Глава 18. Глазами бога

        16 Июнь 2018

ОбложкаУтренний свет, проникший в окна дворца, озарил ужасающую картину. Пол, залитый кровью… Бездыханные тела, усыпающие зал и часть лестницы… Множество тел, еще не так давно принадлежавших нашим помощникам, охранникам, друзьям… И раненые! Почти каждый, кто участвовал в сегодняшней схватке на стороне защитников и выжил, был тяжело ранен. Латийя буквально сбивалась с ног, пытаясь вылечить всех нуждающихся. Я помогала ей, чем могла, но этого все равно явно было недостаточно. Но самой последней каплей во всем случившемся стало то, что ночная битва унесла с собой жизни двух наших верных друзей – Асмы и Рахима. Бедная милая Асма! Бедный верный и добрый Рахим! Увидев их обоих, храбро пришедших ночью на мой зов, в числе погибших, я в конце концов не выдержала, уселась прямо на залитый кровью пол и разрыдалась.

— Айджаным… — тихо раздалось над моей головой. На плечо мягко опустилась теплая мужская ладонь. – Мне жаль. Асма была тебе верной помощницей.

Не в силах говорить, я молча кивнула и подняла на него полные слез глаза. Самир выглядел усталым и осунувшимся, возле глаз морщинками залегли темные горькие тени… Даже мне Рахим успел уже стать хорошим другом, что же было говорить о Самире, который с младенчества рос под неусыпным присмотром маленького верного слуги? Это было все равно, что лишиться отца… Поистине невосполнимая потеря!

И тем более горько было от мысли, что все мои попытки защитить Иглис-Дакхалл так и не смогли никого спасти – ни Рахима, ни Асму, ни Мэйхи, ни Алию с Найраан, ни всех остальных.

— Прости…

— Не время предаваться унынию, айджаным, – словно уловив мои мысли, голос Самира внезапно посуровел. – Мертвые мертвы, и мы будем помнить о них, но сейчас надо позаботиться о живых. Нужно немедленно выяснить, что же произошло. Может, ты не заметила, но здесь в схватке полегло более сорока человек… И лично мне интересно – где, Ибрис возьми, были все остальные?!

Вытряхнув меня таким образом из кокона скорби и самобичевания, Самир возжелал моего обязательного и самого активного участия в наметившемся расследовании. Причем сам он принял в этом расследовании участие не менее серьезное. И уже где-то через час начала обрисовываться странная, но весьма интригующая картина.

Оказалось, что все, кто не участвовал в нашем ночном сражении, все это время спали мертвецким сном. Причем, добудиться их удалось далеко не сразу. Также выяснилось, что никто из охраняющих дворец арифов, на ком были мои защитные амулеты, в ряды одержимых не попал. Впрочем, по-прежнему оставался открытым вопрос – как, бездна возьми, Тьме удалось добраться до остальных?! Оба защитных контура по-прежнему оставались нетронутыми, а в казарме, стоящей в стороне от дворца и ближе к ограде, и вовсе никто не пострадал!

На эти вопросы ответов у нас не было.

Думаю, оставаться бы этой загадке и дальше необъяснимой, если бы все произошедшее настолько основательно не выбило меня из колеи. После прощания с друзьями и скромной погребальной церемонии, после утешения рыдающих вдов и сирот, несколько последующих дней я бродила по коридорам дворца неприкаянной тенью, в тщетной попытке обнаружить лазейку, через которую Тьме удалось незаметно пробраться в Иглис-Дакхалл. Возвращаться в свои покои было тошно – слишком уж сиротливо выглядели они теперь, когда в них не было Асмы. Да и весь гарем казался теперь чужим и неуютным. Половина покоев пугала пустотой и безжизненностью, в остальных было тихо и сумрачно, а негромкие разговоры то и дело обрывались на полуслове. И запах, тяжелый металлический запах крови, несмотря на все ухищрения слуг и бытовой магии, казалось, все еще витал в коридорах дворца…

Погрузившись в свои невеселые думы, я опять рассеянно брела по коридору и очнулась лишь тогда, когда чуть не налетела на слугу. Высокий молодой азуриец, вышедший навстречу из покоев личных слуг шахтияра, замер и вопросительно посмотрел на меня.

— Чего желает сахиб?

Боги!.. Похоже, задумавшись, я умудрилась пройти мимо комнат Самира и оказалась в самой дальней части мужской половины дворца. Молча покачав головой, я развернулась, чтобы уйти обратно. Взгляд машинально скользнул по стене, покрытой черно-красной росписью – как, впрочем, и везде в последние несколько недель.

— Амар, – после некоторой заминки вспомнив имя слуги, я невольно притормозила, разглядывая рисунок. – Ты не знаешь, кто расписывал стены здесь, рядом с комнатами слуг? Это был кто-то из ваших?

— Нет, сахиб, — судя по тону, мой вопрос изрядно его удивил. – Как и везде, эти стены украшала Найраан-бано, а Алия-бано ей помогала.

— Хм… — я продолжала задумчиво изучать странный черно-красный рисунок на белом.

Это было как-то совсем не похоже на те орнаменты, что покрывали стены на женской половине дворца. Может, ей просто надоело рисовать вендийские узоры? Или закончились идеи, и Найраан занялась импровизацией? Нет, тоже не похоже… Эти рисунки выглядели так, словно кто-то совсем неумелый пытался подражать увиденному, но у него это плохо получалось.

— Скажи-ка, Амар, эти рисунки – последние, что рисовала Найраан-бано? Или есть еще? – даже не знаю, что именно заставило меня задать этот вопрос.

— Последним бано разрисовывала третий этаж, сахиб. Там черных пятен на стенах было меньше всего.

Поблагодарив слугу, я решительно развернулась и отправилась на третий этаж, во второй раз проходя мимо покоев Самира. Трудно сказать, что именно я ожидала найти… и все же странное необъяснимое предчувствие толкало меня вперед. Вот и третий этаж. Медленно пройдя по коридору, остановилась там, где рисунок внезапно обрывался. Здесь, на последней стене, манера рисования вендийки менялась почти до неузнаваемости. Легкие и гармоничные растительные орнаменты, с которых она начинала когда-то, к этому времени окончательно превратились в странные сюрреалистические зарисовки, от которых становилось немного не по себе. Ветви деревьев, кривые и изломанные, похожие на хищно скрюченные пальцы… Странные асимметричные птицы, словно собранные из отдельных фрагментов… Криво, будто неумело, нарисованная трава… И цветы, похожие на большие лишенные век глаза.

— Проклятье!..

Опрометью бросившись вниз и влетев в покои Самира, удивленно поднявшего голову при виде меня, я схватила его за руку.

— Идем! Идем, Самир, ты должен это увидеть!

Вскоре мы оба уже стояли напротив последней работы кисти покойной вендийки.

— Видишь? – взволнована ткнула я пальцем в диковатый рисунок. – Видишь эти цветочные «глазки» и жуткие ветки, похожие на руки? Это реальный пейзаж, виденный мной в Хеллиджер-Аги! Вот только Найраан никак не могла видеть подобных вещей, а я ей ничего не рассказывала!

— Что ты хочешь этим сказать? – непонимающе нахмурился муж. – Что она без спроса покидала дворец?!

— Да нет же! – я нетерпеливо притопнула ногой. – Просто подумай! И Найраан, и Алия обе расписывали стены дворца, на которых была «плесень». Чем дольше они этим занимались, тем больше подпадали под влияние изначального хаоса! Эта черная пакость на стенах – словно грибница изначальной тьмы, запускающая свои ядовитые корни в тех, кто к ней прикасается! Она подобралась к дворцу под землей и проросла сквозь стены! Все те слуги, что в итоге оказались в числе одержимых – это те, кто обычно занимался уборкой коридоров! И арифы… Рано или поздно любой, кто подолгу стоит на посту, мог прислониться плечом к стене, и тогда эта гадость запускала в них свои щупальца!

Несколько минут Самир, опешив, молча переводил взгляд с меня на рисунки и обратно.

— Великие боги! Значит… – а потом, осмыслив услышанное, он довольно быстро взял себя в руки. – Мы должны покинуть дворец. Немедленно! Ниже по реке, дальше отсюда, есть заброшенная деревня. Я сейчас же отправлю арифов, чтобы те навели там порядок к нашему появлению…

— Нет, постой. Не спеши, Самир, – тут же остановила я его. – Прежде, чем покинуть Соколиное Гнездо, нам понадобится кое-что сделать…

— Но ведь этот дворец – просто рассадник заразы!

— Вот именно! И совсем не факт, что за эти последние дни кто-нибудь еще не стал новой марионеткой хаоса… Поэтому прежде, чем покинуть Иглис-Дакхалл, мы должны убедиться, что не приведем с собой в наше новое убежище шпионов хаосита.

— И как ты собираешься в этом убеждаться?

Я глубоко вздохнула, собираясь с духом.

— Ну… полагаю, пришло время обратиться за помощью к богам, Самир… веришь ты в них или нет.

 

 

Честно говоря, эта идея посетила меня внезапно. Как озарение. И сейчас я немного трусила, сознавая, что времени на правильное выполнение всех необходимых ритуалов у нас нет. Придется обратиться к экстренному способу связи с Создателями. И это означало, что без помощи целителя мне не обойтись.

Конечно же, я прекрасно осознавала, что подруга за такую авантюру мне весь мозг съест. Ложечкой! И, раз уж избежать этого было нельзя, для начала следовало хотя бы сменить одежду на более свободную и удобную.

Вспомнив, что Асма мне в этом деле уже не поможет, а новая служанка пока совершенно не разобралась в моих вкусах и предпочтениях, я тяжело вздохнула и побрела в свои покои. Там, выбрав среди нарядов свободное платье темного цвета, я уже собралась было переодеться в него, когда услышала вдруг позади себя странный шум, и невероятно знакомый голос неожиданно насмешливо произнес:

— Стоп, стоп, стоп! Вот только давай не будем возобновлять знакомство с обнаженной натуры!

Резко обернувшись, я ошеломленно уставилась на большое зеркало, стоящее в самом дальнем углу комнаты. Оттуда, прямо из глубины чуть мерцающей серебристой глади, словно из воды на меня с улыбкой смотрела… Лиаренна.

— Лиа?! – радостно взвизгнула я, забыв обо всем на свете. – Великая богиня-мать! Лиа, неужели это и вправду ты?! Хвала богам!.. Я уж думала, что больше никогда тебя не увижу!

Статная красавица-эльфийка в зеркальной глубине мелодично рассмеялась, весело разглядывая меня.

— Ну? Я же говорила тебе, что она с ума сойдет от радости? – обратилась она к кому-то по ту сторону зеркала.

Изображение мягко качнулось, смещаясь, и теперь я увидела, что рядом с моей подругой стоит ее возлюбленный, Эйнан. Встретив мой взгляд, желтоглазый триединый коротко кивнул и с улыбкой махнул мне рукой.

— Привет, малышка Ли! Как поживаешь?

— Просто замечательно! В смысле – замечательно, что я вас обоих вижу… Но – как?! Как вам удалось это сделать?!

Парочка по ту сторону зеркала снова с улыбкой переглянулась.

— Магия триединых, — коротко пояснил Эйнан. – В  последнее время я активно занимаюсь ее изучением. Лорд Туиллатар настолько обрадовался, что я согласился пожить в Диагоне, что даже позволил нам забраться в архив Эйтар-Ллориэнна… Угадай, кто дал мне наводку, что именно там искать?

— Легко догадаться, — счастливо рассмеялась я. – Не иначе, как старший брат Лиаренны!

— В яблочко!

— Да уж, — усмехнулась, кивая, эльфийка. – Другие старейшины были, конечно же, не в восторге, но… как говорится, за все надо платить.

— Но это же здорово, Лиаренна! Надеюсь, у других триединых тоже будет возможность туда заглянуть? Кстати, как там поживает моя самая любимая из вашей шестерки? Мирра! Как она? Она ведь уже родила, да?

— Да, дорогая. Теперь ты официально стала тетушкой.

— Хвала Эйе!.. Ну и кто же это? Мальчик? Девочка? Лично я ставила на девочку!

Эйнан и Лиаренна снова переглянулись.

— Боюсь, своих денег тебе не видать, Ли…

— Значит, мальчик?!

Эйнан отвел глаза и сдержанно кашлянул, пряча улыбку.

— Это оба, – веско произнесла Лиаренна, глядя на меня с каким-то непередаваемым выражением. – И мальчик, и девочка.

— С ума сойти! – восторженно взвизгнула я.

— Да уж сойдешь тут… А самое возмутительное, — продолжала Лиаренна, снисходительно наблюдая за моим восторгом. – Что вредные оборотни, которые их родители, прекрасно об этом знали… И тихо посмеивались, глядя, как все Проклятые Земли делают ставки на то, кем же окажется их наследник.

— Могу себе представить… Ну? И кем же они оказались?

— Не спрашивай! – драматически закатила глаза эльфийка. – Все закрытые долины вот уже две недели стоят на ушах.

— Мальчик – чистокровный альфа-оборотень, — с улыбкой пояснил Эйнан на мой нетерпеливо-вопросительный взгляд. – Причем, уже сейчас ясно, что в будущем он станет весьма сильным телепатом, одним из лучших.

— А девочка?

— Девочка… — он немного замялся, украдкой покосившись на подругу. – Она тоже оборотень. Дракон-оборотень.

— Драконида, — поправила его Лиаренна, многозначительно приподнимая бровь. – Самая настоящая.

— Обалдеть! – потрясенно выдохнула я. – Не иначе, как еще один подарок богини?!

— Угу. Драконьи Горы тоже уже оценили, – с сарказмом отозвалась подруга. – Вторую неделю требуют выдать им «птенца». Мол, они лучше знают, как воспитать и вырастить столь удивительное дитя.

— Ничего себе! И как же Мирра и Сев на это отреагировали? – встревоженно нахмурилась я.

— Никак. Им просто не пришлось. Грейдеринг вот уже вторую неделю днюет и ночует в Сорбронне возле малышки. Придите и возьмите, сказал он своим соотечественникам, если осмелитесь… Но что-то, похоже, никто в Драконьих Горах особо не рвется связываться с потомственным Хранителем Знамений.

— Ну и ну!

Я потрясенно качнула головой, пытаясь осмыслить услышанное. Подумать только! Пока я была занята в Азуре своими проблемами, дома жизнь тоже не стояла на месте… Сколько всего интересного и удивительного успело произойти за это время!

— Великая Эйя! Друзья мои… Вы даже не представляете, как сильно я рада вас видеть!

— Правда, что ли? – хитро прищурилась в ответ Лиаренна. – Что-то ты не похожа на человека, который страдает от разлуки с родными и близкими… Наоборот! Глаза горят, кожа светится! Ну-ка, признавайся, дорогая подруга, если я предложу тебе прямо сейчас вернуться домой, ты согласишься? Эйнан нашел заклинание, которое может на три-четыре секунды превратить оба наших зеркала в портал. Представляешь?! Все-таки магия триединых – мощная штука!

Это предложение, прямо скажем, застало меня врасплох.

— Ну, э…

Видя мою нерешительность, эльфийка насмешливо поджала губы.

— Так я и думала! Похоже, наша маленькая Лиона влюбилась-таки в своего азурского принца.  Я-то еще по письмам поняла, что к этому все идет… Ну и как? Ты счастлива, дорогая? Неужто даже с гаремом уже успела разобраться?

Ее добродушная шутка внезапно вернула меня к реальности – и недавний прилив радости тут же схлынул, как не бывало.

— Мне и не пришлось, Лиа. Наоборот… Это случилось вопреки всем моим усилиям.

Уловив внезапную перемену в моем настроении, проницательная Лиаренна тотчас нахмурилась.

— Та-ак… Ну-ка, рассказывай! Что случилось?

Тяжело вздохнув, я утомленно опустилась на край кушетки. Честно говоря, не собиралась жаловаться – просто хотела быстренько изложить все, коротко и по делу. Но едва начала говорить… Слова, казалось, сами собой полились из меня сплошным потоком. Я выплескивала на друзей всю боль, весь ужас недавно произошедшей трагедии, все свое бессильное, не проходящее чувство вины. Вины оттого, что не заметила, не разглядела, не поняла…

— Так, а ну живо отставить самоедство! – в конце концов, не выдержав, остановила на меня Лиаренна. – Лиона, ну что за глупые мысли?! Если тебе станет легче, энергии первичного хаоса вообще не распознаются обычным магическим зрением. Для этого нужно что-нибудь помощнее, типа Ока Бога. Но обычно это и сложно, и долго, и… В общем, учитывая редкость в наше время такого явления, как изначальная Тьма, подобными практиками уже давным-давно никто не пользуется. Уверена, ты о них даже не слышала.

Я промолчала, мудро решив не комментировать ее слова.

— Поскольку потомок уже мертв, — продолжала подруга, — и демон об этом знает, есть шанс, что в конце концов он все-таки уберется обратно в бездну… Однако нельзя исключать, что кровушки вам напоследок попортит изрядно. Так что покинуть дворец – весьма разумная мысль. Лучше не медлите!

— А если тебе вдруг понадобится помощь, — добавил Эйнан. – Ты можешь всегда нас позвать. Ну-ка, Ли, приложи на минутку ладонь к зеркалу!

Я подошла и послушно прижала ладошку к блестящей поверхности. Эйнан с другой стороны точно так же приставил свою ладонь к моей и что-то по-быстрому начертил на своем запястье. Я вздрогнула от неожиданности, когда руку на миг обожгло. На белой коже запястья проступил золотым контуром странный рунический символ.

— Это тоже магия триединых, — пояснил Эйнан на мой удивленный взгляд. – Если тебе понадобится помощь, просто царапни кожу рядом с символом и сделай так, чтобы капля крови попала на золотой контур. Мы свяжемся с тобой так быстро, как сможем, через любое ближайшее зеркало.

— Спасибо, Эйнан.

— И выше нос! Помни, теперь ты не одна. Мы всегда поможем, если в этом возникнет необходимость. Удачи!

Зеркало мягко мигнуло серебристым светом – и опустело.

Я еще несколько минут постояла, пытаясь осознать, что все увиденное мне не приснилось. Но нет, это был явно не сон. Вот оно – зеркало. Вот он – золотой символ на левом запястье… С ума сойти!

Опустив руку, я посмотрела в окно. День медленно клонился к закату. Больше медлить было нельзя. Пора было приступать к осуществлению задуманного.

 

 

— Лати, ну пожалуйста!

— Нет!

— Лати, мне очень-очень нужна твоя помощь!

— Ни за что!

Травница смотрела на меня широко распахнутыми глазами, в которых сверкала смесь возмущения, негодования и большого сомнения в здравости моего рассудка.

— Ну дорогая!..

— Ли, ты совсем умом тронулась?! Око Бога – это тебе не шутки! Разве не знаешь, как опасно настолько форсировать события?! Если не справишься, сможешь в итоге пообщаться с Создателями лично!

— Знаю! Но у меня нет трех дней для правильного очищения тела и духа. И если все необходимые мантры я смогу прочесть без перерыва за сутки, то с очищением тела… Мне очень нужна твоя помощь, ты же понимаешь.

— Чокнутая! – с мрачной убежденностью припечатала целительница. – Кто ты вообще, и куда дела мою нормальную здравомыслящую подругу?

Несколько минут она возмущенно сверлила меня взглядом, а потом, помолчав, с обреченным вздохом обернулась к застывшим служанкам.

— Несите воду! Чистую, питьевую… и побольше.

— Спасибо, родная!

— Богов поблагодаришь, — хмуро буркнула травница. – Если выживешь.

Не буду описывать в подробностях жуткий во всех отношениях процесс экстренного очищения. Скажу лишь, что следующие сутки слились для меня в один сплошной серый туман, в котором монотонное чтение мантр и молитв прерывалось лишь бесконечными стаканами воды и острыми желудочными спазмами, чутко контролируемыми целительницей. Единственное, что утешало меня во всей этой ситуации – это то, что Самира обе жемчужины не подпускали ко мне даже на расстояние выстрела, хоть тот и рвался лично убедиться, что со мной все в порядке. Вот уж не хотелось бы предстать перед ним в таком виде!

Наконец, к вечеру следующего дня процесс был завершен. Я в последний раз произнесла финальную мантру и с облегчением открыла глаза.

— Все… Я закончила.

— Я тоже, — устало зевнула Лати. – В твоем теле не осталось абсолютно ничего постороннего. Ты чиста, словно новорожденный младенец.

Медленно обведя взглядом комнату, я невольно прислушалась к внутренним ощущениям.

— Интересно, когда все начнется?

— Когда кто-нибудь из богов снизойдет к твоей просьбе, конечно же, — спокойно пожала плечами целительница. – Будем надеяться, что кто-нибудь из них действительно пожалеет такую отчаянную самоубийцу, как ты…

Не успела она договорить, как моя голова взорвалась короткой и острой вспышкой боли.

— Ой!!! – судорожно схватилась за нее, покачнувшись.

— Закрой глаза! – вскрикнула Латийя, быстро сообразив, в чем дело. – Быстро! Закрой глаза!

Я крепко зажмурилась.

— Великие боги! – услышала сквозь шум в ушах неверящий шепот травницы. – Вот уж не думала, что у нас действительно получится… Дамира! Скорей передай Самиру, что мы готовы!

 

 

Вниз, во двор, где должно было все происходить, мы спускались сложной процессией. Впереди шахтияр, на ходу отдающий последние распоряжения раидам о построении армии и оставшихся слуг перед дворцом. Позади него я с закрытыми глазами, ведомая под руки с обеих сторон травницей и амазонкой.

— Только не вздумай смотреть на меня! Слышишь? – на ходу бурчала первая. – Я и так знаю, что далеко не святая. Вовсе не нужно сообщать мне об этом официально.

— Неужели и вправду видно все-все? – с любопытством спрашивала вторая. – То есть, ты теперь действительно видишь мир глазами бога?

— В данный момент я его и своими-то не вижу… Эй! Предупреждать же надо, что ступеньки закончились!

Выйдя из дворца, я еще какое-то время была вынуждена идти вслепую. Ну очень уж не хотела Лати, чтобы я смотрела на нее божественным взором! И чего было так дергаться-то? Если уж я ее знаю как облупленную, бога ей вряд ли удастся чем-нибудь удивить… В конце концов мы остановились где-то на открытом пространстве, и надежные руки, поддерживающие меня с обеих сторон, внезапно исчезли. Так-с… Вот теперь, похоже, начинается самое интересное.

Честно говоря, мне и самой не очень-то хотелось созерцать все грехи и пороки, которыми, предположительно, могли обладать обитатели Соколиного Гнезда. Ну к чему мне это, в самом-то деле? Поэтому, чуть помявшись в нерешительности, я мысленно вознесла молитву к Создателям, чтобы увидеть лишь то, что будет полезно нам для защиты и борьбы против демона.

И только после этого, наконец, открыла глаза.

Наверное, подсознательно я ожидала все-таки чего-то более впечатляющего. Но, похоже, моя последняя молитва тоже уже была услышана. Ничего лишнего! Нити энергий сияли в воздухе яркими цветными нитями, пронизывая все вокруг. Оба защитных контура сверкали вокруг территории раскаленными канатами. Эх, вот только толку-то от них?..

Горько вздохнув и машинально оглянувшись назад, на дворец, я в омерзении вздрогнула. Словно лианы-паразиты, жуткие черные щупальца Тьмы взбирались по белоснежным стенам Соколиного Гнезда, дотягиваясь до третьего этажа и сжимая весь дом в своих хищных объятиях.

Неужели все это время мы жили в этом, словно в огромной демонической ловушке?!

Оторвав взгляд от дома, я опять повернулась к рядам застывших передо мной людей – мужчин, женщин, стариков и даже детей. Похоже, на этот раз Самир предусмотрел все, решив больше не полагаться на удачу. Глубоко вздохнув, подняла глаза и принялась внимательно вглядываться серьезные смуглые лица, в глубине души надеясь ничего не найти…

Зря надеялась! Коварная грибница изначальной Тьмы уже успела снова запустить свои корни в новых жертв – теперь мне это было совершенно очевидно. Темные бесформенные сгустки энергий, черные вихри, свивающихся в спирали внутри человеческих тел… Более того, я видела, что процесс поглощения еще полностью не завершен, но, увы – этим несчастным уже ничто не могло помочь.

Всего будущих новых «марионеток» оказалось пятнадцать, и среди них один – мальчик лет десяти. Я слышала, как рыдала и голосила его мать, когда я указала на него, но, к сожалению, ничего не могла с этим поделать. Похоже, свихнувшийся хаосит не видел особой разницы между взрослыми и детьми.

— Хорошо… — будто сквозь пелену, негромко донесся до меня голос Самира. Поглощенная поиском тьмы, я почти забыла, что он стоит рядом. – Это даже меньше, чем я ожидал… Бедное дитя! Это сын рахиба Икрама. Нам придется оставить его здесь, вместе с другими одержимыми. Если, конечно, ты не знаешь способа избавить их от этой напасти.

— Нет, Самир… Боюсь, такое мне не под силу.

Оторвав взгляд от женщины, со слезами на глазах обнимающей своего растерянного и напуганного ребенка, я повернулась к мужу и расстроенно уткнулась лбом в его плечо. На душе было так тяжело, словно это я своими руками отняла у родителей сына.

— Не вини себя, — угадав мои мысли, Самир ободряюще подгладил меня по волосам. – Лучше вспомни, повторения какой трагедии ты помогла нам всем избежать… И, ради всего святого, посмотри уже на меня, айджаным! Я же не мнительная Латийя-бано. Вряд ли мне удастся выглядеть в глазах богов еще ужаснее, чем уже есть.

Ощутив мгновенный укол паники, я нехотя подчинилась. Может, он прав?.. Губы Самира тронула едва заметная улыбка, когда ему, наконец, удалось поймать мой взгляд. Медленно подняв руку, он спокойно снял маску с лица, не сводя с меня внимательных синих глаз.

Я застыла, удивленно приоткрыв рот, отчего его брови вопросительно дрогнули.

— Или… могу?

Неопределенно качнув головой, я продолжила молча в изумлении таращиться на него, не в силах отвести взгляда. Передо мной стоял молодой мужчина, одновременно знакомый и незнакомый мне. Жуткая Метка исчезла, возвращая благородному лицу правильность и симметрию… и сейчас это лицо было по-настоящему прекрасно!

— Айджаным? Ты в порядке?!

Черные брови над синими, как троксы, глазами тревожно нахмурились. Я заметила, как он машинально сделал движение, чтобы вернуть маску на место, и торопливо перехватила его руку.

— Стой, Самир! Подожди! Дай мне еще минутку, прошу. Ты… очень красивый…

Мой взволнованный вздох заставил его удивленно замереть, в то время как я продолжала жадно рассматривать чистое ясное лицо. В глубине души в то же время уже поднималась волна щемящих, противоречивых, болезненных чувств, заставляя сердце одновременно плавиться от счастья и горестно сжиматься от боли… Боли и пронзительного липкого ужаса понимания.

Почему?! Почему, о великие боги, я не смогла заметить этого раньше?!

Он действительно был очень красив. Очень! А еще – очень похож на своего отца… Своего настоящего отца. Почти копия. Только гораздо моложе и с синими материнскими глазами.

— Правда? – его взгляд осветился удивленной улыбкой. – Я красивый? Почему же ты плачешь тогда, айджаным?

— Плачу?..

Мои пальцы рассеянно коснулись щеки. И правда. Щеки были мокрыми от слез.

Вновь взглянув на Самира, я внезапно почувствовала, как картинка начинает стремительно расплываться перед глазами, теряя четкость и резкость. На прекрасном мужском лице снова медленно проступала багровая Метка Тьмы…

Сила Ока Бога иссякала. Видимо, теперь я увидела все, что должна была увидеть.

Терпеливо прикрыв глаза, с бешено колотящимся сердцем я сумела-таки дождаться, пока пройдет новый приступ головной боли и восстановится зрение, а потом опять посмотрела на мужа.

— Ты был прав, Самир. Мы должны покинуть Иглис-Дакхалл… И как можно скорее!

 

 

 

        Рубрика: Оберег для наследника, Романы      

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

К записи "Глава 18. Глазами бога" оставлено 17 коммент.

  1. Евгения:

    А вот и мы… Автор и наконец-то новая глава 🙂

  2. Galina53:

    спасибо за новую главу и надежду на благополучное завершение истории!
    ждем…

  3. люся:

    как же мне нравятся ваши книги!!!спасибо вам за ваше творчество!

    • Евгения:

      Ой, прям захвалили… 🙂
      Я очень рада, что мои истории пришлись вам по вкусу! Это вдохновляет на новые сказки ))

  4. Ирина:

    Спасибо за великолепную главу. Эта глава подарила надежду на победу над демоном и излечение Самира от страшной метки.

  5. Galina:

    Доброго дня и здоровья Вам Евгения. Спасибо за очередную главу и также за возможность узнать кто родился у Мирры и Сева. Рада за них и надеюсь что и у нашей героини и ее друзей все будет хорошо.

    • Евгения:

      Ну а зачем иначе писать сказки? Чтобы все заканчивалось хорошо!
      Это же не «Голодные Игры» 🙂

  6. Элина:

    Спасибо за продолжение!С нетерпением жду каждую новую главу!

  7. люся:

    что-то наш автор пропал…Женечка,ауууу!У вас все в порядке?

  8. Наталья:

    Автор, умоляю, вернись!!! Мы очень ждем🙏😘

  9. Galina53:

    ждем… скучаем… не теряем надежды на новые встречи…

  10. Евгения:

    Дорогие мои читатели и друзья! Извините, что так долго не отвечала, но… Так случилось, что в августе-месяце внезапно и скоропостижно скончался мой любимый ноутбук, а на хорошую замену ему пока никак не наскребу денег (как в том анекдоте — то трусы порвутся, то сахар кончится 😄). Так что до появления нового орудия творческого труда дальнейшее выкладывание текста пока будет приостановлено. Прошу отнестись с пониманием к возникшим неудобствам. Камсамнида! *поклон*(пересмотрела корейских дорам) 😊

  11. Galina53:

    главное, что Автор жив и здоров! а мы дождемся светлого дня… 🙂

    • люся:

      Женечка,печально,что техника йокнулась…хорошо,что техника.Как говорят в Одессе»хорошо,что деньгами»
      Терпеливо ждем!

  12. Евгения:

    Спасибо за терпение! 😘

  13. Ирина:

    Евгения, как дела с ноутбуком. Вы старый чините или новый будете покупать.

    • Евгения:

      Ирина, буду покупать новый. Чинить уже не помогает, там напрочь сдохла видеокарта, так что ремонт будет практически равноценен покупке нового.

Оставить свой комментарий

2018 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien