Глава 2. Клин клином

        5 Октябрь 2013

Безимени-2 (2)

Наше столь своеобразное появление над площадью произвело невероятный эффект – множество лиц, обращенных вверх, к натужно машущему крыльями дракону, отразило целую гамму чувств – от простого удивления до откровенного ужаса. Мне пришлось сделать целых два круга над площадью, прежде чем народ пришел в себя и догадался, наконец, разойтись, чтобы дать подоспевшим Хирату и Рэйву принять из моих когтей своего бесчувственного Повелителя. И очень вовремя, кстати. Попытайся я продержаться в воздухе с этой ношей еще хотя бы несколько минут – и бесчувственных тел стало бы уже два.

— Что произошло? – коротко спросил Хират, торопливо ощупывая своего не подающего признаков жизни кузена на предмет повреждений.

— Понятия не имею, — честно ответила я, мгновенно меняя ипостась. – Сначала все шло нормально, а потом…

— Погоди! — неожиданно перебил меня оборотень, спохватившись и бросив предостерегающий взгляд в сторону взволнованной толпы. – Позже расскажешь… Эй, Рэйв! Доран! Помогите-ка внести его в дом!

Названные дарги дружно подхватили своего Альфа-лорда на руки и понесли к дверям Эль-Дааррона. Хират на ходу обернулся к другим старшим альфам и что-то негромко сказал. Часть даргов тут же двинулась в сторону дома, вслед за скрывшимися внутри Рэйвом и Дораном, остальные принялись убеждать толпу на площади успокоиться и разойтись. Народ, только что узревший своего любимого Повелителя в почти бездыханном состоянии, подчинялся крайне неохотно.

— Идем! – бросил мне Хират на ходу, и я послушно поспешила за ним. Почти сразу же откуда-то из толпы ловко вынырнула Лиаренна и молча зашагала рядом со мной, а оглянувшись секунду спустя, я почти без удивления обнаружила беззвучно возникшую за нашими спинами Лиону.

В холле Эль-Дааррона нас уже поджидала Норраэль.

— Я распорядилась отнести Северриана в его спальню, – еще издали сообщила нам чародейка. – Главное, что ему сейчас нужно, это покой… Кстати, кто-нибудь скажет мне, наконец, что произошло?

Вместо ответа Хират молча жестом пригласил ее следовать за нами.

Мы вошли в спальню сереброволосого оборотня. Здесь уже находились все те, кто успел покинуть площадь раньше нас, а потому занятыми оказались все имеющиеся в наличии и в разной степени пригодные для сидения поверхности. Единственным относительно не занятым местом оставалась только широкая кровать посреди комнаты, на которую и уложили самого хозяина опочивальни.

— Кажется, я ясно сказала – Северриану нужен покой! – громко и с расстановкой повторила Норраэль, обводя собравшихся альф грозным взглядом эскулапа при исполнении. – Ну-ка, быстро покиньте помещение!

Старшие альфы начали было возмущаться в ответ, мотивируя желание остаться заботой о своем Повелителе, однако Норраэль не стала тратить время на споры. Вместо этого чародейка коротко щелкнула пальцами – и на прикроватном столике рядом с Севом возник давешний поднос с подозрительно пахнущими склянками. Тетушка взяла один из пузырьков, хорошенько взболтала его и, откупорив, поднесла к лицу бесчувственного оборотня на манер нюхательных солей. Я и сама невольно сморщилась, уловив резкие нотки пронзительно-горького запаха таскурры, тут же поплывшего по комнате. А уж дарги, особенно сидящие поблизости, отреагировали куда живее – немедленно начали судорожно кашлять, чихать, со страдальческим видом зажимая ладонями свои чувствительные носы, и на полусогнутых один за другим принялись спешно покидать комнату. Лиона, оказавшаяся в спальне Сева вслед за мной и Лиаренной, наблюдала за их реакцией с плохо скрытым удивлением.

— Ну хватит уже, Норра, смилуйся! – возмущенно прошипел через пару минут Доран, героически сумевший удержаться от позорного бегства и украдкой вытирающий слезящиеся от рези глаза. – Смрадом твоего снадобья можно мертвеца из могилы поднять!

— Так оно для того и варилось, — невозмутимо отозвалась чародейка, снова запечатывая и убирая пузырек. – Но, как видишь, не подействовало… Будем считать это знаком того, что он все еще жив.

С трудом подавив новый приступ кашля, альфа смерил циничную эльфийку сердитым взглядом, однако больше ничего не сказал.

— Так что же все-таки произошло в Арбисе? – обернулся ко мне Хират, тоже оставшийся в спальне вопреки противному запаху. Кроме него особо стойкими оказались также Кристакс и Рэйв. Взгляды всех присутствующих тут же обратились ко мне.

Я невольно замешкалась с ответом, не решаясь сказать правду. Если бы Хират не перебил меня тогда на площади, когда я еще находилась под впечатлением от всего произошедшего, я бы, наверное, выложила ему все как есть, без утаек. Однако теперь, успев по дороге немного обдумать случившееся, мне пришло в голову, что стоит только рассказать правду – и дарги решат, что моей голове в Арбисе тоже изрядно досталось. Поэтому, немного поколебавшись, я поведала им несколько упрощенную версию событий, лишенную невидимых языков пламени над горой, странного злобного ветра и страдающей кошмарами гигантской подземной змеи.

— В принципе, очень похоже на всплеск… — задумчиво проговорил в конце концов Рэйввен, внимательно выслушав мой отредактированный рассказ. – Иногда энергия Арбиса выходит из-под контроля даже у самых сильных Альф. Эта головная боль и все прочее – когда-то давно, еще когда Повелителем Арбиса был Самуир, я слышал, как он описывал нечто подобное… Правда, тогда он был в Арбисе один.

Взоры присутствующих снова обратились ко мне. Казалось, у них у всех почти одновременно возник один и тот же вопрос.

— Ну… Сев просто сразу разомкнул руки, — немного неловко пояснила я, отчего-то испытывая под их взглядами внезапный приступ вины за собственную невредимость. – И вытолкнул меня из круга.

К моему облегчению, этого оказалось вполне достаточно, чтобы выражение лиц, обращенных ко мне снова смягчилось.

— Узнаю Северриана! – проворчал Доран, тут же безоговорочно принимая мое объяснение. – Никогда не думает о собственной безопасности…

— Перестань, – спокойно перебил его до сих пор молчавший Кристакс, старший советник Сева. – Если бы он этого не сделал, возможно, лежали бы они там оба до сих пор. Вспомни-ка лучше, чем иногда заканчивались подобные «всплески» в прошлом?.. То-то же! Может, тебе и нелегко признать, но Северриан на самом деле умнее многих присутствующих.

— Ну да, вечно ты его оправдываешь! – буркнул в ответ старший альфа, недовольно косясь на кузена.

— Тихо вы оба! – приказала Норраэль, сердито сверкнув на них глазами. – Или выпровожу и вас восвояси!

Старшие альфы послушно умолкли, наблюдая за тем, как чародейка возится со своими снадобьями у изголовья кровати Сева. Я тоже расположилась у его головы по другую сторону от Норры, встревоженно вглядываясь в бледное застывшее лицо оборотня. Лиаренна и Лиона тем временем заняли место в изножье ложа.

— Никак не могу понять, как ей удается так командовать всеми? – тихо спросила я Лиаренну, незаметно кивая на тетушку. – У меня такое впечатление, будто изучая даргианскую иерархию, я что-то упустила из вида.

— Угу… Ты упустила Норраэль, — так же тихо отозвалась та с едва заметной усмешкой. – Вот уж кто способен любую иерархию превратить в набор необязательных правил… Отец рассказывал мне, что она всегда такой была. К тому же Норра живет в Сорбронне настолько давно, что каждого из нынешних альф знает практически с пеленок. Да и кто, по-твоему, выхаживал их всех тогда, после той болезни? Такие вещи всегда накладывают определенный отпечаток на отношения. Мне кажется, они просто давно воспринимают ее, как старшего члена семьи. Вот ты, к примеру, стала бы спорить с собственной бабушкой по мелочам?

— Я, между прочим, все слышу, – холодно уведомила ее через плечо чародейка, явно не считающая себя настолько старой.

— …или тетей? – тут же выкрутилась Лиаренна.

Норраэль между тем уже закончила со своими снадобьями и снова обернулась к нам.

— Так. А теперь давайте серьезно, — медленно обвела она острым взглядом всех присутствующих. – У кого еще есть какие-либо версии по поводу произошедшего? И на этот раз, желательно, более правдоподобные.

Ее взгляд, в конце концов, снова задумчиво остановился на мне.

— А разве версия на счет всплеска не верна? – осторожно поинтересовалась я. – Рэйв ведь сказал, что такое бывало и раньше…

При этих словах Норраэль, Хират и Рэйв молча переглянулись.

— Это было лишь предположение. Дело в том, что обычный всплеск не должен был так подействовать на Северриана, — пояснил Рэйв, пряча большие пальцы за край широкого расшитого золотом пояса. Как и все, кто остался в комнате с Севом, он все еще был одет в свои парадные одежды, предназначенные для ритуала Новолуния. – Во-первых, в Арбисе вы все-таки были вместе. А во-вторых… Северриан хоть и близок к своему столетию, но пока еще не миновал его. За то время, что мы тут болтаем, его организм должен был уже давно восстановиться сам, но этого, как видишь, не произошло. Даже эта вонючая дрянь, которую использовала Норра, не помогла. Он словно чем-то… — оборотень на секунду замешкался, словно подбирая наиболее подходящее определение. – Отравлен. Парализован.

— Мирра, ты уверена, что рассказала нам все? – перебивая его, требовательно спросил Хират. – Может, было что-то, о чем ты забыла упомянуть?

— Эй, парни! – неожиданно раздраженно произнесла Лиаренна, вклиниваясь в разговор. – Сдается мне, что вы уже немного перегибаете палку. Мирраэль, может, и не светоч разума, но если бы что-то заметила, уже давно рассказала бы вам… С какой стати ей лгать?

Холодный сарказм, звучащий в ее голосе, словно бы немного разрядил атмосферу в комнате. Оборотни молча переглянулись между собой, и их лица заметно смягчились.

— Прости, Мирра… – буркнул Хират, немного неловко отводя в сторону взгляд. – Никто никого не хотел обидеть. Мы просто пытаемся разобраться в ситуации…

— Серьезно? – Лиаренна чуть приподняла тонкие красивые брови. – Обычно, когда в чем-то пытаются разобраться, обращаются за советом к специалистам. Вместо того, чтобы приставать к Стражу – которому, кстати, тоже досталось – лучше бы поинтересовались у лорда Таваррона, не случалось ли чего-то подобного раньше с ним и его Адриэлем? Думаю, там у вас будет больше шансов узнать что-либо дельное.

— Устами младенца… — пробормотала Норраэль, с удивленным одобрением взглянув на мою неожиданную заступницу. – Верно! Прямо сейчас пойду – и ему напишу… Лиона, дорогая, пойдем-ка со мной!

С этими словами чародейка вышла из комнаты вместе с поспешившей за ней Лионой. Дверь за ними со стуком захлопнулась, и мы невольно переглянулись.

— Ладно, — в конце концов со вздохом сказал Рэйв, нарушая повисшее молчание. – Пусть она пока выясняет, что сможет… Ну а нам пока надо попробовать самим привести Северриана в чувство – и как можно быстрее. Мне не нравится, что он так долго без сознания. Это может плохо кончиться.

— Что ты предлагаешь? – Хират бросил хмурый взгляд на по-прежнему мертвенно-бледное лицо сереброволосого оборотня. – Даже эта мерзкая дрянь, которой пыталась взбодрить его Норра, не помогла.

— Ну, — Рэйввен пожал плечами. – Как я уже сказал, его нынешнее состояние очень похоже на паралич после отравления. Вспомни-ка, что делают с регенерацией яды вроде строппа или менартеи? И что обычно в таких случаях делаем мы?

— Ты об араке? – видимо, сообразив, о чем речь, Хират на мгновение просветлел лицом. Однако тут же снова в сомнении нахмурился. – Но… ты уверен, что это хорошая идея?

— Как знать… – Рэйв немного неопределенно пожал плечами, стараясь сохранять нейтральное выражение лица. – Хуже, чем сейчас, уж точно не будет.

Хират, явно не впечатлившись подобным аргументом, в сомнении оглянулся на лежащего на кровати кузена. А Рэйв тем временем уже подошел к небольшому секретеру, стоящему в дальнем углу спальни и выдвинул один из нижних ящиков.

— Ага!.. — удовлетворенно пробормотал он, заглядывая внутрь. – Так и думал, что он хранит его здесь…

Он достал из ящика небольшой деревянный ларец и, осторожно поставив его на секретер, открыл плоскую крышку. Хират за его спиной странно хмыкнул, наблюдая, как Рэйввен извлекает из шкатулки на свет тонкий изящный стилет, как внимательно осматривает его, задумчиво прикидывая на руке удобство длинной узкой рукояти. На лице русоволосого оборотня все еще явственно читалось сомнение, однако останавливать Рэйва тот не спешил.

— Что они собираются делать? – шепотом спросила я у Лиаренны, уже успевшей незаметно перебраться поближе к изголовью кровати. Честно говоря, вид оружия в данной ситуации, да еще и в сочетании с явным скепсисом Хирата, заставлял меня нервничать.

— О, это весьма любопытная процедура, — тоже невольно понижая голос, шепотом ответила мне эльфийка. – Видишь эту штуковину у Рэйва в руках? Это арак. Его используют как раз для таких случаев – при параличе регенерации, чтобы заставить организм снова «включиться».

— Но разве у оборотней бывает паралич? – в сомнении спросила я. – Я думала, по-настоящему навредить им могут только хорксы… ну, и еще кое-что… – В памяти невольно всплыли зеленые стрелы дриад, однажды уже едва не убившие сереброволосого оборотня.

— Если говорить о смерти, то – да, — с невозмутимым спокойствием подтвердила Лиаренна. – Но мы сейчас говорим о другом… Дело в том, что некоторые виды растений, произрастающих в местных предгорьях, содержат настолько сильные яды, что к ним даже случайно прикасаться нельзя без последствий – одно из побочных проявлений магии защитного периметра. Но время от времени патрульные все-таки натыкаются на них, и тогда… — Эльфийка пожала плечами. – Самостоятельно справиться с ними не способны даже самые сильные дарги. Эти яды напрочь блокируют способность к самовосстановлению, погружая в состояние, близкое к смерти. И вот в таких-то случаях оборотни обычно и пользуются араком.

— И как же они им пользуются?

Вместо ответа эльфийка молча оглянулась на Рэйва и кивком головы указала мне на стилет в его руках.

— Смотри. По сути, это типичный пример принципа «клин клином». Тонкий сплав акеррита и серебра смазан весьма необычным составом – попадая в околосердечные мышцы, это вещество вызывает их резкое сокращение, стимулируя активацию работы сердца и заставляя его выйти из паралича… Однако для того, чтобы заставить организм именно проснуться, арак нужно вонзить в строго определенное место и с тщательно отмеренной силой. Стоит только хоть немного усилить нажим и коснуться араком самого сердца, как оно тут же остановится. Труднообъяснимое явление, но факт остается фактом. Всего одна небольшая ошибка – и сраженный параличом дарг уже никогда не проснется.

Рэйввен, до сих пор, казалось, всецело поглощенный изучением арака, при этих словах бросил на эльфийку слегка ироничный взгляд.

— Ради богов, Лиа!.. Я уже много раз выполнял эту процедуру. До сих пор никто не жаловался.

— Надеюсь, ты хотя бы давал им шанс? – невинно уточнила эльфийка.

Вместо ответа Рэйв коротко фыркнул и спокойно продолжил свое занятие. Я же после объяснения Лиаренны намертво прикипела взглядом к его рукам, боясь теперь не только отвести взгляд, но и просто моргнуть. Светловолосый оборотень между тем осторожно обхватил пальцами кончик трехгранного клинка и медленно потянул за него. Я невольно задержала дыхание от удивления – лезвие неожиданно отделилось от ручки, открывая глазам еще более тонкий, не толще струны суарилла, клинок, больше похожий на иглу. Белый металл тускло поблескивал под темной маслянистой пленкой, покрывающей тончайшее острие.

— Та-ак… а теперь – все в сторону! – коротко распорядился дарг, обращаясь к нам и поудобнее перехватывая арак в руке.

Глядя, как Хират и Лиаренна торопливо отступают от кровати, я и сама сделала несколько неуверенных шагов прочь на негнущихся ногах. Рэйв на мгновение замер, нависнув над своим бесчувственным кузеном, словно орел над добычей – и внезапно резким движением ловко вогнал тонкое лезвие в грудь сереброволосого оборотня.

Неподвижно лежащее на кровати тело вздрогнуло, изогнулось судорожной дугой, из безжизненного горла вырвался тихий хрипяще-свистящий стон. Я тоже непроизвольно вздрогнула, до крови вонзая ногти в ладони и глядя, как по телу Сева пробегают одна за другой долгие мучительные судороги, снова и снова выгибая безвольное тело над смятыми покрывалами. Потом Рэйв так же резко выдернул арак и ладонью другой руки крепко прижал сереброволосого оборотня к кровати, не давая тому свалиться на пол.

— Ну вот… Готово, — спокойно констатировал он через пару минут, обращаясь ко всем одновременно. Жуткие судороги к этому времени постепенно сошли на нет, но лицо Сева по-прежнему оставалось мертвенно-бледным. – По крайней мере, он все еще жив. Ну а подействовало или нет, очень скоро станет понятно… И, Астарот побери, хотел бы я все-таки знать, что именно сотворило с ним такое?!

Рэйв еще раз пристально вгляделся в бледное лицо Альфы, потом ловко вдел иглу обратно в тонкие стилетоподобные ножны, бросил арак в шкатулку и, не говоря больше ни слова, вышел из спальни.

 

 

Прогноз Рэйввена оказался на удивление точен. Буквально через несколько минут после его ухода к сереброволосому оборотню уже начал постепенно возвращаться нормальный цвет лица, а дыхание – прежде слабое, прерывистое и едва заметное – стало более глубоким и ровным. Глядя, как еще недавно почти бездыханный Сев снова медленно возвращается в мир живых, я с облегчением вздохнула и немного расслабила плечи. До этого момента я и не осознавала, насколько сильно все это время меня давило чувство тревоги и неясной вины за случившееся. Что, если все это произошло из-за меня? Что, если я просто оказалась недостаточно сильным Стражем, чтобы уберечь Сева от ярости Арбиса? Может, я вовсе не гожусь на роль его защитницы, создавая у всех лишь ложное, необоснованное чувство безопасности? Это ведь всего третье Новолуние в моей жизни – и вдруг такие последствия…

Пока я предавалась своим невеселым размышлениям, остальные уже успели заметно взбродриться и успокоиться. Вскоре Хират, убедившись, что состояние его кузена значительно улучшилось, тоже вышел из комнаты вслед за Дораном и Кристаксом – и в конце концов мы с Лиаренной остались у постели Повелителя вдвоем.

Впрочем, ненадолго. Не прошло и пяти минут, как дверь спальни снова отворилась, и в открывшемся проеме осторожно показалась знакомая пушистая рыжая макушка.

— Можно?

Получив утвердительный ответ, Лиона торопливо проскользнула внутрь. Опустившись на кровать рядом со мной, бросила вопросительный взгляд на спокойное лицо крепко спящего оборотня и шепотом поинтересовалась:

— Ну? Как тут у вас дела?

— В сравнении с прежними – лучше.

— Хвала богам! И как же вам это удалось?

— Лучше тебе не знать… — вместо меня ответила ей Лиаренна. – А как там дела у Норраэль? Вы отправили письмо Таваррону?

— Отправили. А когда пришел ответ, отправили еще одно – в Орак-Омтар, — ответила сестрица. И, помолчав, добавила. – По-моему, тетя чем-то всерьез обеспокоена, хоть и не признается, в чем дело. Лицо у нее такое… встревоженое.

Мы с Лиаренной переглянулись.

— Уверена, она скоро появится, — проговорила эльфийка ободряюще. – Наверняка зайдет проверить, как тут ее любимец поживает-полеживает… Я бы, по крайней мере, на ее месте не удержалась. И, конечно, тоже бы беспокоилась.

Мы с Лионой невольно обменялись взглядами. Столь искреннее проявление привязанности к кому-то со стороны обычно сдержанной Лиаренны было довольно неожиданным. И, судя по загоревшемуся огоньку в глазах моей ненаглядной сестренки, можно было предположить, что эта минутная слабость для эльфийки даром не пройдет.

— Кстати, Лиа… — проникновенно поинтересовалась Лиона, коротко бросая на нее из-под ресниц блестящий от любопытства взгляд. – Ты никогда раньше об этом не говорила, но… как вы с лордом Северрианом стали друзьями?

Я уже почти открыла рот, желая одернуть сестру, но вдруг передумала. Учитывая значительную разницу в характерах и привычках их обоих, это была и впрямь интригующая тема. Правда, в отличие от Лионы, я до сих пор так и не решилась спросить об этом ни Сева, ни Лиаренну. Почему? Сложно сказать… Может, потому, что всякий раз, задумываясь над этим, я невольно вспоминала, как по-хозяйски льнула эльфийка к Севу тогда, на Буковой поляне, и как смотрела на меня потом, после нашего с ним Лунного танца… В эти минуты мне начинало казаться, что я уже знаю ответ.

И вот теперь мне все-таки предстояло услышать его из первых уст.

— Вообще-то, это был сложный процесс, — хмыкнула эльфийка. – Но, если в нескольких словах… когда-то он был моим учеником.

Что и говорить, такого ответа я не предполагала.

— Что?!.. Твоим учеником?! – в один голос спросили мы с Лионой, на мгновение забыв, что говорить надо тихо. – Как?!

Лиаренна со снисходительной усмешкой оглядела наши одинаково изумленные лица – и, по-видимому, осознала, что несколькими словами ей от нас не отделаться.

— Ну хорошо, хорошо, — рассмеялась она. – Будут вам подробности…

— И побольше! – подсказала Лиона, жадно подаваясь вперед.

Эльфийка со смехом кивнула.

— Итак… Как вы знаете, все молодые альфа-дарги должны в обязательном порядке обучаться управлению энергиями своего Источника – ведь однажды кто-то из них станет новым Альфа-лордом своей долины. Ну, а поскольку в даргианских долинах замкнутый на Повелителе Источник никого постороннего к себе не подпускает, то тренироваться на нем становится весьма проблематично. Вот даргианские альфа-дома и заключили в незапамятные времена договор с Диагоном: наши чародеи в Эйтар-Ллориэне обучают юных альф премудростям колдовства при помощи нашего источника – благо, озеро Эйервилль никому конкретно не подчиняется – а дарги за это продают Фьерр-Эллинну драгоценные камни за полцены… Вы ведь еще не видели здешних месторождений троксов и асмарантов?

Мы с Лионой молча синхронно покачали головами.

— О, это нечто! – заверила нас эльфийка. — Гномы просто удавились бы от зависти, если бы кто-нибудь позволил им хоть одним глазком взглянуть на это чудо!.. Впрочем, это к делу не относится. Так вот. Наше с Северрианом знакомство началось с его проваленного экзамена по управлению погодой. Честно говоря, в те времена Сев был больше похож на этого менестреля-разгильдяя Грейна, чем на себя нынешнего. Стать Альфа-лордом он никогда не стремился, да и повышенной серьезностью тоже не страдал. Это накладывало определенный отпечаток и на его отношение к учебе… Тем не менее сдать экзамен для возвращения домой было необходимо – и в конце концов его преподаватель, которому надоело самому возиться с нерадивым учеником, предложил тому обратиться за помощью к кому-нибудь из старших студентов.

Ларенна внезапно усмехнулась.

— Даже не знаю, почему Северриан выбрал тогда именно меня. Однако его решение, в некотором смысле, стало судьбоносным для нас обоих. Дело в том, что в те времена, будучи одной из лучших старшекурсниц Эйтар-Ллориэна, я практически никогда не общалась с даргианскими студентами. Более того, вам об этом не известно, но многие мои соотечественники не одобряют, что наши магистры делятся своими знаниями с инокровными учениками – и в ту пору я искренне разделяла их мнение. Так что, услышав просьбу о помощи со стороны этого юного даргианского лоботряса, я тут же без раздумий послала его к Утору в твердой уверенности, что никогда больше не увижу… Тогда я еще и не подозревала, насколько сильно ошибалась! На следующий день этот наглец снова заявился ко мне с той же просьбой. И на следующий. И на следующий. И на следующий тоже!.. После двух недель подобных домогательств мне уже стало казаться, что на меня наложили какое-то странное проклятье. Нет, не подумайте, юный альфа вел себя совершенно пристойно! Его каждодневные просьбы всегда были предельно вежливы и корректны… и однообразны до зубовного скрежета! В конце концов до меня дошло, что этот хитрец попросту решил взять меня измором. Через некоторое время я уже всерьез начала задумываться над тем, каким способом от него будет легче избавиться – прикончить втихую или все-таки научить… В итоге здравый смысл подсказал не разжигать международный конфликт из-за упрямого хвостатого недоучки. Вот так он и стал моим учеником.

— Милая история, — заметила я, стараясь сдержать улыбку. Представить себе всю эту ситуацию, зная их обоих, не составляло особого труда. Как и поверить в то, что при желании Сев кого угодно мог довести своим упорством до белого каления.

— О да, — усмехнулась эльфийка. — Кстати, как выяснилось, обучать магии молодого оборотня может быть даже довольно весело… Главное – научиться хорошо ставить телепатические блоки.

— Могу себе представить! — хмыкнула Лиона.

— Например, однажды я заставила его целых два часа мокнуть под дождем, прежде чем объяснить, что вызванные магией осадки самостоятельно не прекращаются, и что убирать их тоже нужно самому. Сказать по правде, он так забавно смотрелся с этой крошечной тучкой над головой и дождем, непрерывно льющимся ему за воротник…

Мне пришлось закусить губу, чтобы не рассмеяться у постели спящего героя истории. Лиона же, в отличие от меня, сдерживаться не стала и только уткнулась лицом в покрывало, чтобы немного заглушить смех.

— Неужели тебе все это сходило с рук? – посмеиваясь, поинтересовалась я.

— По большей части, — лукаво усмехнулась эльфийка. — Нет, разумеется, Северриан прекрасно понимал, что я над ним издеваюсь, но почти никогда не отвечал на мои подлянки тем же. Как-то раз, не удержавшись, я даже спросила его о причине подобной покладистости. На что он спокойно ответил – мол, видели глаза, что выбирали, теперь поздно обижаться… Правда, пару раз мне все-таки довелось день напролет отмахиваться от несуществующих пчел или мух, которые явственно жужжали у меня над ухом, а однажды пришлось буквально удирать от огромной пупырчатой жабы, которую вдруг, ни с того ни с сего, обуяло дикое желание непременно посидеть у меня на коленях…

Лиаренна терпеливо дождалась, пока мы вновь перестанем веселиться, а потом неожиданно серьезно закончила:

— А потом оказалось, что этот не сданный вовремя экзамен спас Северриану жизнь. В тот момент, когда он наконец с блеском продемонстрировал профессорам новоприобретенные умения в управлении погодой, в Сорбронне уже вовсю бушевала чума. Только он, да еще Кройден, чье обучение тогда лишь начиналось – вот и всё, что осталось к тому моменту от сорброннского альфа-клана… До нас дошла весть о том, что Хират, столь невовремя вернувшийся домой из соседней долины, тоже едва не погиб – и тогда Старейшины силой принудили обоих молодых альф оставаться во Фьерр-Эллинне до тех пор, пока опасность не минует. Только Сев все равно попытался сбежать. Он хотел вернуться в Сорбронн, к своей семье – в то время дома его ждали мать, отец и двое братьев – и в конце концов Туиллатару пришлось просто-напросто запереть его в Медиате и самому лично запечатать заклятиями все окна и двери покоев. Он продержал Северриана там таким образом три недели – и все это время я каждый день приходила к его комнате, и мы подолгу сидели вдвоем по обе стороны двери и молчали. Я не знала, что ему сказать, потому что совершенно не умела утешать. А он совсем не умел жаловаться. Лишь однажды он сказал мне, что его родных больше нет в живых. Это случилось в конце второй недели его заточения. Он просто сказал, что больше не чувствует – не слышит – никого из них… и я ему поверила. Больше мы к этой теме ни разу не возвращались, но как только Северриана наконец выпустили из-под замка, он тут же, ни с кем не прощаясь, отправился прямо в Сорбронн. А когда мы снова встретились с ним через несколько лет, он был уже Повелителем Арбиса – и это был уже совсем-совсем другой парень…

Лиаренна умолкла, и в комнате на минуту повисла тишина. От недавней веселости к концу рассказа уже не осталось и следа. Я задумчиво коснулась пальцами ладони Сева. Та была уже вполне теплой и живой, однако оборотень по-прежнему не желал просыпаться.

— Может, пора его разбудить? — неуверенно предложила Лиона, проследив за моим взглядом.

Я немного поколебалась, раздумывая, стоит ли вмешиваться в естественный процесс выздоровления, а потом все-таки не утерпела и осторожно позвала оборотня:

— Сев…

В этот момент дверь в комнату отворилась, и на пороге показалась Норраэль. Не входя в спальню, чародейка остановилась в дверном проеме и обвела нас всех задумчивым взглядом.

— Я отправила Вестников в обе долины, в Кайтранн и в Орак-Омтар, — медленно проговорила она, глядя на нас со странным выражением. – И оттуда пришли ответы.

Чародейка коротко взмахнула в воздухе парой тонких бумажных свитков.

— Оба письма написаны не Альфами долин… Если верить им, оба Альфы – и Аррива, и Таваррон… – голос чародейки взволнованно дрогнул. – Находятся сейчас в состоянии шока, очень похожего на состояние Северриана. Никакие испробованные средства до сих пор так и не смогли привести их в чувство.

Мы удивленно переглянулись.

— Я и не знала, что такие всплески бывают одновременными, – задумчиво заметила Лиаренна.

— Они и не бывают, — мрачно отозвалась чародейка. – Или, по крайне мере, не бывали. До сих пор.

— И что же это значит? – встревожено спросила я, безотчетно комкая в пальцах край покрывала, на котором лежал оборотень.

— Не знаю… — Норраэль растерянно покачала головой и нахмурилась. – Но, похоже, нам всем очень сильно повезло. Лорд Адриэль, в отличие от тебя, Мирра, не сумел вытащить лорда Таваррона из Источника – и теперь многие опасаются, что они оба пробыли там слишком долго…. Аррива сейчас тоже в плохом состоянии. Я уже отправила к ним обоим Вестников, где посоветовала их родственникам воспользоваться араком – надеюсь, будет еще не слишком поздно… Что бы ни случилось сегодня в Источниках, это едва не убило сразу троих Альф… — тихо добавила она. – И честно говоря, лично у меня от всего этого просто мороз по коже.

 

 

Остаток ночи прошел в напряженном ожидании.

Поостерегшись снова будить своего Повелителя после подобных новостей, мы продолжали бодрствовать у его кровати, не видя больше никаких изменений и не зная, закончится ли когда-нибудь этот беспробудный сон, или нет. Больше заглядывать в спальню никто не решался, однако судя по не стихающему гулу голосов и шарканью ног за дверью, вряд ли в эту ночь кто-нибудь вообще спал в Эль-Даарроне.

Уже перед самым рассветом, когда небо на востоке начало постепенно сереть, Лиону и Лиаренну наконец сморил сон. Глядя на них, сидящих на полу у кровати и бессильно уронивших усталые головы на край покрывала, я невольно мысленно пожелала и себе хоть ненадолго забыться подобным образом, чтобы избавиться от этого непрестанно ворочающегося в душе чувства тревоги. Однако ко мне сон идти упорно не желал… Вскоре Норраэль снова вышла, и я осталась бодрствовать в комнате одна. Воцарившаяся в отсутствие тетушки тишина, нарушаемая только тихим дыханием спящих, постепенно начинала действовать мне на нервы. Чтобы хоть как-то избавиться от этого ощущения, я поднялась с кровати и прошлась несколько раз по спальне туда-сюда, стараясь разогнать давящее безмолвие звуками собственных шагов. И в этот момент внезапно услышала…

За окном, где-то совсем близко, хлопали гигантские крылья! Я подбежала к окну и торопливо распахнула полураскрытые створки настежь. Мягкая кисть рассвета уже начала наносить на серый холст неба на востоке первые розовые мазки, обозначая наступление нового дня… И в этом новом, едва занимающемся, утреннем свете на широкую площадь перед Эль-Даарроном с шумом опускались сразу три дракона.

 

 

 

 

 

 


Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

Оставить свой комментарий

2013 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien