Глава 17. Потомок

        17 Апрель 2018

ОбложкаПосле памятного визита в Хеллиджер-Аги миновало около трех недель. За это время, как-то незаметно для себя самой, я практически переселилась в покои Самира. Игнорируя укоризненные взгляды других жен, все свои дни и ночи шахтияр – еще недавно образцовый и внимательный супруг для всего гарема – ныне желал проводить только со мной. Нет, конечно, он по-прежнему совершал свои ежедневные разъезды по провинции, а по возвращении подолгу работал в кабинете, ведя переписки и обсуждая дела с подчиненными, но потом… Можно было подумать, шахтияр совершенно забыл, что в его семье есть еще и другие женщины. Мы вдвоем гуляли, вместе обедали, обсуждали всевозможные темы и просто отдыхали, а по ночам страстно и с упоением занимались любовью, каждый раз будто заново открывая для себя друг друга.

Беспокоили ли меня угрызения совести по этому поводу? Честно говоря, не особо. Иногда, правда, мелькала тревожная мысль, что такими темпами я могу очень скоро наскучить своему азурскому супругу, изначально привыкшему к богатому выбору женщин, но… пока его глаза так тепло и лучисто смотрели на меня, заставляя сердце взволнованно замирать, я гнала все сомнения прочь и мечтала лишь о том, чтобы эта сказка длилась вечно.

Ну и, разумеется, пока Самир был занят делами провинции, сама без дела не сидела.

На моей ответственности по-прежнему находились оба охранных контура, управление делами гарема на правах сахиб, а еще юная, беззащитная и с каждым днем все более беременная Мэйхи. Кстати о последней. Это хрупкое и бледно-зеленое от постоянной дурноты создание создавало немалые хлопоты не столько мне, сколько ответственной за ее здоровье Латийе. За прошедшее время та успела опробовать на ней почти ведь свой арсенал противотошнотных средств без особого эффекта от оных. Не имея возможности даже нормально поесть, с каждым днем Мэйхи все сильнее худела и чахла. И, насколько я могла заметить, это заставляло травницу с каждым днем все больше и больше мрачнеть. Ну и как, скажите на милость, можно было ревновать к супругу эту несчастную будущую мать?..

Как-то утром, потихоньку выскользнув на рассвете из спальни Самира, я вернулась в свои покои, чтобы там по обыкновению привести себя в порядок перед началом нового дня. Асма как раз заканчивала расчесывать мои влажные после мытья волосы, когда где-то совсем близко вдруг раздались громкие гневные голоса, визг и неясные звуки борьбы. Потом что-то со звоном упало. Удивленно переглянувшись со служанкой, я вскочила и, на ходу завязывая волосы в узел, поспешила на шум. В конце концов, разбираться с такими инцидентами входило именно в мои обязанности, будь они неладны.

Я едва успела выбежать в коридор, как с другой стороны, из покоев Мэйхи, в него вылетела изрядно встрепанная служанка. Вернее, как вылетела… ее вышвырнули оттуда, причем явно мощным пинком, заставившим меня удивленно распахнуть глаза. Однако еще больше я удивилась, когда следом за испуганно жмущейся к противоположной стене азурийкой из покоев Мэйхи вышла бледная и злющая, как раненая мантихора, Латийя с перекошенным от гнева лицом.

— Убью… — тихо выдохнула она, неотрывно глядя на прислужницу.

И я внезапно отчетливо поняла – убьет. Латийя, которая обычно хватается за голову при виде любой мало-мальской царапины и спешит ее залечить, убьет. И сейчас мне оставалось только выяснить, за что именно.

— Что произошло, Лати?

Разъяренная травница продолжала, словно не слыша, медленно приближаться к служанке.

— Лати! Ты меня слышишь?! – я повысила голос, пытаясь дозваться подругу, в глазах которой сейчас недвусмысленно плескалась жажда убийства. На какой-то миг мне даже стало не по себе.

— Латийя!!! – громко рявкнула от порога своих комнат показавшаяся в дверном проеме Дамира.

Вздрогнув, белая «жемчужина» наконец-то очнулась и на несколько секунд оторвала взгляд от служанки, которая тут же поднялась на ноги и, похоже, вознамерилась дать стрекача. Не тут-то было! Уже сделав шаг в нашу сторону, травница вдруг резко развернулась и со всей силы врезала азурийке кулаком прямо в челюсть. Та коротко всхлипнула и опять мешком сползла по стене на пол.

— Вот такую я ее боюсь… — тихо пробормотала я, со священным трепетом глядя на хладнокровно отворачивающуюся от поверженного врага целительницу.

— Ну а я ее такую впервые вижу! – хмыкнув, заинтригованно отозвалась амазонка, изучая свою возлюбленную с каким-то новым уважительным интересом.

Тяжело вздохнув, я промолчала, глядя, как Лати медленно приближается к нам обеим. Я-то уже видела подобное раньше, еще в Ренвине. И догадывалась, что это значит. В ком-то проснулось обостренное чувство справедливости. Ну и жажда возмездия заодно.

— Ты в порядке? – спросила участливо, глядя, как на бледной скуле подруги медленно проступают длинные багровые полосы от чужих ногтей.

— Беладонник, — игнорируя вопрос, неестественно спокойно произнесла та, поворачиваясь ко мне. – Три капли каждое утро в стакан молока. Никаких симптомов, кроме тошноты. У беременных вообще определить невозможно. А спустя три месяца…

Ее голос неожиданно дрогнул и стих. Понимая, что подруга близка к истерике, я без слов обняла ее и тихонько погладила по голове.

— Что – спустя три месяца? – прозвучал за моей спиной низкий, обманчиво спокойный голос.

Амазонка тут же обернулась к Самиру и сдержанно поклонилась, приветствуя. Я, не оглядываясь, продолжала мягко обнимать все еще мелко дрожащую травницу.

— А спустя три месяца – смерть, — тихо ответила вместо нее. – И следов не найти. Мало ли, отчего умирают беременные… За всем не уследишь.

— Как же Латийя-бано догадалась? – Самир подошел ближе и встал рядом с нами.

— Не догадывалась я! – тихо всхлипнула та у меня на плече. – Просто уснула вчера случайно в покоях Мэйхи. А когда проснулась утром, в комнате была эта… Только вот она-то думала, что я еще сплю, и особо не пряталась.

— Понятно, — коротко произнес амид, без выражения глядя мимо нас.

Даже не видя, я уже знала, куда и почему он так смотрит. И на этот раз даже не собиралась его останавливать. Только спросила тихо:

— Допрашивать будешь?

— А зачем? – криво усмехнулся он. – Разве не ясно, кому мог помешать мой еще не родившийся ребенок? Если я стану первым, кто подарит Азуру наследника, не видать ее сыну имперского трона, как своих ушей.

— Неужели ей за это совсем ничего не будет?!

— Любимой жене шейршаха? Конечно же, нет! Доказать мы все равно ничего не сможем, а служанка скорее откусит себе язык, чем выдаст свою госпожу. Я-то, по крайней мере, убью ее быстро… В отличие от Латифы.

Чувствуя, как от собственного бессилия становится гадко и мерзко на душе, я тихо скрипнула зубами.

— Это несправедливо.

— Это борьба за власть, айджаным. Так обстоят дела не только в Азуре – всюду в мире, где на трон претендует более одного наследника… Это тебе не крошечное аграрное королевство, где у Владыки детей-то всего три дочери.

— И что же, тебя эта жизнь устраивает? Жизнь в постоянном ожидании удара в спину?

— Не я выбирал себе такую судьбу, айджаным. Просто родился в азурском дворце, вот и живу так с самого детства. Тут есть лишь два варианта – либо сдаться и умереть, либо стоять до конца, пока хватит сил. Лично я предпочитаю второе.

Я раздраженно выдохнула.

— Что ж, тогда это – твой выбор, Самир. Ну а я не собираюсь больше покорно ждать следующего раза!

Выпустив из объятий притихшую за время нашей беседы Латийю, я развернулась и молча направилась обратно в свои покои.

— Ли, ты куда? – встревоженно окликнула меня в спину почуявшая неладное травница. – Что собираешься делать?

— Ничего особенного, дорогая. Просто хочу немного подумать. О жизни.

И уже в дверях обернулась, мельком взглянув на по-прежнему пребывающую в отключке служанку.

— Знаешь, Самир, не убивай ее пока… ради меня.

 

 

Среди всех разнообразных дисциплин, преподаваемых в Коббе-Ренвине, увы, не было такой, как месть обнаглевшим мерзавцам. Однако это не означало, что бесчестная гадина, отравляющая жизнь хорошим людям, должна была снова избежать возмездия. За недолгое время нашего пребывания в Азуре даже мне ее шпионы уже успели доставить неприятности, но теперь она явно перешла все границы.

В древней магии эльфов есть один довольно непопулярный раздел, куда порядочные и воспитанные чародейки обычно не суются. Эльфийские – потому что «фи!», не комильфо. Человеческие – потому что кто же позволит? А полукровки, вроде моих сестер – именно потому, что слишком воспитанные и порядочные.

Но то они. А это – я. И изучала в свое время эту область из чисто академического интереса – традиции, история, наследие предков и прочая, прочая, прочая… И уж точно тогда не думала, что однажды захочу применить что-нибудь из этого сама. На практике.

Назывался раздел «эльфийское ведьмовство». Точнее – полуэльфийское, ибо ведьмы – это всегда обязательно хотя бы наполовину человечки. Такая вот особенность чар. И прямо сейчас я ощущала себя очень даже ведьмой – обиженной, злой и мстительной!

Этой ночью впервые за несколько недель я не пошла в спальню к Самиру. Вместо этого дождалась, пока все уснут, и тихонько спустилась на первый этаж. Через полчаса должна была быть очередная смена ночного караула.

За прошедшие несколько недель постепенно, незаметно для домочадцев, шахтияр увеличил количество охранников во дворце почти втрое, а сменять друг друга им теперь приходилось каждые два часа. Уж не знаю, насколько действенным это могло оказаться против демона в случае нападения, но скучать арифам теперь точно было некогда. Особенно после того, как Самир официально назначил их командиром Дамиру. Поначалу, оклемавшись от шока, недовольные вояки еще пытались возражать, но очень быстро поняли, что не только с амидом, но и с его супругой-амазонкой шутки плохи. Для этого ей, правда, пришлось слегка потрепать их мужское эго, а некоторым и не только его, зато в целом воинская дисциплина после этого существенно улучшилась.

Под прикрытием чар невидимости я бесшумно прокралась к маленькой комнатке, где сидела под замком в ожидании своей участи служанка Латифы. Несколько слов, произнесенных неслышным шепотом – и арифы, охраняющие отравительницу, мирно уснули. М-да, надо будет поговорить потом с Дамирой по поводу обеспечения охраны какими-нибудь защитными амулетами… Щелкнул замок, скрипнула дверь, пропуская меня внутрь, и вот уже бело-голубой импульс освещает бледное испуганное лицо азурийки.

— Не бойся, — приветливо улыбнулась я женщине. – Просто хочу поговорить.

Азурийка, все еще настороженно глядя на меня, нервно сглотнула.

— Как тебя зовут?

— А-аиша, сахиб.

— Слушай меня внимательно, Аиша. Завтра на рассвете шахтияр Самир собирается отрубить тебе голову. После того, что ты сделала, бедная Мэйхи скорее всего умрет, так что и тебе другого исхода ждать не стоит. Однако ты еще так молода… будет жаль, если такая симпатичная головка расстанется со своей шеей… Я могла бы спасти тебя, если хочешь. Правда, за это ты будешь должна выполнить одну мою просьбу.

Я умолкла, давая служанке время осмыслить сказанное. Надо отдать ей должное, соображала девица быстро.

— Чего хочет моя госпожа?!

— Хочу, чтобы ты передала письмо своей настоящей госпоже… Латифе-сахиб.

Я вгляделась в мгновенно напрягшееся лицо азурийки.

— Что? Может быть, я ошиблась, и ты не ее служанка? Нет? Что ж, в таком случае, ты для меня бесполезна. Прощай!

— Я… я… — умоляюще вытянув руку в мою сторону, явно через силу выдавила из себя девица.

И внезапно, упав на пол, забилась в ужасных судорогах.

Наблюдая за корчащимся в конвульсиях телом, я избавилась от последних сомнений по поводу того, что выбрала правильный способ возмездия. Печать молчания! Латифа-сахиб не глупа, раз уж догадалась воспользоваться услугами мага для сокрытия собственной причастности к происходящему… Однако она очевидно забыла, что все тайное рано или поздно становится явным. И Азуру определенно пришло время узнать о своих героях.

— Ладно. Можешь не отвечать. Все и так ясно.

Еще пару раз дернувшись, азурийка бессильно затихла.

— Итак, возвращаясь к письму, — хладнокровно продолжила я. – Если ты согласишься передать его сахиб Латифе, то не только сохранишь свою голову, но и окажешь мне услугу, которую я не забуду. Ну а если будешь достаточно умна и сумеешь правильно преподнести свои заслуги, то получишь награду еще и от Латифы-сахиб. Думаю, она будет рада обрести в Соколином Гнезде надежного союзника… в моем лице.

Удивленно взглянув на меня, служанка безмолвно приняла протянутый мною свиток.

— Прочти, если умеешь.

— Но…

— Читай! – отмахнулась я. – Все равно ведь в пути попытаешься сунуть в него свой любопытный нос. Лучше прочти сейчас, и я его запечатаю.

Развернув свиток, азурийка послушно пробежалась по нему глазами. Смотрите-ка, грамотная… Впрочем, ничего нового, помимо того, о чем я уже сказала, она прочесть не могла – лишь благодарность за устранение соперницы и предложение дружбы ее госпоже. В лучших традициях подлости, так сказать.

— Закончила?

Молча кивнув, служанка покорно вернула мне свиток. Я отвернулась, делая вид, что накладываю  магическую печать, и незаметно подменила письмо другим, внешне таким же, но уже запечатанным. Отлично!

— Держи. Здесь деньги на дорожные расходы и немного еды… Через несколько минут начнется смена караула. Если готова бежать, сейчас самое подходящее время. Я провожу до ворот.

Под пологом невидимости дорога от камеры до дворцовой ограды заняла не более десяти минут. Убедившись, что девица выбрала правильное направление, и ее случайно не занесет в Хеллиджер-Аги, я глубоко вздохнула, расслабилась и прислонилась к решетке ворот, задумчиво глядя в темноту.

— Надежный союзник, говоришь? – раздалось вкрадчиво позади меня. – В твоем лице?

— Жаль расстраивать тебя, Самир-бей, но ты не настолько бесшумно ходишь, как тебе кажется. Проследил за мной до камеры?

— Я скольжу, как тень! – шутливо оскорбился он. – Пришлось… Ты же не пришла сегодня, я беспокоился.

— Угу.

— Что за вредная женщина! Никакого уважения к мужу! – и амид досадливо прищелкнул языком, обнимая меня со спины. – Ну? Теперь-то ты расскажешь мне, наконец, почему не пришла в нашу спальню? И почему я не должен наказывать тебя за то, что усыпила мою охрану и помогла сбежать отравительнице?

— Я подумала, что глупо наказывать руку за приказы, которые отдает голова, мой амид. Лучше уж настучать прямо по голове.

— А письмо зачем? Кстати, мне показалось, или ты поменяла свитки?

— У тебя зоркий глаз, Самир-бей. Это старинное ведьмовство. Там под слоем чернил есть еще одно послание, невидимое глазу. Будешь смеяться, но написано оно тем самым беладонником. Пришлось сделать два письма: одно для служанки, чтобы гарантировать, что она не сбежит по дороге, а второе – собственно для Латифы.

— И что в том, втором? Которое для Латифы?

— Секрет, — я задумчиво улыбнулась в темноте, прижимаясь спиной к теплой груди Самира. – Однако в одном я уверена – тебе понравится.

 

 

К счастью, наши с Лати мрачные прогнозы насчет здоровья Мэйхи оказались ошибочными. Спустя несколько дней, проведенных под неусыпным присмотром травницы, ей стало лучше. После случившегося инцидента всем служанкам было строго-настрого запрещено даже близко подходить к покоям будущей матери, а всю приносимую еду проверяла лично Латийя, поровну деля на двоих с Мэйхи каждую трапезу. Я же эти несколько дней потратила на создание пачки защитных амулетов, после чего без лишних объяснений раздала их охранникам во дворце.

А еще через неделю из столицы до нас дошли любопытные вести.

Принес их нам большой черно-багряный ястреб. Вот такой необычный Вестник оказался у Рефейят-баши. Из ее письма мы узнали, что сейчас в Девалете бушует настоящий скандал! Пару дней назад Латифа-сахиб, любимая жена шейршаха Сабура и мать второго наследника империи, заявилась вдруг со всей своей свитой на главную площадь столицы – и, упав там на колени перед народом, разодрала на себе богатое одеяние в знак скорби и со слезами на глазах принялась во всеуслышание каяться во всех своих грехах… А грехов у сахиб, как выяснилось, накопилось ох как немало! Многие смерти, произошедшие в гареме шейршаха за последние годы и считавшиеся до сего дня случайными, оказались тоже ее рук делом. Этот факт – как и сам акт раскаяния – произвел на граждан Девалета поистине неизгладимое впечатление. А учитывая, что большинство жен шейршаха, в том числе и погибших, были дочерями знатных столичных вельмож…

Словом, в данный момент лишенная титулов Латифа находилась под арестом в тюрьме Сахевдин-мо-Хадена, ожидая собственной казни. И похоже, ждать ей осталось совсем недолго – шейршаху Сабуру было не с руки ссориться с именитыми гражданами империи ради женщины, потерявшей за долгие годы брака и былую молодость, и красоту.

— Неужели твоих рук дело, сахиб? – испытующе спросил меня Самир, когда мы, наконец, остались наедине в его спальне. Мы лежали на кровати в обнимку, его руки привычно гладили и перебирали мои длинные волосы, пропуская рыжие пряди между пальцами.

— Я всего лишь последовала заветам предков, — скромно пожала плечами. – Око за око, зуб за зуб… Говорила же, это – древнее ведьмовство. Говоря проще, магическое принуждение с помощью заговора, скрытого в тексте письма. Грязная штука, если подумать, хотя в данном случае совершенно не чувствую себя виноватой… Даже не предполагала, что она успела столько всего натворить!

— Да уж, яму Латифа себе вырыла бездонную, — задумчиво протянул он, глядя на меня. – И все же ты – страшная женщина, Лиона Истелль Элдарская!

Ого, как зауважал-то сразу!

— А вот нечего было обижать мою семью.

Губы Самира, рассматривающего меня, при этих словах тронула мягкая теплая улыбка.

— Семью, говоришь?

— Угу.

Даже и сама не ожидала, что скажу вслух нечто подобное. Неужели и впрямь уже настолько смирилась с перспективой прожить свою жизнь в азурском гареме, вдали от родных земель? При мысли о том, что, возможно, и впрямь больше никогда не увижу родных, не вернусь в Эльфийские Пределы, меня на секунду охватила невольная грусть.

Словно уловив перемену в моем настроении, Самир внезапно сменил тему.

— Кстати, давно хотел спросить… Что означает это имя, которое ты так трепетно бережешь – Лиона?

— А, это, — я рассеянно улыбнулась неожиданному вопросу и потерлась лбом о его плечо. – Это сокращенное от эльфийского «lionail» – заря. Наша матушка, при всей моей безграничной любви к ней, никогда не отличалась особой фантазией. Свою старшую, золотоволосую, дочь она назвала Солнцем, среднюю за пепельные волосы – Сумерками, ну а рыжую меня – Зарей.

— Удобно! – усмехнулся Самир. – А главное – подходит.

— Да ладно! – фыркнула я. – Это же чересчур банально! Вот твое имя больше отражает внутреннюю суть, а не внешнюю. «Хороший собеседник». И ведь правда! Будь это не так, вряд ли бы мы с тобой тут сейчас оказались, — я выразительно повела рукой, обводя ею постель, на которой мы оба валялись.

— Да уж, мне и впрямь повезло, что женщины любят ушами, — он лукаво усмехнулся. – Ну а второе имя? Что значит – Истелль?

— Не спрашивай…

— И все-таки?

— Рассветная, — тяжко вздохнула я. – Заря Рассветная… Ну что ты смеешься?! Вообще-то, родители без фантазии – горе для детей!

— Да я не над именем, — в конце концов, отсмеявшись, пояснил он. – Просто вдруг осознал, что мы с твоей матерью явно поладили бы.

— Это еще почему?

— Помнишь день, когда я собирался дать тебе новое имя? Ну, когда ты начала хорохориться, и в итоге вместо имени получила прозвище.

— Не особо, — не моргнув глазом, соврала я. – А что? Разве ты не с самого начала решил называть меня Колючкой?

— Нет. Поначалу я хотел назвать тебя Ферисэ – рассвет… Ну вот! Теперь ты надо мной смеешься.

 

 

В эту ночь мне отчего-то долго не спалось. То ли воздух был слишком душным, то ли мысли исподволь одолевали, сложно сказать. Слишком много всего случилось в последнее время… Проворочавшись в итоге где-то с час под боком у мирно спящего Самира, я в конце концов тихо встала и решила прогуляться по саду. Заодно и охранные контуры проверю, раз уж не спится.

Уже на выходе из покоев мне почудились издали неясные тихие голоса. Замерев, я удивленно прислушалась. Это что? Может, те самые невидимые «говоруны», о которых со страхом шептались служанки?..

Осторожно выскользнув в коридор, я бесшумно пошла на звук. В переходах было темно, только приглушенный свет масляных ламп на стенах разгонял ночной сумрак, сгущающийся по углам.

— Куда мы идем? – снова еле слышно донесся до меня чей-то тихий и сонный голос. – Так спать хочется… Что-то мне нехорошо, давайте вернемся, а?

У дверей общего зала, соединяющего мужскую и женскую половины дворца, я остановилась. На другой стороне просторного помещения находилась лестница, ведущая вниз, на первый этаж. Кто бы и откуда не шел, им в любом случае придется пройти через общий зал… Через пару минут в полумраке коридора, ведущего с женской половины, показались три темных женских силуэта. Несмотря на темноту, я узнала их всех – Найраан, Мэйхи и Алия. И чего им не спится? Может, тоже решили проветриться….

Стоп! А Мэйхи-то здесь как оказалась?! Ей же строго-настрого запрещено покидать свои покои без сопровождения Латийи. Однако что-то я в этой компании травницу не вижу!

— И куда это вы собрались, бано? – выступив из тени, я решительно направилась прямо к троице полуночников.

При виде меня они дружно остановились. Только сейчас я заметила, что Алия и Найраан с двух сторон цепко поддерживают Мэйхи под руки. Сама девушка слегка покачивалась из стороны в сторону и, похоже, практически спала на ходу.

— В сад, — коротко и отрешенно обронила вендийка, глядя куда-то мимо меня. Впрочем, в темноте было трудно сказать наверняка.

— Прогуляться? Идите, конечно, — я пожала плечами. – Только Мэйхи оставьте. Она еще слишком слаба для прогулок. Вы же слышали приказ шахтияра?

— Надо идти… — тихий голос Алии прошелестел в полумраке, как сухая листва. Может, это игра теней, но в ее лице, выглядящем сейчас просто бледным неясным пятном в темноте, мне чудилось что-то странное.

— Алия-бано, ты меня слышишь? Самир-бей велел присматривать за матерью наследника Латийе! Почему ее с вами нет?

— Не мешай…

— Что, прости?!

Найраан подняла голову, и я снова поразилась этой странной неправильности. Даже в темноте казалось, будто вместо глаз на лицах обеих женщин зияют черные дыры.

Что, Утор возьми, происходит?!

Не мешай. Теперь она – моя. Кровь потомка… Она принадлежит мне!

Я узнала его сразу. Этот жуткий бесплотный голос до сих пор то и дело пробирался по ночам в мои сны. Не успев даже толком осознать услышанное, я уже отскочила, выбрасывая в воздух перед собой яркий световой импульс, одновременно другой рукой сплетая Щит между нами и лестницей на первый этаж. Колдовской огонь осветил застывшую троицу, и…

— Самир! Дамира! Тревога!!!

У обеих женщин, поддерживающих спящую на ходу Мэйхи, вместо глаз сияли бездонные черные провалы, из которых на меня взирала сама изначальная Тьма. Глядя на них, я невольно попятилась, чувствуя, как на затылке начинают натурально шевелиться волосы. Как?! Как эта тварь умудрилась овладеть ими прямо внутри защищенного нами дворца?!

Со стороны лестницы, ведущей на второй этаж, уже слышался топот тяжелых солдатских сапог. Хвала богам! Похоже, стража внизу тоже услышала мой крик! Не зря все же Самир усилил охрану…

Обернувшись к ступеням, я уже открыла рот, чтобы приказать арифам задержать обеих бано без применения оружия, но слова моментально застряли в горле. Дюжина арифов, с топотом вбежавших в зал и на ходу обнажающих мечи, зияла точно такими же жуткими черными дырами вместо глаз!

А сзади к ним уже подтягивались новые и новые воины…

— Тревога, Утор вас возьми!!! Тревога-а!!! – завопила я изо всех сил, отступая и одновременно аккумулируя в каждой ладони по средней мощности боевому импульсу. Бить кого-то смертельными заклятиями мне не хотелось – в надвигающейся толпе одержимых мелькали знакомые лица.

Я успела оглушить и сбить с ног пару ближайших вояк, когда Найраан, исступленно рыча, вдруг кинулась на меня, злобно нацелив в лицо скрюченные, как когти, пальцы. Алия осталась в одиночку поддерживать безвольно навалившуюся на нее в колдовском оцепенении Мэйхи. Ловко увернувшись, я ухитрилась врезать вендийке кулаком куда-то в район солнечного сплетения, заставляя согнуться пополам, и для верности добавила ребром ладони по затылку. Пользуясь тем, что противница на время выбыла из строя, снова обернулась к арифам, уже догадываясь, что это – недолгая передышка. И точно! С тихим подвыванием, словно против собственной воли с хрустом разгибая спину, смуглая красавица вновь поднялась, развернулась и с диким шипением бросилась ко мне. Похоже, Тьма не особенно церемонилась со своей марионеткой. И не только с ней! Все оглушенные мною арифы, жутковато дергаясь и качаясь, тем временем уже снова  нетвердо поднимались на ноги…

К счастью, помощь уже спешила ко мне с обеих сторон: с мужской половины – Самир, Рахим и шестеро вооруженных слуг, с женской – Дамира, Латийя, Асма и, как ни странно, Зафира. У двух последних в руках блестели длинные острые кинжалы, Дамира с шелестом обнажала подаренный шахтияром меч. Тонкие пальцы Латийи мягко сияли, опутанные нитями парализующих заклятий.

— Только не убивайте их! – коротко крикнула я, ловко набрасывая и затягивая на неугомонной вендийке Силок. – Они не предатели – они одержимы Тьмой!

А уже через мгновение все вдруг смешалось в один сплошной хаос.

Вспышки импульсов… Звон оружия… Крики раненных… Очень скоро стало ясно, что мое гуманное пожелание практически не выполнимо. Падая от ударов, раненные и оглушенные, люди Тьмы вновь раз за разом вставали и яростно бросались на нацеленные на них клинки – и снова сражались, сражались… Вот только у наших людей подобной выносливости не было! Впрочем, даже не это было самым худшим. Самым ужасным было то, что на подмогу злобным марионеткам хаоса с каждой минутой являлись все новые и новые – причем не только воины, но и простые слуги. Что, бездна возьми, происходит?! Почему их так много?! И где, Астарот побери, все нормальные воины?!

В какой-то момент Самир, а за ним и Дамира, начали просто без всяких церемоний отсекать головы все прибывающим противникам. Пол очень быстро стал мокрым и скользким от крови, зал начал постепенно заполняться мертвыми телами, а в воздухе разлился тяжелый удушливый запах смерти…

— Лиона! – окрик Латийи, донесшийся с другого конца зала сквозь шум сражения, заставил меня оглянуться. – Мэйхи!

В хаосе боя никто не заметил, как Алия, все это время державшаяся в стороне от остальных одержимых, уже успела по стеночке, в обход драки, дотащить Мэйхи почти до самой лестницы и теперь настойчиво подталкивает ту к ступенькам. С моего места было видно, что юная азурийка, уже немного пришедшая в себя, пытается вяло сопротивляться, однако флегматичному упорству Алии мог позавидовать даже цераптис.

— Задержите их! – крикнула я, ни к кому конкретно не обращаясь. – Демону нужна Мэйхи!

И, сбив импульсом с ног очередного арифа, принялась сама торопливо прокладывать себе путь к выходу. Одной рукой отбиваясь от нападающих, другой я тем временем быстро плела новый Силок, чтобы стреножить одержимую бано, пока кто-нибудь другой не остановил ее мечом.

В этом момент Дамира, оказавшаяся рядом со мной, врезала рукоятью меча в челюсть одному из нападавших арифов и резким ударом ноги в живот отправила в низкий полет другого, в противоположном направлении. С хрипом переломившись пополам, тот кувырком покатился по полу в сторону лестницы.

— Нет! – проследив расширяющимися от ужаса глазами траекторию его движения, я дернулась следом…

Не успела.

Резкий удар под колени стоящей напротив лестницы Алии… Неловкий взмах руки азурийки, пытающейся инстинктивно удержать равновесие… И Мэйхи, увлекаемая весом падающей на нее Алии и с удивленно расширившимися глазами срывающаяся вниз с высоких мраморных ступеней…

— Нее-ет!!! – мой пронзительный крик слился с отчаянным воплем Латийи и Зафиры позади меня. А спустя миг наши голоса подхватил другой, жуткий и какой-то потусторонний вой – это одновременно заголосили все одержимые Тьмой, до хрипа срывая связки в едином порыве досады и гнева.

Оттолкнув с пути возникшего передо мной арифа и подлетев к перилам, я вспрыгнула на них верхом и в мгновение ока скатилась к основанию изогнутой полукругом лестницы. Там, на нижних ступенях, неловко раскинув в стороны руки и ноги, в беспорядочной россыпи разметавшихся мятых одежд неподвижно замерли обе упавшие девушки.

— Лати, сюда!!! Скорее!!! – не дожидаясь подруги, я склонилась над ними в робкой надежде на лучшее.

Увы… Алия, лежащая ничком на ступенях с разбитой головой, была полностью и бесповоротно мертва. Грудь Мэйхи все еще судорожно вздрагивала, но под ней на ступеньках уже стремительно разрасталось огромное алое пятно, ужасающе быстро пропитывая одежду. Мне еще удалось увидеть, как медленно гаснут ее глаза, в последний момент с трудом, сквозь слепящую пелену боли с каким-то немым удивлением сосредоточившись на моем лице. Миг… И в них уже не осталось ни удивления, ни страха, ни страдания.

Крепко прижав ладонь ко рту, я отчаянно пыталась сдержать рвущийся наружу горестный крик. На мгновение мне даже почудилось, будто я оглохла от горя, однако вскоре пришло понимание, что стало действительно тихо. Наверху – там, где еще совсем недавно бушевало безумное сражение – воцарилась непривычная тишина.

— Ли? – неуверенный голос травницы за моей спиной разом развеял иллюзию абсолютного безмолвия. – Что там?

— Мертвы… Обе… — страшные слова вырывались из горла хрипло и глухо, словно не желая быть произнесенными.

— Здесь все тоже! – голос Дамиры с верхних ступеней был чуть хрипловат, но по-деловому сух. – Они просто упали замертво в тот момент, когда… ну, видимо, когда умерли эти двое. Похоже, лишившись добычи, Тьма покинула их тела. А заодно прихватила души.

Протянув руку, я осторожно перевернула лежащую ничком Алию. Мертвое лицо было абсолютно спокойным, черные от природы глаза утратили недавнюю жуткую бездонность, устремив незряче застывший взгляд в никуда. Стиснув зубы, я осторожно коснулась кончиками пальцев век, опуская их. Потом проделала то же самое с Мэйхи и, не удержавшись, осторожно погладила ее по щеке последним прощальным касанием.

— Бедное дитя… — прошептала позади меня Латийя. – Похоже, она была обречена с того самого момента, как вошла в гарем шахтияра. Кто бы мог подумать, что она и есть тот самый потомок! Мы спасли ее от Латифы, но в конце концов потеряли из-за проклятого демона.

— Да, — я с трудом поднялась на ноги, заставляя себя отвести взгляд от безжизненных девичьих лиц. – Нынче ночью наша семья потеряла трех человек. Кроме них сегодня во дворце погибло огромное количество людей. У многих из них остались здесь жены, дети… Ужасная трагедия для Иглис-Дакхалл!

Обернувшись к подруге, я вперила в нее мрачный тяжелый взгляд.

— А знаешь, что во всем этом самое худшее?

Травница, чуть поколебавшись, неуверенно качнула головой.

— Самое худшее – это то, что смерть Мэйхи оказалась напрасной. Демон так и не получил то, чего хотел. Более того, он нашел путь в Иглис-Дакхалл в обход всех наших защитных контуров… И теперь медленно, одного за другим, изведет нас всех.

 

 

 

        Рубрика: Оберег для наследника, Романы      

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

К записи "Глава 17. Потомок" оставлено 19 коммент.

  1. Евгения:

    Итак… Наконец-то новая глава! 🙂

  2. Ирина:

    Евгения, спасибо за новую главу. Какой страшный и коварный демон. И так жалко людей.

  3. Елена:

    Спасибо за продолжение!
    А почему демон не получил то, чего хотел?

  4. Элина:

    Спасибо, Евгения!
    Как-то уже страшновато становится за девочек… и все-таки я надеюсь на хороший конец!

  5. Galina53:

    жуууть…
    спасибо за продолжение! с содроганием жду продолжение…

  6. Влада:

    Здравствуйте. С огромным удовольствием прчитала 2 ваших книги «душа дракона» и очень жду продолжения этого замечательного произведения.
    Со дня последней проды прошло полтора месяца…

  7. Евгения:

    Спасибо, Влада, за добрые слова и за толстый намек 🙂
    Я знаю, что прода слегка затянулась, и скоро это исправлю. Просто месяц назад я впервые в жизни попала в больницу на операцию и все это время восстанавливалась и разгребала завалы, образовавшиеся на работе, так что муза моя до сих пор пребывает в некотором… ээ, эмоциональном раздрае. Но скоро, надеюсь, я ее откачаю, взбодрю, и мы с ней продолжим 🙂

  8. Влада:

    Спасибо за ответ. Здоровье наше все! Не болейте! Мы, так и быть, подождем. Будьте нам пожалуйста здоровенькая и все остальное приложиться:)

  9. Ирина:

    Евгения, здоровья вам и скорейшего выздоровления.

  10. Галина:

    Спасибо огромное Вам Евгения за очередную порцию адреналина. С нетерпением жду продолжения.

  11. Марина:

    Евгения, добрый день! Вы замечательно пишите, Душу Дракона прочитала на одном дыхании! А с этой тяну, хочется начать «поближе к концу»)) Мы с мужем в этом году тоже попали в больницу по очереди, поэтому очень хорошо представляю, как тяжело приходится восстанавливаться. Поэтому не спешите, ваши преданные читатели подождут; приходите в норму, отдыхайте, гуляйте, пейте витамины и выздоравливайте!

  12. Евгения:

    Спасибо за понимание, Марина 🙂
    Надеюсь, скоро смогу порадовать своих читателей новой главой, а там уж и конец не за горами…

Оставить свой комментарий

2018 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien