Глава 13. Поиски

        18 Февраль 2018

ОбложкаУчитывая, что хаосит сэкономил мне кучу времени, «вышвырнув» из своего леса, я решила не откладывать дело в долгий ящик. Добравшись до дворца и отпустив восвояси охрану, первым делом бросилась в комнаты жемчужин, спеша поделиться новостями. На мою удачу, обе они обнаружились в комнате Латийи – подруга сидела на кровати, а Дамира растянулась поверх покрывала, положив ей голову на колени. Девушки тихо переговаривались, пока пальцы травницы то и дело рассеянно перебирали черные волосы амазонки.
— Привет! – я влетела в комнату, заставив обеих девушек вздрогнуть от неожиданности и отодвинуться друг от друга. – Я его нашла!
— Кого? – растерянно хлопнула глазами Лати.
— Демона?! – быстрее сообразила Дамира.
— Именно! В общем, слушайте…
Я пересказала подругам все подробности сегодняшнего визита к хаоситу.
— Веселенькое дело! Значит, теперь этот глазастик хочет, чтобы ты ему нашла того, кто его вызвал? – задумчиво хмыкнула амазонка. – Мстить будет? Морду бить?
— Награду вытрясать, судя по всему.
— Не нравится мне это, — нахмурилась Латийя. – А вдруг это что-то такое, что демону отдавать нельзя? Не зря же колдун нарушил обещание.
— А ты думаешь, обычно черные маги сплошь порядочные люди? – скептически фыркнула я. – Может, он просто пожадничал. Или изначально не собирался выполнять обещанное… В любом случае, надо устроить им встречу, пусть сами разбираются.
— Хорошо бы посоветоваться с кем-то из специалистов, — вздохнула целительница.
— Лати, ты – гений! – улыбнулась я ей. – Бумага есть?
Через несколько минут два письма были готовы. Одно я подписала для Лиаренны – если подруга не знает ответов сама, то в ее распоряжении вся библиотека Эйтар-Ллориэнна. Второе адресовала профессору Фазиль-бею – у последнего был доступ ко всей литературе Коббе-Ренвина. Аккуратно выводя на бумаге его имя на тарси, я почувствовала короткий укол совести. Простите, профессор, что почти не вспоминала о вас в эти последние месяцы! Никогда раньше не считала себя ветреной девушкой, но… После нескольких недель знакомства с Самиром образы всех прочих мужчин, когда-либо нравившихся мне, как-то незаметно потускнели и стерлись из памяти.
Эта мысль заставила меня грустно улыбнуться. Жаль, что сама я не произвожу на шахтияра того же эффекта. За прошедшие несколько дней он даже ни разу не взглянул на меня, хотя я, как и прежде, каждый вечер сидела за столом прямо напротив него…
Щедро накачанные магией и оттого почти непрозрачные Вестники маленькими смерчами с шумом выпорхнули в окно.
Теперь мне нужно было увидеться с шахинэ.
— Девочки, мне необходимо воспользоваться телепортом. Брать с собой охрану, как велит обычай – чтоб его! – я, понятное дело, не планирую… Прикроете меня, если что?
— Иди уж, — вздохнула Латийя. И тут же шутливо шлепнула амазонку по бедру. – Вставай! Пойдем валяться в комнате Лионы. Как думаешь, если я Асму пока под тебя замаскирую, она очень расстроится?
— Из-за того, что ей придется пару часов побыть сахиб? – ухмыльнулась я. – Сильно сомневаюсь!
И, распахнув темный зев перехода, прямо из спальни подруги шагнула на знакомый балкон в Сахевдин-мо-Хаден.

 

На этот раз Рефейят-баши явилась значительно быстрее.
— Надо же, ты все еще жива! – вместо приветствия удовлетворенно заметила она. – И все так же пренебрегаешь законами, как я погляжу…
Тут шахинэ заметила на моей шее золотое колье сахиб, и изящные черные брови медленно поползли вверх.
— Даже спрашивать не буду, как тебе это удалось! – в конце концов задумчиво изрекла она.
— Вот и хорошо. Все равно у меня нет нормального объяснения.
— Хм… Ну и с чем пожаловала на этот раз?
Не теряя времени, я сжато пересказала шахинэ, чем закончились мои трехдневные поиски.
— Так призыватель – воин азурской армии, говоришь? – озадаченно нахмурилась она. – А какие-нибудь знаки отличия на его форме были?
— Учитывая, что она была грязная и рваная, не уверена. Кажется, на рукавах было что-то вроде трех красных продольных полос. Это считается?
— Да, — кивнула шахинэ. – Три полосы – значит, не ариф, а рахиб. Что-то вроде ваших… — она задумчиво поискала сравнение, — младших офицеров. Однако, если он все еще жив, то за четверть века наверняка дослужился до более высокого звания!
— Но ведь должны быть какие-то записи? Как-то же вы ведете учет своих вояк?
— Не имею представления, — пожала плечами шахинэ. – Армейская канцелярия не входит в сферу моих интересов. Но, возможно, Зеркало Оракула поможет нам в поисках нужного человека?
— Хорошая идея, – подумав, кивнула я. – Может, с его помощью проблема решится даже быстрее, чем мы ожидали. Идем, шахинэ!
Наивная… Уж не знаю, на что мы рассчитывали, но вредное Зеркало явно не собиралось облегчать нам задачу. Оно либо не хотело понять, что именно от него требуется, либо очень правдоподобно придуривалось. Последнее, кстати, вполне вероятно, потому что, когда после десятка вопросов у меня в конце концов лопнуло терпение, и я прорычала:
— Вот же упрямая стекляшка! Не хочешь показывать колдуна, подскажи хотя бы, как его найти?! – Зеркало тут же просветлело и в туманной серебряной глубине наконец-то проступило изображение.
На возникшей картинке было множество разных мужчин – все немолодые, явно за пятьдесят, многие с сединой в волосах. Единственное в видении, что их всех объединяло, кроме возраста – это была азурская военная форма. Потом картинка плавно сменилась, и в зеркале отразилась я.
Увидев показанный Оракулом образ, я застонала:
— Ты серьезно?! За «стекляшку» мстишь, да?!
Судя по гениальному замыслу вредного артефакта, мне предстояло провести долгие часы, беседуя по очереди с каждым из этих военных. Впрочем, одна интересная деталь все же привлекла мое внимание, заставив задумчиво хмыкнуть.
— Спасибо за подсказку, Оракул… Это действительно стоит попробовать!
— К сожалению, дитя, тут я тебе не помощник, — покачала головой шахинэ. – Титул матери наследника дает много привилегий, но не позволяет мне покидать дворец. Да и мое участие в поисках может привлечь слишком много ненужного внимания. Надо найти того, кто мог бы помочь тебе встретиться с этими военными, при этом не афишируя целей нашего поиска.
Она глубоко задумалась.
— Рефейят-баши, что ты думаешь о советнике шейршаха Гаданфар-бее? – неожиданно для самой себя спросила я.
— Гаданфар-бее? – удивилась шахинэ. – Хм… Насколько мне известно, он умен, в меру амбициозен и справедлив. Ревностно служит закону, но без педантизма. Шейршах высоко ценит его, но особо к себе не приближает, так как хафизбей Гаданфар служит не столько персоне, сколько стране, и не поддерживает сомнительных начинаний, даже если их автор сам шейршах… Лично я вообще удивлена, как ему удалось достичь столь высокой должности при дворе. С такими-то принципами, да еще в столь молодом возрасте… Но, видимо, он действительно хорош в свое деле! А что?
— То, что нужно, – задумчиво кивнула я собственным мыслям.
— Думаешь, он поможет? – прищурилась шахинэ. – С чего бы вдруг? И… откуда ты его знаешь? Ах да! Слышала, он недавно был в Иглис-Дакхалл с проверкой… Неужели успели пообщаться?
— Случай помог, — уклончиво отозвалась я. – Ты знала, что Гаданфар-бей – колдун?
— Нет! – удивилась шахинэ. – Впрочем, не интересовалась. Большинство талантливых и честолюбивых чародеев рано или поздно стекаются со всех концов Азура в столицу. Причем многие предпочитают не афишировать свои таланты. Особенно темные маги.
— Он как раз из таких.
— Понятно… Но ты-то как об этом узнала? – синие глаза шахинэ снова задумчиво сузились, изучая меня.
— Я же сказала – случай. В некотором смысле, именно он подсказал мне, где искать демона.
Кажется, мой ответ вызвал у шахинэ только множество новых вопросов, но усилием воли ей удалось их сдержать.
— Хорошо… Я свяжусь с Гаданфар-беем, — сдержанно кивнула она. – Приходи завтра в полдень, и мы встретимся с ним без свидетелей. Надеюсь, ты сумеешь найти веские аргументы, чтобы убедить его помочь нам.
— Я тоже надеюсь, шахинэ. Я тоже.

 

В результате мой вечер прошел в поиске доводов для склонения имперского советника к сотрудничеству. Основной дилеммой было – говорить ему всю правду или частично солгать? На всякий случай стоило хорошенько обдумать оба варианта. Углубившись в размышления, я практически не замечала ничего вокруг, в том числе и за ужином, а потому едва не пропустила момент, когда шахтияр вдруг резко встал из-за стола и, не говоря ни слова, покинул нашу девичью компанию. Едва он ушел, легкомысленный разговор, ровно журчавший над столом все это время, тут же прервался, и в помещении воцарилась напряженная тишина. Несколько минут женщины молча переглядывались между собой, потом Зафира повернулась к слугам, безмолвно стоящим вдоль стен, и властно скомандовала:
— Выйдите!
Зал опустел в мгновение ока. Остались лишь мы семеро, по-прежнему сидящие на своих местах.
— Итак, – снова заговорила Зафира. – Кто-нибудь объяснит мне, что происходит?
— А что ты хочешь услышать? – флегматично отозвалась Найраан, возвращаясь к содержимому своей тарелки.
Остальные, подумав, тоже вернулись к прерванному ужину. Похоже, шахтияр ушел так быстро, что никто из жен не успел даже толком поесть.
— Почему Самир-бей в последние дни такой злой, как… – азурийка замешкалась, не найдя подходящего слова.
— Демон? – подсказала ей Дамира.
— Эти ужасные западные манеры! – Зафира возмущенно зыркнула на нее. – Разве можно говорить подобное за столом?!.. Ферхи, Мэйхи! Разве вы не в курсе происходящего? Вы же главные жены!
— Может, в этом-то и вся проблема? – так же флегматично предположила Найраан. – Одна главная жена днями из комнаты не выползает. Другая, наоборот, во дворец только ночевать возвращается. С чего бы нашему господину быть довольным?
— Простите… — еле слышно пролепетала Мэйхи. И тут же, нежно позеленев, стала торопливо подниматься из-за стола, прижимая ладонь ко рту.
— Пойду с ней, — вздохнула Латийя, отодвигая тарелку с едой. – Совсем бедняжка замучалась. Каждый день тошнит, и ничего не помогает. У меня уже зелья заканчиваются, придется новые делать.
Мы остались за столом впятером.
— Ладно, с этой все понятно, — проговорила Зафира, глядя в след ушедшим девушкам. – Ну а ты, Ферхи? Что с тобой не так? Почему где-то днями пропадаешь вместо того, чтобы наряжаться и ждать своего господина? Разве так должна вести себя любимая жена?! Почему из-за тебя должны страдать остальные?!
— А ты сильно страдаешь? – я скептически вздернула бровь.
— Издеваешься?! – прошипела азурийка, почему-то понижая голос и с опаской косясь на вход. – Или забыла, что наш господин – колдун? Кто в здравом уме захочет испытать его гнев?! Ты-то чародейка, сможешь защититься, если что, а как быть остальным?! Нельзя быть такой эгоисткой!
Вот дурында, едва не фыркнула я. Но, вспомнив об осторожности, вовремя прикусила язык.
— Лучше не лезь ко мне, Зафира, — сухо предупредила въедливую азурийку. – Один раз ты уже вмешалась. Помнишь, к чему это привело?
— Угрожаешь мне?! – черные глаза сердито сверкнули.
— Нет. Просто рекомендую учиться на собственных ошибках.
— Так, спокойно, девушки. Спокойно, — миролюбиво проговорила Дамира. – Зафира, с чего ты вообще взяла, что Самир-бей зол? Может он просто устал…
— Да вы что, слепые все?! – снова возмутилась азурийка. – Он же почти ничего не ест третий день! Кто, как не я, может это знать?! Из-за стола уходит рано… почти не слушает, о чем мы говорим… Раньше такого не было!
— Может, заболел? – предположила Дамира, заставив меня почувствовать внезапный укол беспокойства. Вдруг с Самиром действительно что-то стряслось, пока я торчала в лесу?
— Может быть, — тихо проговорила Алия, до сих пор молчаливо слушавшая остальных. – Вчера ночью Самир-бей позвал меня к себе, но… — она смутилась, не зная, стоит ли с нами откровенничать. – В общем, ничего не было. В смысле, вообще… Вместо этого он попросил меня что-нибудь рассказать ему. А когда я ответила, что не знаю никаких историй, он внезапно рассердился и… И выгнал меня из спальни.
К концу рассказа тихий голос девушки практически сошел на нет.
— Надо же! – спокойно хмыкнула Найраан. – И со мной позавчера было то же самое. Я-то думала, что сама его чем-то разозлила, даже боялась, что проклянет…
Торопливо спрятав руки под стол, я сцепила их в замок, пытаясь унять внезапную мелкую дрожь. Вот оно что! Похоже, шахтияр уже вовсю ищет мне замену! Что ж, этого следовало ожидать… Хоть и не думала, что все произойдет так быстро.
— Да здоров ваш Самир-бей! – проговорила я вслух, с неприязнью глядя на остатки еды в тарелке. Аппетит внезапно пропал напрочь. – От пары дней воздержания еще никто не умер… Спокойной ночи!
И, покинув зал, молча отправилась к себе.

 

Ночь выдалась тошнотворно долгой. Кажется, впервые в жизни я чувствовала себя так одиноко в собственной постели. Мысли то и дело возвращались к нашему разговору за ужином, к мрачному Самиру с его загадочным «недугом», к нашим с ним прежним ночным беседам… Боги, отчего-то мне ужасно их не хватало сейчас! Никогда бы не подумала раньше, что такое невинное развлечение может стать вдруг чем-то настолько важным для меня… А еще все больше и больше хотелось увидеть самого Самира. Просто наваждение какое-то!.. Но упрямая гордость шептала, что это глупо, что амид уже ищет себе другую рассказчицу-альмею, и мне стоит просто скорее забыть о нем… И я старательно гнала прочь тревожащие мысли, пытаясь сосредоточиться на том, что готовил грядущий день.
Кое-как поспав в итоге и равнодушно поковыряв завтрак, с помощью Асмы я привела себя в порядок, закрыла лицо вуалью и отправилась на встречу с шахинэ и Гаданфар-беем.
К моему удивлению, Рефейят-баши привела советника прямо на балкон. Там я их обоих и обнаружила, выйдя из телепорта и практически налетев на оказавшегося слишком близко мужчину.
— Добрый день, Ферхи-сахиб! – с иронией приветствовал тот, поддержав меня под локоть и не дав тем самым упасть прямо на него. – Как добралась?
— Без конфузов твоей помощью, Гаданфар-бей, — вырвалось у меня прежде, чем я сделала шаг назад под пристальным взглядом Рефейят-баши. – Приветствую, советник! Шахинэ!
Губы азурийца дрогнули в едва уловимой усмешке, однако тут же вернули лицу серьезное выражение.
— Рефейят-баши сказала, что тебе, сахиб, удалось за эти дни добраться до демона, — сразу же перешел он к делу, чуть удивленно вскинув брови. – Это отчаянно смелый поступок для столь молодой женщины. Я впечатлен!
Я скептически глянула на него снизу вверх. Похвала прозвучала так снисходительно, будто из уст древнего старика, хотя самому Гаданфару было вряд ли больше тридцати пяти даже с учетом того, что он колдун… Что ж, по крайней мере, эту часть моей вдохновенной речи теперь можно было смело опустить.
— Да, хафизбей, я…
— Тебе нужна моя помощь, сахиб, я уже понял, — снова перебил он меня, кивнув. – И какая же?
На секунду я даже растерялась от такой стремительности. Разговор с Гаданфар-беем явно проходил по какой-то слишком уж укороченной схеме! Шахинэ что, уже все рассказала ему сама? Или этот человек просто не привык тратить время на разговоры? Но тогда чего ради, скажите на милость, я потратила целый вечер на поиски нужных слов?!
Видимо, правильно истолковав мой взгляд, имперский советник сдержанно улыбнулся.
— Прости, если слишком забегаю вперед, сахиб. Но не будь тебе нужна моя помощь, нас обоих здесь сейчас не было бы… Я прав?
— Прав, — смиряясь, вздохнула я. – Разумеется, прав, Гаданфар-бей.
— Твой талант схватывать на лету самую суть впечатляет, хафизбей, — неожиданно пришла мне на помощь шахинэ. – Но, быть может, все-таки дашь девочке самой все объяснить?
— Разумеется, — коротко кивнул тот. – Слушаю тебя, сахиб!
Мысленно поблагодарив шахинэ, я пересказала-таки советнику наш диалог с хаоситом. Надо сказать, Гаданфар был удивлен самим фактом того, что с демоном оказались возможны переговоры. Информацию же о призывателе выслушал крайне внимательно.
— Будет нелегко найти его спустя столько лет, — задумчиво побарабанил пальцами по перилам балкона. – Хотя попытаться можно. По крайней мере, он явно все еще жив и служит в армии… Магический поиск пробовали? – обернулся он к шахинэ.
— Пробовали, — поморщилась та. – Я не знаю, что он за чародей, но его сил хватает, чтобы отбить любое поисковое колдовство.
— Хм… Значит, придется действовать обычным способом.
— Это мы тоже уже знаем.
— У меня вопрос, Гаданфар-бей, — снова вклинилась я в их диалог, понимая, что при всех своих достоинствах наша короткая беседа имеет один существенный недостаток. – Прежде чем мы продолжим, хотелось бы кое-что прояснить. Мы, конечно, сами к тебе обратились и все такое… Но, скажи, по какой причине ты вдруг так легко согласился помочь? Извини, конечно, но ты – советник шейршаха Сабура, а я – супруга шахтияра Самира. И отношения у этих двоих… сам знаешь.
Давать этим отношениям более конкретную характеристику я поостереглась.
— Твоя осторожность разумна, сахиб, — без тени усмешки кивнул советник, легко уловив суть вопроса. – Хоть и удивительна, поскольку сочетается с безрассудной смелостью. Причина проста. Я не собираюсь помогать ни шахтияру Самиру, ни шейршаху Сабуру. Я хочу помочь народу Седжванта. Седжвант – часть Азура, которому я служу. А правители, сахиб… — Гаданфар-бей неожиданно усмехнулся, – они меняются.
За его спиной шахинэ безмолвно изобразила жест, означающий что-то вроде «я же говорила».
— Хорошо, — кивнула я. – Тогда полагаюсь на тебя, Гаданфар-бей. Я тоже хочу помочь народу Седжванта.
И обезопасить свой дом, добавила мысленно.
— Тогда – за дело! – сдержанно улыбнулся советник.

 

Уж не знаю, чем именно воспользовался Гаданфар-бей – колдовским ли даром, даром ли убеждения – но, когда на следующий день мы снова встретились втроем на том же месте, он продемонстрировал нам с шахинэ официальное письмо на гербовой бумаге с печатью самого шейршаха.
— Этот документ позволяет предъявителю производить смотр действующей армии на всей территории Азура, — пояснил он на наши вопросительные взгляды. – Теперь я официально уполномочен шейршахом на проведение документальных и прочих ревизий в любой воинской части. Основание – проверка пригодности к службе тех воинов, чей возраст превысил пятьдесят лет.
— Гениально! – не удержавшись, воскликнула я. – То есть… Как тебе это удалось, Гаданфар-бей?
— Секрет, — уклончиво отозвался тот. И едва заметно улыбнулся. – Но за похвалу – благодарю, сахиб.
Шахинэ следила за нашим диалогом с подозрительно-задумчивым видом.
— Когда начнете?
— Поскольку документ у нас, не вижу смысла откладывать, шахинэ, — коротко поклонился ей советник. – Сегодня утром я уже взял на себя смелость проверить дворцовую охрану, однако в ней не оказалось ни одного воина старше сорока. Поэтому предлагаю начать с городской стражи, а потом перейти к воинским частям за пределами столицы… Сейчас только полдень, мы еще можем многое успеть.
— Хорошо, — коротко кивнула она. – Приступайте.
— Однако прежде я должен спросить, — Гаданфар-бей снова обернулся ко мне. – Как во всем этом собираешься участвовать ты, сахиб? Будет странно, если во время проверок меня будет сопровождать женщина. К тому же – чужая жена… Может, стоит замаскировать тебя под одного из моих помощников?
— Благодарю, хафизбей, — улыбнулась я, мельком оглядываясь на Рефейят-баши. – Но у нас с шахинэ уже есть идея на этот счет. Просто подожди здесь немного…
Мы со свекровью вместе вошли в покои почившего шейршаха Биршета, оставив советника в одиночестве на балконе. Здесь меня уже ждала сложенная стопкой одежда – длинное платье-балахон и шелковый шарф для волос. Точно такой же наряд носила та жрица в Махрибе – и именно так выглядела я сама в видении, которое соизволило показать нам Зеркало Оракула. Сняв с лица вуаль, я быстро принялась переодеваться. Рефейят-баши молча стояла рядом, с задумчивым выражением наблюдая за моим нехитрым перевоплощением.
— Будь осмотрительна, — негромко проговорила она вдруг. – Помни, теперь ты – сахиб моего сына.
— Что? – я удивленно обернулась к ней, выглядывая сквозь вырез балахона, который как раз надевала. – О чем это ты, шахинэ?
— Ни о чем, — недовольно буркнула она, отводя взгляд. – Просто напомнила.
Надев платье, я распустила волосы, переплела в две простые косы и повязала поверх шарфом, позволив концам свободно лежать на плечах. Теперь в глазах окружающих я ни чем не отличалась от обычной храмовой служительницы.
Когда мы снова вышли на балкон, Гаданфар-бей в первую секунду буквально остолбенел, уставившись на меня.
— Гениально! – в конце концов, прищурившись, выдал он. – Большинство воинов, особенно немолодых, достаточно религиозны и охотно откроют перед жрицей то, чего никогда не расскажут представителю власти! Ну а причину, по которой меня сопровождает хиби, я уж как-нибудь придумаю.
Его взгляд при этом не отрывался от моего лица. Точно, сообразила я, он ведь раньше еще не видел меня без вуали. По крайней мере, при свете дня… Мельком оглянувшись на Рефейят-баши и заметив мрачный взгляд, устремленный ею на мужчину, я начала понимать, что она имела в виду тем своим недавним замечанием об осторожности. Пфф! Она что, серьезно?! Да мне проблем с одним азурским многоженцем хватает с головой! Некогда мне тут еще романы заводить!
— Тогда начнем? – бодро предложила я, снова обернувшись к советнику. – И кстати, как мы будем добираться туда, куда нужно? Я-то в незнакомое место телепорт открыть не сумею…
Гаданфар-бей молча коротко усмехнулся и кивнул. За его спиной неожиданно заклубился густой алый туман. Это что, телепорт по-азурски?
— Прошу! — советник сделал приглашающий жест рукой.
Точно. Телепорт.
Выйдя из тумана, мы оказались в переулке у городской стены, где находился западный ангварат – что-то вроде штаб-квартиры местной городской стражи. Всего таких ангваратов, по словам советника, в столице было четыре, по одному на каждые городские ворота. Ну а дальше большую часть работы Гаданфар-бей взял на себя. Я же просто тенью следовала за ним, пока советник объяснялся с офицерами, изучал документы, вызывал людей, с которыми хотел побеседовать, и перебрасывал нас к следующей штаб-квартире. Дело двигалось медленно, ждать порой приходилось долго – некоторые из нужных людей были либо на дежурстве, либо вообще в увольнительной. В итоге мы потратили целый день, выяснив лишь одно – того, кого мы ищем, в этом городе нет.
— Что ж… по крайней мере, Девалет теперь можно исключить, — спокойно заметил Гаданфар-бей, когда мы покинули последний ангварат и углубились в безлюдный проулок, чтобы оттуда вернуться обратно во дворец.
Несмотря на то, что день клонился к закату, выглядел советник довольно бодро. Словно это не он только что несколько часов кряду делал запросы, изучал списки, спорил с офицерами и прочее, прочее, прочее… Он, наверное, железный, не иначе! Лично я, просто присутствуя при всем этом, уже просто с ног валилась от усталости. А ведь мне даже почти ни с кем беседовать не пришлось. Совсем потеряла форму с такой праздной жизнью.
— Представить боюсь, сколько времени у нас займут подобные поиски… — пробормотала я, вспомнив показанную мне Зеркалом Оракула многочисленную толпу мужчин в форме. А ведь за сегодняшний день мы встретились в лучшем случае с десятком таких!
— Без паники, сахиб, — невозмутимо отозвался советник. – Наша проблема была в непродуманной организации поиска. Но я уже учел свои ошибки. Помнишь запросы, что я рассылал сегодня? Вернувшись во дворец, я разошлю еще несколько. Завтра к утру у меня будет полный перечень нужных людей и частей, к которым они приписаны. Вот увидишь, еще пара дней – и таинственный призыватель окажется в наших руках.

 

Мне и впрямь хотелось надеяться, что уверенность Гаданфар-бея в своих способностях окажется не просто словами. И советник в очередной раз меня удивил.
— Вот, сахиб. Я же говорил… – на следующее утро он продемонстрировал мне аккуратно составленный список, где не просто значились имена военных, но еще и названия местностей, части, где служили ветераны, а так же их точное число с указанием имен и возрастов. Да у меня конспекты в Университете никогда не были настолько подробными!
— Ты действительно неподражаем в своем деле, Гаданфар-бей! – с чувством сказала я.
— Не спеши хвалить меня, сахиб. Дай сначала найти колдуна, а уж потом я с удовольствием выслушаю все твои похвалы.
Мы опять встретились с ним на балконе в Сахевдин-мо-Хаден. Сегодня мне уже не пришлось переодеваться – я надела наряд хиби еще дома, чтобы вновь не тратить время на перевоплощение. Шахинэ сегодня с нами не было. Ну и хорошо. После вчерашних ее взглядов и намеков мне совсем не хотелось снова чувствовать себя так, будто я намеренно нарушаю кучу азурских правил и обычаев.
Гаданфар-бей открыл свой алый портал, и мы вместе шагнули в клубящееся марево…
Эта воинская часть – по-азурски, фидаят – была далеко за пределами Девалета. Слева река, справа степь, впереди небольшой городок на пару тысяч человек.
— Я решил начать с тех частей, где ветеранов поменьше, — пояснил мне свой выбор советник. – Так мы сможем охватить за сегодня побольше мест… И помни, хиби, — усмехнулся он, глядя на меня, — не тереби свои косы, не повышай голос и почаще поминай Шьямалала.
— Не повышать голос? – удивилась я, вспомнив скандальную хиби из Махриба. Но, поймав строгий взгляд азурийца, покорно вздохнула. – Слушаюсь, хафизбей.
И честно попыталась войти в образ.
Что сказать?.. Это выдался непростой день. Мне пришлось играть роль, о которой я знала лишь из собственного короткого общения с махрибской жрицей да инструкций, полученных от Гаданфар-бея. Кроме того, каждый раз, беседуя с солдатами, мне приходилось включать на полную свое эльфийское чутье, чтоб суметь распознать при встрече тщательно замаскированного колдуна. Некоторые из вояк действительно обладали слабыми магическими способностями, но… не более того. В основной же массе суровые воины и впрямь оказались весьма религиозными и набожными людьми. Так что после первого десятка выслушанных от них откровений меня уже всерьез начала мучить совесть за вынужденный обман.
— Не терзай себя, сахиб, — заметив мое состояние, посоветовал Гаданфар-бей во время перехода к следующему фидаяту. – Ты не делаешь ничего плохого. Напротив, даешь этим людям возможность высказаться… Поверь, именно это им на самом деле и нужно.
Уж не знаю, насколько был прав советник, но после его слов мне действительно стало легче. Правда, я все же пообещала себе, что, когда все закончится, обязательно заеду в храм Шьямалала и попрошу жриц помолиться за всех тех, с кем мне пришлось сегодня говорить… Ну и за себя заодно извинюсь.
Мы успели посетить еще два фидаята к тому времени, как я почувствовала, что отчаянно нуждаюсь в перерыве. Солнце еще висело в зените, было безветренно и жарко, мне ужасно хотелось есть и хотя бы немного передохнуть. Выйдя за пределы очередной проверенной воинской части, Гаданфар-бей снова открыл телепорт, однако меня в него почему-то не пустил. Вместо этого усадил под деревом, наказал сидеть тихо и ненадолго исчез. Удивившись, я тем не менее не стала спорить, а расслабилась, рассеянно разглядывая городок на склоне холма – фидаят находился как раз за его стенами. Вскоре Гаданфар-бей вернулся, неся с собой небольшую корзинку фруктов и объемный сверток, в котором оказались тонкие круглые лепешки с завернутыми в них жареным мясом и свежими овощами.
— Что это? – с интересом спросила я, невольно принюхиваясь к соблазнительным запахам, источаемым этими золотистыми рулетиками. – Пахнет вкусно!
— Это футлак. Блюдо, которым славится провинция Джавдет, — отозвался с улыбкой Гаданфар-бей, протянув мне одну из лепешек. – Не слыхала о таком прежде, сахиб?
— Я в Азуре не так давно, — пожала плечами, осторожно откусывая от края ароматной лепешки. – Многого еще не знаю.
— И откуда же ты?
— С запада, — ответила коротко, не желая излишне откровенничать перед ним. Он и так слишком пристально разглядывал мое лицо весь день, заставляя жалеть, что нельзя закрыться вуалью.
— Как попала в Азур?
— Случайно.
По губам имперского советника скользнула понимающая улыбка. Гаданфар был неглуп и прекрасно разгадал мое желание держаться от него на расстоянии.
— Ты боишься меня, сахиб?
— А должна? – я пытливо сощурилась, изучая его из-под ресниц.
Азуриец тихо рассмеялся и задумчиво покачал головой.
— Нет, ты все-таки удивительно похожа…
— На кого? – быстро спросила я, радуясь возможности сменить объект обсуждения.
— На мою жену.
Вот как! А советник-то, оказывается, женат! И наверняка не единожды.
— На которую из?
— На самую первую, — неожиданно мягко улыбнулся он. – Самую любимую. Упрямую, своенравную и отчаянно смелую. Совсем как ты, сахиб.
— И как же ее зовут? – с интересом спросила я.
— Сафийя. «Полная жизни». В этом имени – вся ее суть… Веришь ли, Ферхи-сахиб, эта женщина в свое время добавила немало седых волос сначала своему отцу, а потом и мне! – я скептически покосилась на иссиня-черную шевелюру Гаданфар-бея, однако тот был уже полностью поглощен мыслями о другой. – И на лошадях в юности скакала, как сумасшедшая, и на саблях дралась… И даже чуть не сбежала из дома, когда ее отец поначалу не пожелал одобрить наш брак! Что поделать, она – дочь раида, а я тогда был простым служащим… А еще, провинившись, она так же виртуозно строила мне глазки, как и ты своему мужу, сахиб.
В голосе Гаданфар-бея послышалась затаенная грусть. У меня забрезжила догадка.
— Значит, она?..
— Умерла. Шесть лет назад. Мой брат до сих пор не может простить мне, что из нас двоих она выбрала меня. Того, кто не смог ее сберечь… Ну, а я за эти годы так и не выбрал себе новую сахиб. Некоторых женщин просто невозможно никем заменить.
— Надо же… я думала, для азурских мужчин все женщины одинаковы, — еле слышно пробормотала я.
Однако советник услышал.
— Закон предписывает нам относиться ко всем своим женам с равной теплотой и заботой. Наверное, это справедливо. Однако сердце, увы, не желает признавать подобного равенства. Можно быть заботливым мужем для многих, но по-настоящему любить и желать лишь одну. Единственную.
Я задумчиво притихла, забыв о еде.
— Он не сделал бы тебя сахиб, если бы не любил, — проницательно заметил Гаданфар-бей, наблюдая за мной. – Тем более – после того, как ты нарушила все законы гарема…
Тихо вздохнув, я отломила еще кусочек лепешки. Много ты понимаешь, имперский советник…
— Что там у нас следующее по плану, Гаданфар-бей?
Тот, похоже, ничуть не удивился смене темы. Невозмутимо сверился со списком.
— Следующий фидаят находится в провинции Миджар. Хм… Думаю, тебе это будет интересно, сахиб! Командующий этой части, раид Джангир-бей, тот самый человек, который когда-то первым обнаружил лесного демона в Седжванте.
— Правда? – новость действительно была любопытной. – Тогда нам определенно стоит с ним встретиться!
И я снова продолжила играть свою роль хиби.

 

В фидаяте нас встретил сам раид и, проводив в отведенное нам помещение, предоставил советнику доступ к документам, а мне – возможность побеседовать с местными защитниками. К моему удивлению, здесь оказалось очень много служащих-ветеранов. Как пояснил на мой вопрос Гаданфар-бей, эта часть находилась далеко от границ империи, место было тихое, и сюда ссылали всех старых вояк, которые еще могли управляться с оружием, но от которых уже было мало проку в настоящем бою.
Я беседовала с каждым из тех, кто желал облегчить свою совесть или просто пообщаться со жрицей, задавала ненароком наводящие вопросы и выведывала их прошлое. Мои глаза изучали их лица, выискивая старые шрамы, а эльфийское чутье опять работало на полную мощность, пытаясь распознать спрятанного под заклятиями черного колдуна. Однако время шло, а результат был по-прежнему нулевой. День медленно клонился к закату, и я все больше ощущала себя выжатой, как лимон. Неужели и этот день снова пройдет впустую? Нет, не то чтобы я так уж сильно рассчитывала на быстрый успех, но… Судя по сердитому взгляду Самира вчера за ужином, чье-то терпение в отношении постоянно отсутствующей бродяжки-сахиб стремительно истощалось.
Чувствуя себя разбитой и опустошенной, я уже была готова позвать Гаданфар-бея и попросить его перенести меня обратно во дворец. Похоже, с местными ветеранами мы на сегодня закончили, последнюю четверть часа я провела в одиночестве. Завтра придется продолжить поиск в другом фидаяте… Правда, теперь в успех почему-то верилось гораздо меньше.
За стеной послышались чьи-то тяжелые шаги. В комнату вошел командующий, раид Джангир-бей. Мы успели перекинуться сегодня всего парой слов, пока он размещал нас в своих владениях, но потом его отвлекли, и поговорить так и не удалось. Я устало подняла глаза на воина. Черные волосы без проблеска седины были аккуратно собраны на затылке серебряным зажимом, оставляя свободными лишь несколько тонких прядей на висках. На спокойном смуглом лице мужчины было на удивление мало морщин. А ведь он, должно быть, тоже уже далеко не молод, раз сумел обнаружить демона четверть века назад… Сколько ему? Сорок пять? Сорок семь?
— Устала, хиби? – сочувственно спросил он, глядя меня от дверного проема. – Сегодня тебе пришлось выслушать много разных историй.
Говорить не было сил, так что я молча кивнула, продолжая разглядывать моложавое лицо раида. Несмотря на возраст, тот оставался по-прежнему очень красивым мужчиной. Было в его лице что-то такое… Думаю, многие женщины до сих пор заглядывались на него. А еще он мне очень кого-то напоминал. Однако усталый мозг уже никак не мог сообразить, кого.
— Если ты пришел поговорить со мной о чем-то, Джангир-бей, я тебя с удовольствием выслушаю, — собравшись с силами, кротко кивнула, вновь натягивая на себя личину хиби. И машинально включила то, что осталось к этому времени от моего эльфийского чутья…
По измученным нервам хлестануло так резко и жестко, что едва не опрокинуло с кушетки, на которой сидела.
— Что с тобой, хиби?! – надо мной встревоженно склонился подбежавший раид.
Воздух вокруг него, казалось, гудел от внутренней мощи. И как только я раньше этого не почувствовала?! Торопливо отключая чутье и ставя дополнительный блок, я схватила раида за руку, борясь с головокружением. Боги, не дайте отключиться сейчас, когда я так близко!.. Взгляд цепко скользнул по черным как смоль волосам офицера. Под свободно выпущенными прядями на виске белел тонкий изогнутый шрам.
— Ты хотел мне что-то сказать, раид? – прошептала я.
— Да, хиби, — неуверенно отозвался он, глядя на меня. – Но если ты себя плохо чувствуешь…
— Просто дай мне пару минут, Джангир-бей. И воды.
Пока он ходил за водой, я успела немного прийти в себя, и к моменту возвращения раида уже вполне могла нормально соображать. Видимо, среагировав на нашу суету, из соседнего помещения в комнату заглянул Гаданфар-бей. Ничего не объясняя, я взглядом попросила его выйти. Удивленный советник молча послушался, но теперь, я в этом не сомневалась, был настороже.
— Как ты, хиби? – обеспокоенно спросил меня Джангир-бей, забирая пустой стакан.
— Все в порядке, раид. Вода придала мне сил. Кажется, ты хотел мне что-то сказать?
— Да, но… — командующий замешкался. Похоже, моя так некстати накатившая слабость перебила его и без того неуверенный настрой на откровенность. – Думаю, об этом можно поговорить в другой раз.
Вот еще! Не хватало только, чтобы до следующего раза он успел окончательно передумать!
— Это что-то серьезное? Ты хотел в чем-то покаяться, Джангир-бей? – мягко проговорила я, осторожно беря его за руку. Раид вздрогнул, удивленно посмотрев на меня сверху вниз. То ли потому, что хиби так обычно не делают, то ли потому, что я попала в точку.
— Да… хиби.
— В том, что вызвал древнего демона в наш мир? – мой вопрос прозвучал так же кротко, но раид отшатнулся, точно от удара. На его лице отразилось изумление пополам с ужасом.
— Как ты?!..
За его спиной бесшумно вырос Гаданфар-бей. Значит, слышал. Воздух коротко полыхнул разрядом, вокруг колдуна вспыхнул замкнутый алый контур, заключая того в невидимую тюрьму. Лично я не сомневалась, что с его-то силой он легко мог разорвать эти путы, но… Джангир-бей продолжал неподвижно стоять в алом кольце. А потом вдруг медленно опустился передо мной на колени.
— Я не знаю, хиби, как ты об этом узнала. Но в последнее время эта ноша и впрямь стала слишком тяжела для меня. Выслушай, прошу, а потом суди… И да поможет мне Шьямалал!

 

 

        Рубрика: Обо всем понемногу      

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

К записи "Глава 13. Поиски" оставлено 6 коммент.

  1. Евгения:

    И традиционно… Новая глава! )))

  2. Galina53:

    как-то быстро обнаружился «должник»!
    точно, какая-то каверза с этим долгом демону!!!
    спасибо! ждем…

    • Евгения:

      Да уж, для моих обычных историй поиски получились очень даже быстрые ))
      Автор набирается опыта, герои становятся расторопнее ))

  3. Элина:

    Спасибо! Ждем, что же дальше, и что там с неоплатой долга…

  4. Ирина:

    Евгения, спасибо за новую главу. Что же наобещал офицер много лет назад демону.

Оставить свой комментарий

2018 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien