.

— Знаешь… это, конечно, весьма почетная обязанность и все такое прочее… — пробормотала я, добираясь, наконец, до вершины каменной лестницы. От жаркого солнца губы давно пересохли, а белое шелковое платье, к моей великой досаде, надежно прилипло к спине. – Но в такую жару это выглядит просто издевательством.

Вместо ответа более выносливый оборотень просто подхватил меня за талию, помогая преодолеть остаток пути.

— Согласен. При такой температуре очарование ритуала как-то теряется, — согласился он, перешагивая через внешнюю границу широкого каменного круга – фокуса Арбиса. – Я бы тоже предпочел сейчас оказаться где-нибудь в более приятном месте. Хотя… только здесь мы и можем попытаться как-нибудь исправить сложившуюся ситуацию, не так ли?

Он остановился в центре каменной площадки и обернулся ко мне.

— Ну что?.. Готова?

Я молча кивнула, становясь в фокус напротив оборотня, и протянула ему обе руки. Тот сжал мои ладони в своих – и, глубоко вздохнув, привычно прикрыл глаза, прислушиваясь к чему-то внутри себя. В ожидании момента, когда разум знакомо захлестнет потоком мыслей и образов, я невольно залюбовалась им – таким красивым и величественным в лучах клонящегося к закату солнца. В белом одеянии, с рассыпавшимися по плечам длинными серебристыми волосами, сейчас он, как никогда, походил на какое-то древнее прекрасное божество, возвышающееся посреди воздвигнутого в его честь храма. И очень скоро это божество станем моим настоящим мужем, невольно вспомнила я с замиранием сердца. В это было сложно поверить! Кто-то, конечно же, будет возражать против подобного союза… но какое мне до них дело, в конце концов?

Губы сереброволосого оборотня едва заметно дрогнули в улыбке. Я тут же вспомнила, что медальон перед ритуалом был отдан Норраэль, но в этот момент Сев уже предупреждающе сжал мои пальцы.

— Мирра, не отвлекайся, пожалуйста… Пора!

Новолуние началось.

Шквал чужих эмоций и чувств накатил на меня гигантской приливной волной, размывая границы между своим и чужими сознаниями, ошеломляя, лишая на время зрения и слуха… а потом снова схлынул, укрощенный уверенной волей своего Повелителя, подчиняясь ему и разливая строптивую горную стремнину ментальной энергии в спокойную равнинную гладь. Я вздохнула, вновь ощутив это огромное бескрайнее море чужих мыслей и желаний, мерцающее перед моим внутренним взором тысячами звезд – и уже привычно потянулась навстречу сереброволосому оборотню, доверчиво распахивая перед ним свое сознание и в ответ получая такой же искренний отклик…

В этот момент привычный ток энергий вдруг вскипел, вспыхнул незримым огнем, яростно и мощно вырываясь из привычного русла – и обрушился на нас обоих, словно гигантский кузнечный молот.

Я покачнулась от этого ментального удара, отозвавшегося в мозгу осязаемой болью, но все же ухитрилась кое-как устоять на ногах. А вот Сев внезапно резко вздрогнул, выпуская мою руку – и с мучительным стоном рухнул на колени, до хруста в костях сжимая в пальцах мою вторую ладонь. Налетевший неизвестно откуда порыв ветра неожиданно дико взвыл среди менгиров, завихрился, резко ударив в спину, и взметнул над плечами оборотня длинные серебристые пряди.

— Сев! – я испуганно обхватила его за плечи свободной рукой, пытаясь снова поднять на ноги, однако тот лишь глухо заскрежетал зубами в ответ, снова с силой стискивая мои пальцы – и со стоном согнулся в болезненной судороге.

В этот момент до меня вдруг дошло. Это не я устояла против удара – это Сев, разомкнув кольцо наших рук, вывел меня из-под действия Арбиса, и теперь в одиночку принимает на себя всю его взбесившуюся мощь! Я попыталась было снова схватить оборотня за руку, чтобы хоть немного ослабить обрушившийся на него удар, однако Сев неожиданно с силой оттолкнул меня прочь, с усилием разжимая негнущиеся пальцы и освобождая мою вторую ладонь.

— Прочь!.. Прочь из круга! – прохрипел он, незряче распахивая в пространство потемневшие от боли глаза.

И, внезапно рванувшись вперед, резко ударил меня плечом в грудь, из последних сил выталкивая за пределы кромлеха. От удара пролетев над каменным ободом внешней границы фокуса Арбиса, я упала у подножия одного из менгиров, однако тут же быстро вскочила, развернулась – и уже на выдохе снова рванулась к оборотню, расправляя над кругом широкие серые крылья.

Взмах… Другой… Я вцепилась когтями в плечи безвольно оседающего на камни дарга и тяжело взлетела вместе с ним над вершиной горы.

Теперь ветер выл среди камней почти без остановки. Измененному драконьему зрению с высоты полета неожиданно предстало совершенно невероятное зрелище. Вся вершина Арбиса казалась охваченной странным, будто призрачным пламенем, высоко взметающим в небо свои длинные сияющие языки. Каменный круг под нами полыхал чистым алым светом – невидимым обычным зрением, но почти ослепительным для «ока дракона».

А под горой…

Под горой огромная белесая змея – та самая, которую я уже столько раз видела раньше спящей – судорожно вздрагивала и корчилась в толще земли, словно охваченной тысячелетним сном твари снился кошмар.

— Яре Всесветлый! Сев, ты только взгляни на это!.. – ахнула я пораженно, обращаясь к сереброволосому оборотню.

Однако тот, провалившись в беспамятство, меня не слышал.

 

 

 

 

 


Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

Оставить свой комментарий

2013 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien