Глава 15. Победители и побежденные

        16 Март 2018

ОбложкаЧто сказать, господа? Азарт – великая сила!.. Разумеется, он согласился.
Дабы не афишировать перед окружающими то, что мы собрались сделать, было решено провести поединок где-нибудь за пределами территорий дворца. Без лишних свидетелей. Уж не знаю, что подумали арифы у ворот, когда мы с Самиром вдвоем молча проехали мимо них, покидая еще дремлющий Иглис-Дакхалл, но вопросы задавать не осмелились. Ниже по течению реки, в нескольких лидах от дворца, нашлось как раз подходящее место – ровная просторная лужайка недалеко от заброшенной деревни. Может быть, когда-то здесь была площадь, где собирались на праздники жители селения, но сейчас, по прошествии четверти века, все давно заросло травой.
— Так говоришь, приготовила целый список желаний? – ухмыльнулся Самир, спешиваясь на краю луга и оборачиваясь ко мне.
Я послушно соскользнула с седла в подставленные им руки и кивнула, спокойно встречая насмешливый синий взгляд. Смейся, смейся, харембей. Посмотрим, кто будет хихикать последним… Словно прочтя мои мысли, в глубине глаз амида на секунду мелькнуло задумчивое выражение.
— Может, огласишь свои требования заранее?
— Зачем?
— Ну, — он пожал плечами, все еще не убирая рук с моей талии. – Может, узнав их, мне захочется сразу же сдаться.
— Очень сомневаюсь, — хмыкнула я. – Даже не надейся избежать поединка, Самир-харембей! Или, может… ты уже испугался?
В синих глазах тотчас вспыхнули опасные огоньки.
— Глупая женщина! Если я чего и боюсь, то только случайно навредить тебе!
— Вот насчет этого точно не переживай, амид, – фыркнула я, осторожно высвобождаясь из его рук. – Лучше о себе побеспокойся.
Честно говоря, я немного лукавила. Вы когда-нибудь сражались с не-магом, окутанным таким количеством магических щитов, что мне и создать-то столько не под силу? Да к тому же – видящим бросаемые в него заклятия? Вот и я нет… Чую, наша памятная тренировка с Дамирой скоро покажется мне детской шалостью.
Впрочем, пара идей, как решить эту проблему, у меня все же имелась.
Мы остановились в центре лужайки на расстоянии нескольких шагов друг от друга.
— Даю тебе последний шанс одуматься, Ферхи… — предупреждающе произнес Самир, выразительно положив ладонь на рукоять меча, пристегнутого к поясу. Вторая рука мягко легла на кинжал, пристегнутый у другого бедра.
Я лишь молча усмехнулась, позволяя проявиться в руке сияющему росчерку длинной энергетической плети.
— Только Хлыст? – вопросительно нахмурился он, глядя на мою вторую руку. – Тебе не кажется, что ты себя слегка переоцениваешь, сахиб?
Верно. Моя левая рука оставалась пока свободной. Обманчиво свободной, я бы сказала, но об этом моему супругу знать было не обязательно. Кожу слегка покалывало от наложенного защитного заклятия – энергозатратная штука, конечно, однако объяснять потом окружающим, почему я вся такая исцарапанная, тоже не хотелось.
— Нападай, Ферхи, — обреченно вздохнул Самир, поняв, что вразумить меня не удастся. – Ты же не ждешь, что я стану атаковать тебя первым?
— Как скажешь, мой господин.
Плеть бело-голубым всполохом рассекла утренний воздух, просвистев перед самым лицом шахтияра. Тот даже не вздрогнул. Крепкие нервы, однако! Алая вспышка мгновенно активизировавшегося щита встретила Хлыст на подлете, заставив отскочить и бессильно опасть на траву, не причинив жертве никакого вреда.
Так я и думала. Идеальная защита… Шахинэ – молодец!
— Я же говорил, что это плохая идея, — покачал головой Самир. – Может, лучше сразу огласить перечень моих пожеланий, и закончим на этом?
— И как ты только стал амидом с таким-то характером, Самир-харембей? – я насмешливо пощелкала языком и сделала несколько шагов в сторону в попытке обойти «противника». – А как же выдержка и терпение, столь необходимые воину?
— Это ты на меня так плохо влияешь, — проворчал он, зорко следя за моими перемещениями вокруг себя.
Я молча улыбнулась. Так, а теперь снизим мощность Хлыста до минимума… Еще меньше. Еще… Вот так. Плеть, бледно мигнув напоследок, исчезла из виду.
— Это не поможет, Ферхи, — сообщил мне со вздохом Самир, словно несмышленому ребенку. – Я все равно ее вижу.
— Правда? – я картинно вскинула брови. – Ну… тогда смотри внимательно.
Видимый магическим зрением Хлыст снова взмыл в воздух. Раздался короткий свист, и на черном шелке шаровар амида в просвете между сапогами и подолом халата появился длинный тонкий разрез. Самир вздрогнул – то ли от боли, то ли от неожиданности – и удивленно воззрился на аккуратно располосованный шелк. Но кто удивился больше, так это я сама, потому что вздрогнула вместе с ним. Словно это меня ударили… Так, Лиона, ну-ка возьми себя в руки! Это же поединок, в конце концов!
— Как ты это сделала?!
— Секрет, — чуть натянуто усмехнулась я. – Никогда не недооценивай противника, Самир-амид.
На самом деле никакого секрета тут не было. Да, Самир был неуязвим для атакующих заклятий, но при этом прекрасно поддавался магии целительства и иллюзиям. Это означало, что чары, не несущие угрозы для жизни, щиты вполне пропускали. Оставалось лишь подобрать правильную мощность заклятия, при которой магическая защита сочтет его безвредным. А дальше… только ловкость рук и никакого мошенничества, господа.
— Может, мне сразу огласить перечень моих желаний, и закончим на этом, Самир-амид? – невинно осведомилась я, отвлекая его тем самым от разглядывания пореза.
Мужчина медленно поднял на меня взгляд. Синие глаза задумчиво сощурились, губы тронула едва заметная ухмылка.
— Я тебя понял, Ферхи. Никогда не недооценивай противника. Спасибо за напоминание.
Вот на этом-то наше взаимное расшаркивание разом и закончилось.
Выпущенные амидом на волю клинки замелькали вдруг с такой скоростью, что я только диву далась. Раньше меня удивляла скорость Дамиры? Кажется, скоро я совсем разучусь удивляться! Этот мужчина двигался так, словно у него в роду были оборотни, не иначе. Несколько раз мне еще кое-как удалось достать его, попортив рукав халата и немножко покромсав подол, однако быстро сделав выводы, Самир кардинально изменил тактику. Убедившись, что для меня его оружие в принципе безвредно, он, кажется, с видимым облегчением выдохнул и… принялся безостановочно кружить вокруг, сверкая на солнце лезвиями клинков и ловко уворачиваясь от Хлыста. Время от времени он приближался, легонько касался меня острием меча и снова отскакивал на безопасное расстояние. А отскакивать приходилось, и довольно резво! Потому что каждый раз, когда его меч оставлял очередную прореху на моих шароварах или жилетке, я немножко расстраивалась и начинала швыряться в него боевыми импульсами. Ну а почему нет? Вреда-то никакого… В общем, примерно через час стало ясно, что наш так называемый «поединок» медленно превращается в банальное состязание на выносливость. Что произойдет раньше – Самир устанет махать мечом, превращая мою одежду в лохмотья, или же я исчерпаю весь свой магический резерв?
— Может, все-таки скажешь, чего хочешь, Ферхи? – видимо, придя к такому же выводу, в конце концов спросил меня шахтияр, снова ловко уклоняясь от Хлыста. – Каков твой список требований?
Вид у Самира был уже довольно потрепанный. Ему-то самому мои боевые импульсы вреда не причиняли, чего не скажешь об одежде. Как выглядела я, было даже страшно представить. По сравнению с той кучей дыр, в которую превратились сейчас мои шаровары и жилетка, даже наряд для первой брачной ночи и то выглядел вполне целомудренно. Хорошо хоть, кроме нас здесь никого нет… Один плюс – мой откровенно провокационный вид явно отвлекал Самира от поединка, и за последние полчаса мне удалось достать его уже не раз и не два, о чем свидетельствовали темные влажные пятна, выступившие на рукавах и штанах. Жалко его, конечно…Но потом ведь сама и вылечу.
— Отчего ж не сказать? Скажу, – бодро отозвалась я, ускользая от его выпада. – Требование первое. Я остаюсь твоей сахиб со всеми вытекающими отсюда правами и привилегиями. Второе. Ты наконец-то выслушаешь меня и только после этого будешь делать выводы. Третье. Ты не будешь останавливать меня и позволишь закончить начатое, даже если это покажется тебе опасным.
— Ты была права, — обдумав мои слова, высказался Самир, все еще не прекращая попыток меня достать. – Твой список не вызывает желания сдаться. В частности – последний пункт. Боюсь, я просто не могу проиграть тебе, Ферхи!
Я лишь пожала плечами.
— Ну а твой список желаний?
— Заинтересовалась? – усмехнулся Самир, ловко уворачиваясь от очередного импульса. – Что ж, изволь! Требование первое. Ты остаешься моей сахиб со всеми вытекающими обязанностями, включая супружеские. Второе. Покидать дворец будешь только вместе со мной или в сопровождении дюжины арифов, не меньше. Третье – забудешь про демона, а к Хеллиджер-Аги больше даже не приблизишься. И четвертое…
— Есть еще и четвертое? – удивилась я, делая мысленно заметку, что явно поскромничала.
— А как же? – подмигнул Самир, и что-то в его глазах подсказало мне, что этот четвертый пункт нравится ему больше всего. – Четвертое – ты станцуешь для меня, сахиб. И не просто какой-нибудь невинный танец, а так чтобы сердце замерло от страсти. Чему-то же вас учили в гареме отца? Вот и продемонстрируешь мне свои таланты.
— За сердце-то не боишься? – я выразительно вскинула бровь, пропуская выпад и обзаводясь еще одной дырой на шароварах.
— Это оправданный риск, — по его губам скользнула предвкушающая улыбка. – Я хочу увидеть, как ты танцуешь, Ферхи… для меня.
— Увы, амид. Твой список тоже не вызывает желания сдаться. В частности – третий пункт. Похоже, я тоже не могу проиграть тебе.
— Боюсь, у тебя нет выбора, Ферхи, — синие глаза на красивом лице неожиданно хищно сверкнули.
А в следующее мгновение я вдруг поняла, что все это время Самир сражался явно не в полную силу. Астарот возьми, вот же хитрец! Если мы продолжим, скоро мне не хватит резерва даже на простейшую иллюзию, чтобы прикрыть потом нашу наготу… С этим надо было срочно что-то делать!
Коротко крутанув левым запястьем, я выбросила руку вперед. Паутинка, старое доброе эльфийское заклинание, с самого начала поединка невидимо дремавшее на моем предплечье, слетело с руки и устремилось к своей жертве. Я успела заметить, как глаза шахтияра на мгновение удивленно расширились, когда липкие нити коснулись его тела… а уже в следующую секунду, выронив меч, он плашмя рухнул на траву, коротко прошипев сквозь зубы какое-то азурское ругательство.
— Как?! Как ты смогла это сделать, коварная дочь Ибриса?! – прорычал мужчина, сверкая на меня глазами и катаясь по траве в попытке высвободиться из пут тонкой, но крепкой волшебной Паутинки. Напрасные усилия!
— Лучше побереги силы, Самир-бей, — посоветовала я, подходя ближе и с интересом наблюдая за его попытками освободиться. – Тебе ведь еще мои условия выполнять…
— Что это за чары?! Почему я их не заметил?!
— Видишь ли, в этом и заключается основной пробел в твоих знаниях о магии, амид. Малочисленность эльфов в Азуре привела к тому, что ты не научился видеть многие их заклятия. В частности – такие, как это.
Сообразив, что его усилия ни к чему не приводят, Самир в конце концов успокоился и, перевернувшись на спину, подозрительно уставился на меня снизу вверх.
— И что же в нем особенного? Как тебе удалось снова обмануть мою защиту?
Я, не удержавшись, улыбнулась.
— Дело в том, Самир-бей, что это заклинание совершенно безвредно. Его используют эльфийские матери, чтобы удерживать от глупостей своих малолетних непоседливых детишек.
Синие глаза недобро сузились под нахмуренными бровями, впившись в мое лицо.
— То есть меня, амида азурской имперской армии, ты сейчас спеленала, как какого-то эльфийского младенца?!
Судя по выразительному взгляду, у амида азурской имперской армии просто руки сейчас чесались хорошенько меня отшлепать. Пожалуй, не буду пока торопиться выпутывать его из этой штуки.
— Ну почему же младенца? – я пожала плечами. – Помнится, моя бабушка частенько подвешивала меня в этой штуке на дерево и в более старшем возрасте… Лет до двенадцати, честно говоря.
— Как же я ее понимаю! – процедил распластавшийся на траве Самир, не сводя с меня мрачного взгляда. И, немного подумав, уже спокойнее спросил: – Ты ведь с самого начала это планировала? У меня не было ни единого шанса, да?
По его губам скользнула кривая усмешка.
— Что ж так долго тянула? Посмеяться хотела или просто посмотреть, на что я способен?
— И на что способна твоя защита, — не став отпираться, кивнула я. – Теперь я за тебя спокойна, амид. Ты действительно силен! Это у меня не было бы ни единого шанса против тебя, не воспользуйся я своей уловкой. Думаю, демону тебя тоже не достать, если только ты сам не сунешь голову ему в пасть… Что, впрочем, будет проблематично за отсутствием таковой. В смысле, пасти.
— Так ты его видела? – черные брови снова сошлись на переносице, а в глазах на миг мелькнула тревога.
— Да, амид. И не только видела, но и говорила с ним… Впрочем, все по порядку. Ты ведь все равно должен меня теперь выслушать, амид.
Обойдя лежащего на земле мужчину, я, немного подумав, уселась ему на ноги. Синие глаза шахтияра изумленно расширились. Кажется, амид просто опешил от такой дерзости.
— Прямо здесь?! Ибрис! Женщина, ты что, совсем страх потеряла?!
— А что-то не так, Самир-харембей? – я невинно похлопала глазами. – Земля теплая, трава мягкая, а главное – никто не отвлекает. Идеальная обстановка!
Если Самир и не разделял моего мнения на этот счет, гордость не позволила ему спорить с победителем. Посверлив меня с минуту негодующим взглядом, он тяжело вздохнул и, немного поерзав подо мной, лег поудобнее.
— Хорошо… Слушаю тебя, Ферхи.
— Итак. После того, как я обнаружила, что ты, Самир-бей, не совсем тот, за кого себя выдаешь…
Это получился довольно длинный рассказ. Шутка ли, целая неделя, до краев насыщенная событиями! Шахтияр слушал внимательно – впрочем, как и всегда – и в его лице постепенно сменяли друг друга тревога, удивление и задумчивость. Надо сказать, сидеть на поверженном противнике мне надоело довольно быстро. В конце концов я тоже растянулась на траве рядом с ним, одной рукой подпирая голову, а другой оживленно жестикулируя. Привычка, что тут еще скажешь… Самир тоже заметил мой маневр, но ничего не сказал, только молча улыбнулся одними глазами, продолжая слушать детальный отчет. Ну а я, продолжая рассказывать, незаметно распутывала свою Паутинку. В конце концов, почувствовав себя свободным, шахтияр тоже повернулся на бок и подпер голову рукой, машинально отзеркаливая мою позу. Заметив это, я на секунду сбилась с мысли и запнулась. Или, может, виной тому стало внезапное осознание, что теперь расстояние между нашими лицами не так уж и велико, и я чувствую его дыхание на своей коже? Наклонись он чуть ближе, его губы вполне могли бы коснуться моих…
— И что было дальше? – мягко спросил Самир, заметив, что я замолчала.
Его пристальный взгляд по-прежнему не отрывался от моего лица. Мне подумалось вдруг, что, вполне возможно, он прекрасно понимает, что творится в моей голове. Боги… до чего же неловко-то!
— В общем-то все, — я пожала плечами, отчего-то избегая сейчас встречаться с ним взглядом. – Мы с Джангир-беем условились, что встретимся снова, когда придет время отправиться в Хеллиджер-Аги, но конкретную дату не оговаривали. А потом я потеряла сознание от усталости, и Гаданфар-бей принес меня домой.
Долгое время Самир молчал, видимо, обдумывая услышанное. Я терпеливо ждала реакции, отчего-то все больше нервничая из-за его затягивающегося молчания. Бездна, ну скажи же уже хоть что-нибудь!
— Знаешь, Ферхи, очень тяжело быть мужем такой женщины, как ты… Действительно. Очень трудно.
Я медленно подняла глаза, чувствуя, как внутри меня все замирает. О чем это он говорит? Разве не обещал, что я останусь его сахиб?
— Нужно иметь не только железное терпение, чтобы сносить твой упрямый характер, но и стальные нервы, чтобы не сходить с ума от беспокойства, когда ты пускаешься в свои авантюры, пусть и для общего блага… Или же участвовать в них вместе с тобой.
Уголки его губ едва заметно дрогнули в намеке на усмешку, хотя в глазах, устремленных на меня, еще таилась тень беспокойства.
— Значит… ты все-таки позволишь мне завершить начатое? – на меня накатило облегчение.
— А у меня есть выбор?
Чувствуя, как губы против воли растягиваются в улыбке, я торопливо помотала головой. Самир вздохнул и философски пожал плечами.
— Значит, решено… Ну что, я выполнил твои требования, Ферхи?
— Почти. Осталось четвертое.
Я села на траве и повернулась, задумчиво глядя сверху вниз на лежащего рядом мужчину.
— Четвертое? – черные брови удивленно взлетели. – А разве было четвертое?
— А как же? – хитро прищурилась я. – У тебя ведь оно было!
— Ах вот оно что… Ну и что же ты хочешь, сахиб?
Чуть подавшись вперед, я склонилась над ним, разглядывая вблизи порядком замурзанное смуглое лицо над воротом искромсанного халата. Единственным чистым пятном во всем его облике сейчас оставалась разве что маска. Уверена, сама я выглядела еще ужаснее, но в данный момент это не имело никакого значения.
— Удиви меня, Самир.
— Что? – его взгляд с трудом оторвался от моих губ, оказавшихся сейчас слишком близко к его собственным. В глубине синих глаз мелькнуло удивление пополам с растерянностью.
— Удиви меня, — шепотом повторила я, глядя на него. – Знаю, в гаремах обычно женщинам приходится быть изобретательными, но… сделай это для меня, Самир. Не знаю, что именно. Но так, чтобы сердце замерло.

К тому времени, как, залечив царапины и придав себе более-менее приличный вид, мы наконец вернулись домой, день перевалил хорошо за полдень. На обед мы, конечно же, опоздали. Я ждала, что Самир начнет беззлобно ворчать на меня по этому поводу, как обычно, когда ему что-то не нравилось, но тот молчал. Шахтияр вообще был странно задумчив всю обратную дорогу до Иглис-Дакхалл. Вот и сейчас, молча проведя меня за руку в свои покои мимо всех арифов и слуг, он лишь коротко приказал Рахиму принести нам еды и снова погрузился в молчание.
Пожалуй, это была самая тихая наша совместная трапеза за всю историю знакомства. Нет, нельзя сказать, что Самир игнорировал меня – напротив, его взгляд то и дело обращался ко мне, изучая и словно что-то оценивая и прикидывая. Однако вслух при этом он не произносил ни слова.
В конце концов у меня попросту закончилось терпение.
— Ну? Скажи же хоть что-нибудь! – отложив недоеденную булочку с сыром и специями и чувствуя, что аппетит окончательно пропал, я сердито уставилась на мужчину.
— Ты наелась?
— Да!
— Тогда ступай к себе.
— И все?!
— Хочешь чего-то еще? – его невозмутимости мог бы позавидовать сам Шьямалал. – Позвать Рахима?
— Нет!
Моему возмущению не было предела. Вот же невыносимый тип! Я потратила кучу времени, придумывая, как пробиться сквозь его броню отчуждения – и еще недавно казалось, что все удалось! А теперь он снова превращается в бесчувственную глыбу льда!
— Тогда иди к себе, Ферхи. У меня еще много дел.
Вспомнив вдруг, что из-за меня ему пришлось отменить все свои сегодняшние планы, я заставила себя немного поумерить негодование. Ладно. Разберусь с этим вопросом позже, а сейчас надо хотя бы привести себя в порядок…
Асма, все это время ожидавшая меня в покоях, встретила мое возвращение с радостью и облегчением, хоть и пришла в ужас от внешнего вида, когда я сняла с себя иллюзию. С причитаниями всплеснув руками, девушка тут же взялась за дело. Ванна, массаж, расчесывание, притирания… Быстро разомлев под ее ловкими и умелыми ручками, я в конце концов, кажется, даже задремала. Во всяком случае, из сладкой нирваны меня вырвало только деликатное покашливание Рахима, появление которого удивительным образом прошло мимо моего сознания.
Убедившись, что я наконец-то заметила его присутствие, маленький слуга молча с поклоном протянул мне небольшой свиток, перевязанный алой лентой. Я с удивлением приняла его и развернула.
«Приходи в мои покои сегодня вечером, когда на небе появится первая звезда. Я все еще должен тебе одно желание».
Глядя на это короткое послание, написанное твердым размашистым почерком, я почувствовала, как мои губы сами собой непроизвольно растягиваются в улыбку. Он помнит! А мне-то показалось, что, погрузившись в свои размышления и заботы, Самир уже обо всем забыл!
— Чем сейчас занят твой господин, Рахим? – меня разобрало любопытство.
— Прости, сахиб, не могу сказать, — маленький слуга поклонился, как мне показалось, пряча усмешку. – Иначе, боюсь, мне отрубят голову.
— Ого! – не сдержавшись, я рассмеялась. – Что ж, не будем рисковать такой ценной головой! Спасибо, Рахим. Передай Самир-бею, что я непременно приду.
И, дождавшись, когда тот уйдет, в предвкушении обернулась к служанке.
— Асма, милая, постарайся! Сегодня я должна быть просто неотразима!

Стоит ли говорить, что впервые в жизни появления первой звезды я ждала с таким нетерпением. Уж не знаю, чем именно собирался меня удивлять мой супруг, но любопытство – страшная сила!
И вот, наконец, я стою перед входом в его покои. Во всем длинном коридоре ни единой живой души. Уж не знаю, то ли слуги сами попрятались, то ли по приказу Рахима, но создавалось впечатление, будто эта часть дворца совершенно необитаема. Приоткрыв дверь, я тихонько шагнула через порог. В первой же комнате было непривычно светло, все лампы горели в полную силу, а почему – стало понятно, стоило мне опустить глаза на пол. От порога вглубь покоев шахтияра вела тонкая дорожка из белых лепестков роз. Прямо у моих ног лежал небольшой свиток, перевитый алой лентой – точная копия недавно врученного мне Рахимом.
«Ищи красные лепестки».
Хм, уже интересно. Нигде в обозримом пространстве не было ни одного красного лепестка, и только у самого входа во внутренние покои белые лепестки постепенно сменялись бледно-розовыми. Осторожно пройдя по цветочной дорожке, я с любопытством откинула занавес, заглядывая в кабинет. Здесь по полу тоже стелилась такая же дорожка, медленно меняя цвет с бледного на ярко-розовый. И снова ни одного красного лепестка. Уловив, тем не менее, основную идею, я усмехнулась и медленно пошла вперед, уже внутренне ожидая увидеть красные лепестки в спальне где-нибудь в районе кровати… Мужчины!
Ан нет! К моему удивлению, спальня действительно тоже была усыпана лепестками, но красных среди них не было. Озадаченно обойдя пустую кровать, я огляделась и наконец-то заметила несколько красных лепестков у самого выхода на балкон. Любопытно… Медленно приблизившись к выходу, я откинула тонкую занавесь и шагнула под открытое ночное небо.
Ночь сегодня выдалась удивительно тихой и звездной, ни единого ветерка. Прямо под моими ногами от спальни к перилам балкона тянулась тонкая дорожка из темно-красных бархатных лепестков. Как я смогла так легко рассмотреть в темноте их цвет? Очень просто, потому что по обе стороны от дорожки двумя яркими цепочками огней сияли маленькие самодельные светильники-дэхи, рассеивая мрак и настойчиво намекая, что идти мне предлагается только в одном направлении – к перилам. Сделав еще несколько шагов вперед, я вопросительно оглянулась. Где же Самир?
— Не оборачивайся, — приглушенный низкий голос, раздавшийся за моей спиной, заставил вздрогнуть от неожиданности. – Просто иди по лепесткам.
И я пошла. Дошла до перил, опустила глаза вниз и… застыла в немом удивлении. Под балконом, там, где еще днем зеленел сад, сияло звездное небо! То есть, конечно же, это по-прежнему был сад, но сейчас на траве, на земле, на ветках деревьев всюду мерцало множество маленьких, почти крошечных дэхи, создавая впечатление, будто внизу, как в воде, отражаются звезды. Прямо передо мной, на гравийной дорожке, пересекающей сад слева направо, ярко горела высокая тонкая красная свеча.
— Как красиво… – прошептала я, глядя на эту живую россыпь огней в самодельных светильниках.
Вот, чем сегодня был так занят мой муж! Вот, о чем не пожелал рассказывать верный Рахим! В том, что приготовил для меня Самир, не было ни единой капли магии, ни одного заклинания, все было создано только его собственными руками и фантазией – и от этого было лишь еще более драгоценно… Переполненная эмоциями, я обернулась, чтобы отыскать его взглядом.
И в этот момент в ночной тишине вдруг зазвучала флейта.
Чистые высокие звуки заструились над садом, сливаясь в прекрасную чарующую мелодию, заставляющую сердце невольно сжиматься от сладкого томления и неясной грусти. В этой музыке было все – знойный покой летней ночи и тихий шелест ветра в листве, трепет тайных надежд, ожидание любви и щемящая тоска по несбыточному…
Я стояла и слушала, не смея даже дышать. Взгляд, наконец, различил в сумраке в дальнем углу балкона темный мужской силуэт. Самир сидел на перилах, оперевшись спиной о стену, и играл на садуке. Заметив мое движение в его сторону, он на секунду прервал игру, делая останавливающий жест.
— Нет! Просто слушай… И смотри вниз.
Я покорно вернулась к перилам и снова стала смотреть на огоньки под балконом, вслушиваясь в волшебные переливы мелодии. Тонкая красная свеча на дорожке к этому времени уже практически догорела. И в тот момент, когда ее огонек уже должен был погаснуть, гравий вокруг нее неожиданно вспыхнул. Пламя метнулось по дорожке в обе стороны, следуя за линиями, тонко вычерченными на земле зажигательным порошком, и огненной кистью вычерчивая надпись. Вернее, имя… Мое имя! Не азурское прозвище, которым наградил меня играющий сейчас на садуке мужчина, а настоящее, хоть и написанное на тарси.
Лиона.
Я прижала ладонь к груди и застыла, глядя на пылающую внизу надпись, в попытке справиться с внезапно нахлынувшими эмоциями. Глупо, наверное, но почему-то именно осознание того, что Самир знает и помнит мое настоящее имя, действительно заставило сердце замереть. От радости. От благодарности. От…
— Самир!
Повернувшись, я шагнула в сумрак за пределы цветочной дорожки и огоньков. Музыка тотчас прервалась.
— Не подходи.
— Почему? Я почти не вижу тебя отсюда…
— Так и задумано, — в низком грудном голосе слышалась скрытая чуть горьковатая усмешка. – Я сейчас без маски. При всех своих явных достоинствах она все же мешает играть на садуке.
Я остановилась, раздумывая, стоит ли сейчас игнорировать его просьбу, разрушая тем самым чарующее волшебство момента.
— Хорошо. Тогда сыграй мне еще… Пожалуйста.
Он молча кивнул и снова поднес флейту к губам. Новая мелодия, еще более прекрасная, чем первая, зазвучала в ночном мраке. А я медленно подняла руки к волосам, вынимая из них шпильки и позволяя тяжелым прядям упасть на плечи. Прошептала короткое заклинание, заставляющее побежать по рукам крошечные колдовские огоньки, заставляющие кожу мягко светиться и мерцать в ночной темноте, и… начала танцевать. Этот танец был не из тех, которым нас учили в гареме. Это был один из тех танцев, что танцуют эльфийки в предпоследнюю ночь месяца Уиненна перед тем, как на Буковой Поляне зазвучит Муинн-ле-Тэнз – Лунный Танец, навеки соединяющий судьбы влюбленных. Раньше я видела, как танцуют его другие девушки, чтобы без слов рассказать возлюбленным о своих чувствах. Теперь же я танцевала его для Самира.
Нежная мелодия на мгновение сбилась, нарушая свой музыкальный рисунок, а потом, будто спохватившись, зазвучала снова, но теперь уже более легко и ритмично. А я все кружилась и изгибалась под звуки этой музыки – руки плели свои узоры, рассыпая с кончиков пальцев мерцающие искры в сумрак ночи – и практически чувствовала кожей, как мужчина, играющий в темноте на флейте, не сводит с меня горящего взгляда.
Музыка закончилась внезапно, словно порвав невидимую струну. Я замерла в танце, медленно опуская руки и вопросительно оборачиваясь к музыканту.
— Довольно, — голос Самира звучал хрипло, словно слова давались ему с трудом. – Остановись, Ферхи.
— Почему? – я сделала шаг к нему.
— Остановись!
Но я его больше не слушала. В сумраке, разгоняемом лишь светом дэхи и гаснущим мерцанием моей кожи, было видно, как он бесшумно соскакивает с перил и отворачивается, торопливо нашаривая рукой маску, лежащую тут же рядом, на стойке балюстрады. Пара секунд, и вот уже передо мной снова лицо, наполовину скрытое серебром.
— Какая же ты упрямая… – в приглушенном голосе слышался мягкий упрек.
— Почему ты прервал игру? Я ведь танцевала для тебя, как ты и хотел.
— Потому что было слишком тяжело просто смотреть, — чуть помолчав, неожиданно честно ответил он. – Ты действительно заставила мое сердце замереть. И не один раз… Еще немного, и оно бы просто остановилось.
Мягко улыбнувшись, я преодолела последний шаг, разделяющий нас, и положила ладонь ему на грудь. Мне показалось, что Самир едва заметно напрягся от моего прикосновения.
— Что ты делаешь, Ферхи?
— Проверяю, все ли в порядке с твоим сердцем.
Он поспешно накрыл мою руку своей, словно собираясь убрать ее. Но потом вдруг замер и, видимо, проиграв самому себе в какой-то внутренней борьбе, неожиданно еще крепче прижал ее к груди. Его свободная рука скользнула мне за спину, притягивая меня ближе, и я послушно прильнула к мужчине, чувствуя на лице его горячее дыхание.
— Я дам тебе еще пару мгновений, айджаным, — хрипло прошептал он, медленно наклоняясь ко мне. – Останови меня, если хочешь. Но учти… если промедлишь, больше такой возможности у тебя не будет!
Вместо ответа я медленно протянула вторую руку и осторожно сняла с него маску.
Вздрогнув от неожиданности, Самир резко отшатнулся и замер, напряженно вглядываясь сквозь сумрак в мое лицо. Чувствуя, как его пальцы начинают медленно и неохотно соскальзывать с моей талии, я привстала на цыпочки, обняла его и настойчиво потянула к себе, вынуждая вновь наклониться. Мои губы мягко коснулись его правой скулы, заставляя мужчину вздрогнуть и удивленно затаить дыхание, пробежались по щеке и медленно соскользнули к уголку рта. Не скажу, что я такой уж мастер поцелуев, но, похоже, мне все же удалось донести до него, чего именно я добиваюсь. Поначалу недоверчивый ответный поцелуй очень быстро стал смелее и жарче, настойчивее и требовательнее, и в конце концов полностью захватил мои губы, заставляя раствориться в волнующих ощущениях и полностью выметая из головы все мысли. И лишь когда мне уже всерьез стало не хватать воздуха, Самир наконец неохотно оторвался от моих губ. Даже в неверном свете дэхи мне было видно, как сияют от счастья его глаза.
— Помни, женщина, — прошептал он, легко подхватывая меня на руки. – Я давал тебе шанс!
И решительно направился в сторону спальни.
Ощутив мгновенный укол паники от осознания неотвратимости того, что должно сейчас произойти, я лишь крепче вцепилась в его плечи, обтянутые тонкой тканью халата.
— Эй, – робко пискнула, когда, бросив меня на кровать, он склонился ко мне с потемневшим от страсти взглядом. – Ты же знаешь…
— Знаю, — с улыбкой прошептал Самир, на мгновение прижимаясь лбом к моим волосам и ласково гладя меня по щеке. – Я знаю, родная… Ничего не бойся.
И тогда, как ни странно, я действительно успокоилась и расслабилась, полностью доверившись его рукам и губам. И, признаюсь, не пожалела об этом ни единой секунды! Уж не знаю, что там насчет сотни способов прикасаться к женщине, которыми, по словам Рахима, владел мой супруг, но те способы, которыми он прикасался ко мне, были поистине восхитительными! Его руки и губы, казалось, были одновременно повсюду… Растворяясь в непривычных головокружительных ощущениях, я забыла обо всем на свете, кроме бережных рук и ласковых губ прекрасного удивительного мужчины, который держал меня сейчас в своих объятиях.
— Айджаным, любовь моя… — шептал он, ни на миг не переставая покрывать поцелуями мое тело. – Я боялся, что утратил тебя навсегда! Как безумец, пытался найти твои черты в других женщинах… но разве можно заменить ту, по которой тоскует душа? Поклянись, любимая, что никогда не оставишь меня!
— Никогда… – шептала я в ответ, выгибаясь навстречу его ласкам и чувствуя, как в ответ на дразнящие прикосновения его рук внутри меня разгорается настоящее жаркое пламя. – Даже не надейся теперь, муж мой, что тебе удастся от меня избавиться!
Это была просто удивительная ночь. По-настоящему волшебная. И не было ни страха, ни боли, ни разочарования – ничего, что могло бы ее омрачить. Только страсть двух сплетенных разгоряченных тел, сливающихся воедино, искренность ласк, жар объятий и щемящая нежность признаний друг другу…
Уже на рассвете, обессиленно лежа в объятиях мужа после долгой бессонной ночи, я смотрела в его лицо, освещенное серым светом начинающегося утра, гладила по щеке и тихонько улыбалась.
— Что? – заметив улыбку, он приподнял бровь и, поймав мою руку, принялся медленно, по одному, перецеловывать каждый палец.
— Ничего, — продолжая улыбаться, я слегка покачала головой, чувствуя, как в душе поднимается и крепнет с каждой секундой пронзительная, почти пугающая нежность к этому мужчине с таким теплым лучистым взглядом, что к нему хотелось тянуться, как к солнцу. Кажется, эта ночь изменила не только меня. Она изменила нас обоих. – Просто любуюсь тобой.
— Что? – он на секунду оторвался от своего занятия, бросив на меня удивленный взгляд. А потом, видимо, расценив мои слова как шутку, усмехнулся. – Ну и как?
— Ты прекрасен, — совершенно искренне прошептала я.

 

 

 

        Рубрика: Оберег для наследника, Романы      

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

К записи "Глава 15. Победители и побежденные" оставлено 7 коммент.

  1. Евгения:

    Новая глава! ))
    Приятных всем выходных! 😀

  2. Galina53:

    ооой…. как это… волшебно?!
    и первая мысль: страшно… только «нашли» друг друга… и… а ведь еще встреча с демоном! и еще много всяких…
    спасибо! ждем…

  3. Lili:

    Евгения, спасибо большое за подарок к выходным. Вы пишете интересно. Всегда с нетерпением жду новую главу. Но, как женщине не с Востока, я все никак не могу принять того, что Ферхи не единственная у своего любимого мужчины. Что ее лучшие подруги также его жены. Что другая женщина ждет от него ребенка. Вот каждый раз ощущение, что что-то неправильно… И даже не представляю, как это можно разрулить :))

  4. Ирина:

    Евгения, спасибо. Такая восхитительная глава вышла. Но так и ждешь каких-нибудь неприятностей.

  5. Galina:

    Доброго дня Вам Евгения. Великолепная глава, спасибо за возможность прочитать ее, как всегда заинтригованна и с нетерпением жду продолжения.

  6. Евгения:

    Фух, только-только добралась до компа…
    Спасибо, дорогие мои читательницы, я очень рада, что глава вам понравилась (мне действительно хотелось сделать ее романтичной).
    А насчет неприятностей… Ну да, куда ж без них? 🙂

  7. Алла:

    Спасибо большое за продолжение. Всегда с нетерпением жду следующую главу. Так что, еще раз спасибо и вдохновения

Оставить свой комментарий

2018 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien