Глава 3. Азур

        20 Октябрь 2017

Обложка(Предупреждение: все азурские имена и названия читаются с ударением на последнем слоге!)

 

Мои слова были встречены дружным молчанием. Правда, молчанием разным. И если Кайра шумно сопела, пытаясь сдержать рвущуюся наружу ярость, то Йель, казалось, вообще перестала дышать. Я, не выдержав, даже легонько толкнула ее в темноте, и она издала тоненький жалобный всхлип.

— Значит, нас хотят продать в рабство? – в конце концов мрачно проговорила амазонка. Мне казалось, я почти различаю, как она гневно скрипит зубами.

— Не знаю. Просто предполагаю, исходя из увиденного и услышанного. Но то, что мы с вами уже не в империи Палесм, совершенно точно. Чувствовали, какой жуткий холод стоял в арке телепорта? Это значит, расстояние перехода было огромным – не сто миль и даже не тысяча. А зачем тащить трех безвестных девиц в такую даль? Это весьма затратно, чем-то же должны окупаться такие расходы? Насколько мне известно, на востоке Террана до сих пор вовсю процветает работорговля. Возможно, за женщин с запада там можно получить немалую сумму, которая с лихвой перекроет все издержки. В общем, выводы делайте сами.

Девушки предпочли делать выводы молча, а я тем временем покопалась в памяти, воскрешая карту Террана.

Так… Наш огромный материк поделен надвое территориями Проклятых Земель. Западную часть Террана занимает империя Палесм, там же находится россыпь Малых Королевств, несколько горных хребтов, населенных гномами, малые эльфийские территории, леса и пара пустынь. Львиную долю территорий по другую сторону Проклятых Земель занимает империя Азур, в которой живет куча разных народностей, включая горцев и жителей пустынь, но преимущественно людей. Эльфов на востоке Террана почти нет, так что на помощь сородичей рассчитывать не приходится. Хм… как же называется город-телепорт в Азуре, брат-близнец нашего Роснанта? Скорее всего, именно там вышел из арки наш корабль… А, вспомнила! Нантрос!

— Думаю, мы сейчас в Нантросе, — сообщила я вслух итог своих размышлений. – Это недалеко от азурской столицы, Девалета.

— И чем это нам поможет? – мрачно поинтересовалась Кайра.

Я пожала плечами.

— Ну, это лучше, чем оказаться где-нибудь на пустынных окраинах и попасть в рабство к племени диких кочевников. Столица есть столица. Больше город – больше людей, больше суеты… больше шансов сбежать.

— Верно! – сразу повеселела амазонка. – Выберемся отсюда и попытаемся удрать.

— Я с вами! – торопливо вставила Йель.

— Конечно, – казалось, Кайра даже удивилась возможности обратного. – Будем держаться все вместе.

Я была с ней полностью согласна. Оставалось только придумать план побега. Однако времени на это нам не дали. Снова распахнув крышку люка, в трюм спустили простую деревянную лестницу, по которой мы с Йель, подгоняемые грубыми окриками, сами выбрались на палубу. Как поднимали наверх связанную Кайру – отдельная история, полная нецензурных и кровожадных монологов со стороны амазонки. Ну, а на палубе…

— Они что, груз золота ожидали встретить? – я удивленно оглядывала отряд вооруженных до зубов воинов в количестве не меньше дюжины. – Откуда столько солдат?

То, что это именно солдаты, а не просто кучка головорезов, угадывалось по форме, выправке и однотипному оружию. И – да, мои предположения подтвердились. Это были азурийские солдаты.

— А вы и есть наше золото! – мерзко хохотнул на это один из бородачей, наших похитителей. – Много золота!

Я не отреагировала, продолжая молча разглядывать воинов и теряться в догадках. Кто-то прислал за нами отряд солдат – или как их там на тарси? Арифов. Содержать свою армию может себе позволить далеко не каждый, даже в Азуре. Неужели за нашим похищением стоит какое-то влиятельное лицо? Но кто? Лично я в Азуре никого не знаю. И зачем мы ему понадобились? Как он вообще узнал о нашем существовании? С каждой минутой вопросов становилось все больше и больше.

Что и говорить, о побеге теперь можно было смело забыть! Готовясь к встрече с нашими похитителями, мы как-то не рассчитывали на такую серьезную поддержку у них за спиной. Все надежды на бегство с треском провалились – особенно после того, как нам с Йель связали руки, а на головы всем троим зачем-то накинули простые холщовые мешки с прорезью для глаз. Это что еще за маскарад?! Однако еще больший сюрприз ждал нас у трапа корабля – в виде еще одного отряда арифов, вдвое большего по численности, и трех закрытых паланкинов. Видимо, для нас. Наши похитители топали следом, периодически подгоняя нас тычками в спину.

— Мне кажется или кто-то очень хочет лишиться руки? – прошипела Кайра после очередного такого тычка, пытаясь сквозь мешок оглянуться на идущего позади бандита.

— Иди, иди, красавица! – отозвался тот, скаля зубы в наглой усмешке. – Поторапливайся! Я хочу поскорей получить свои денежки!

Нас усадили в паланкины, плотно задернули занавеси и куда-то понесли. Идею выскочить из носилок на ходу я отбросила сразу же – связанные руки делали эту затею неосуществимой. Что за радость веселить своих пленителей, вывалившись им под ноги, как мешок с соломой? Кроме того, если уж сбегать, то всем вместе. Поодиночке в чужом городе любая из нас быстро попадет в неприятности. Надо сказать, давно  привыкнув во всем полагаться на заклинания, я даже тренировки с мечом в последний год как-то забросила, так что сейчас была далеко не в лучшей форме. А теперь, оставшись без магии, и вовсе чувствовала себя беспомощным котенком. Это полностью выбивало из колеи.

Надо поскорее найти способ избавиться от антарита, иначе я так долго не протяну…

Спустя какое-то время наш вооруженный эскорт остановился. Нас вытащили из паланкинов и повели внутрь какого-то здания. Мельком оглянувшись, я лишь успела увидеть сквозь прорезь, что это что-то большое и величественное из белого камня с ярко-синей крышей. Кто бы ни был хозяин дома, жил он небедно. Внутри было тихо и безлюдно, светлые коридоры с белыми стенами излучали прохладу и покой. Солдаты завели нас в комнату, украшенную коврами и цветными драпировками, сдернули с нас мешки и неожиданно оставили в одиночестве. Мы немного постояли так, вопросительно переглядываясь, потом раздались шаги – и в комнату вошел высокий черноволосый мужчина в простом темном халате.

Аристократ, скорее всего хозяин дома – мысленно определила я, игнорируя обманчиво скромный наряд и вспомнив картинки в одной из книг Фазиль-бея. Судя по ним, азурская знать отличалась от простолюдинов не только одеждой, но и длиной волос. Солдаты и мужчины простого сословия носили короткие стрижки, а вот знать предпочитала длинные волосы и сложные прически – и чем длиннее волосы, тем выше был статус их обладателя. В этом обычае, на мой взгляд, азурийцы чем-то походили на эльфов, хотя у эльфов коротких стрижек не носил вообще никто. У этого мужчины волосы было не слишком длинные, где-то до середины спины. Сверху заплетенные в три сложные косы, они скреплялись на затылке крупной серебряной заколкой, свободно спадая на плечи. Точно – вспомнила я – заколки, серебряные и золотые, тоже что-то означают… правда, никак не могла вспомнить, что именно.

Азуриец тем временем подошел к нам троим и, заложив руки за спину, принялся молча разглядывать. Мы трое благоразумно помалкивали. Было в этом человеке что-то такое… заставляющее держать рот на замке. Его острый взгляд пристально изучал лицо каждой из нас – и по мере изучения брови азурийца все больше и больше сходились к переносице. Особенно мрачный взгляд почему-то всякий раз доставался мне, словно мой вид по какой-то причине его раздражал. В конце концов азуриец повернул голову и молча поманил к себе одного из солдат, стоявших снаружи у входа. Тот подошел, и аристократ заговорил на тарси.

— Это они. Выдайте исполнителям, — последнее слово он произнес с легким оттенком брезгливости, — обещанную награду. И проследите… — он выразительно понизил голос, — чтобы не болтали.

— Да, мой раид, — мрачно сверкнув глазами, отозвался солдат. И ушел.

Точно! Раид, вспомнила я, это воинское звание сродни офицеру в Палесме. Теперь вспомнилось и насчет заколок. Серебряные носили военные, золотые – придворные и императорская семья.

Офицер между тем снова сделал знак. К нам подошли несколько арифов из тех, что дожидались снаружи.

— Проводите во внутренние покои и позовите служанок, — приказал раид, указывая подбородком на нашу троицу. – Пусть приведут в порядок. Нельзя, чтобы они предстали перед… — он на секунду запнулся, будто проглотив нужное слово, — в таком виде.

Нас снова куда-то повели. Оказавшись во внутренних покоях, мы опять ненадолго остались в одиночестве, потом в комнату вбежало около десятка служанок, и в мгновение ока нас окружили со всех сторон. Последним вошел старый сгорбленный азуриец с покрытым морщинами лицом. Его седые волосы были собраны сзади простой медной заколкой. При виде него служанки синхронно поклонились и замерли, ожидая приказаний. Интересно, кто он такой?

Старик молча по очереди оглядел нас с головы до ног и лишь потом коротко скрипуче обронил:

— Помыть. Переодеть.

Несколько женских рук с готовностью потянулись к нам – и тут же испуганно отдернулись, остановленные рыком отпрянувшей Кайры Лил:

— Предупреждаю! Даже со связанными руками я убью любого, кто посмеет ко мне прикоснуться!

Вряд ли женщины поняли, что именно она сказала, но в рядах служанок возникла небольшая заминка. Дабы усилить эффект, я любезно перевела им слова Кайры на тарси – не забыв при этом заменить ее «я» на «мы». Ну а что? Почему не воспользоваться ситуацией?

Лица служанок немедленно отразили испуг. Женщины замерли и вопросительно обернулись к старому азурийцу. Я тоже искоса глянула на него. А тот, как оказалось, уже пристально смотрел на меня, слегка наклонив голову на бок. Я увидела, как по узким старческим губам медленно скользнула усмешка. Неужели он знает язык запада и понял, в чем именно была неточность моего перевода? Слишком уж ясным и умным выглядит взгляд у этого старика…

Словно в ответ на мои мысли, тонкая усмешка азурийца внезапно пропала.

— Эту и эту, — он, нахмурившись, ткнул пальцем в меня и Йель, — разденьте. Эту, — его палец переместился на Кайру, — разденут арифы.

Я внутренне похолодела. Что? Кайру будут раздевать солдаты?! Это просто неслыханно! Да как он смеет?!

А старик между тем снова перевел взгляд на меня. На смуглом морщинистом лице медленно, словно вопросительно, приподнялась седая бровь. Мол, все ли поняла, все ли осознала? Тогда передай подружкам, не знающим языка. Будут сопротивляться – пожалеют.

Я сердито скрипнула зубами, мысленно кляня собственную беспомощность.

— Кайра! – позвала амазонку. – Лучше не сопротивляйся, иначе… хуже будет.

— Да куда уж хуже, Утор их забери?!

— Просто поверь. Не надо. Дай им себя раздеть и помыть.

Видимо, что-то в моем голосе подсказало амазонке, что я не шучу. Несколько секунд она злобно зыркала по сторонам, словно прикидывая, кому из служанок первой оторвать голову, а потом вздохнула и опустила руки, вскинутые в оборонительном жесте.

— Гребаное лето… — грустно донеслось до меня. – А ведь еще месяц назад я была лучшей студенткой Шьеен-Май!

 

 

В общем, нас помыли. И переодели.

Я спокойно вытерпела процедуру отмывания и оттирания, будучи с детства привычной к помощи слуг во время водных процедур. А вот Йель и Кайра то и дело шарахались от особо ретивых ручек, особенно когда те норовили коснуться груди или других интимных мест. Впрочем, тут я подруг хорошо понимала – сама успела порядком отвыкнуть от этого за годы учебы в Коббе-Ренвине. Мыли нас троих в просторном светлом помещении, украшенном все теми же вездесущими драпировками, коврами у стен и россыпью подушек на них. Здесь вместо ванны прямо в полу посреди комнаты был встроен небольшой квадратный бассейн, в котором клубилась паром горячая вода с лепестками цветов. При взгляде на это в памяти всплывало азурское слово «айрам» — купальня. Туда-то нас и окунули.

После купания нас растерли какими-то сильно пахнущими маслами и хорошенько расчесали волосы. Волосы, кстати, у нас троих оказались одинаково длинные – только у меня рыжие, у Йель светлые, а у Кайры черные. Глядя на то, как служанки пытаются уложить мои непослушные кудряшки в какую-то замысловатую прическу, в голову снова закрались нехорошие подозрения по поводу подобных приготовлений. Это для кого, интересно, нас так тщательно прихорашивают? Судя по мрачным взглядам Йель и Кайры, их посещали примерно те же мысли.

— Чувствую себя вишенкой на чьем-то торте… — пробормотала моя подруга, скривившись от запаха очередного снадобья, которым служанка натирала ей руки. И возмущенно обратилась уже непосредственно к девушке: – Разве можно использовать масло соледамии в таких количествах? От него же сыпь появится! Это я вам как травница говорю!

Служанка лишь непонимающе похлопала глазами в ответ, а, потом пожав плечами, спокойно продолжила свое дело.

— Йель, она тебя не понимает, — объяснила я. – Местные служанки не знают нашего языка. Хотя… очень похоже, его знает кое-кто другой.

Мы с подругами обменялись выразительными взглядами.

— Вишенкой на торте, говоришь? – нарочито громко протянула Кайра, косясь на дверь и с трудом заставляя себя дотерпеть, пока две другие прислужницы доплетут какие-то хитрые косы у нее на голове. – Знать бы еще – чей торт?!

Никто ей, конечно же, не ответил.

— Кстати, Кайра, — Йель с интересом покосилась на нее. – А как получилось, что тебя, вроде как лучшую студентку Шьеен-Май, выгнали из Школы?

Кайра сразу насупилась, будто собираясь огрызнуться в ответ, но потом подумала и вздохнула.

— Да врезала по зубам одному из преподавателей. Вот же блудливый козел! Ни одну ученицу не пропустит, чтобы не полапать! Кто-то терпел, кто-то пытался жаловаться, да все без толку… Кто поверит слову студентки против слова знаменитого мастера мечей? Ну а я в конце концов не вытерпела и просто отметелила его – и за себя, и за подруг… Здорово отделала, между прочим! Можно было бы сразу диплом давать!

Мы с Йель выразительно переглянулись.

— Мы бы дали.

— Ты – моя героиня, — поддакнула травница.

Кайра усмехнулась и, кажется, немного расслабилась.

Вот так, за разговорами, мы и дождались конца экзекуции. В итоге нас умастили, нарядили и отпустили. В новой одежде, состоящей в основном из тонких двухслойных шаровар и короткой расшитой безрукавки, было слегка непривычно, но удобно. А что меня удивило – так это то, что одежду нам подбирал все тот же старый азуриец, причем сделал это с большим вкусом. Светлой голубоглазой Йель он выбрал наряд цвета бирюзы с вышивкой из белого шелка, черноволосую Кайру нарядил в черные шаровары с серебряным поясом и красную безрукавку. Ну а меня одел в фиолетовые шаровары и такого же цвета жилетку с густой серебряной вышивкой.

После всех этих манипуляций, надо признать, выглядели мы весьма и весьма недурно. Что вызывало множество новых вопросов. Впрочем, отвечать нам на них все равно никто не собирался. По приказу все того же старика-азурийца нам накинули на головы длинные кружевные покрывала – сквозь которые, впрочем, можно было без труда видеть все необходимое – и повели в обратную сторону. В первой комнате нас ждал уже знакомый раид с серебряной заколкой в волосах. При виде нас он молча вопросительно вскинул бровь и, получив утвердительный кивок от старика, коротко отдал приказ поджидающим за дверью арифам.

Нас снова погрузили в паланкины и куда-то понесли. На этот раз путешествие оказалось гораздо более длинным. Несколько раз весь кортеж останавливался, нам предлагали воды или свежих фруктов, после чего путешествие продолжалось. Кажется, в какой-то момент я даже задремала, убаюканная этим монотонным покачиванием носилок. А когда проснулась, выяснилось, что кортеж снова остановился и на этот раз надолго. Точнее – насовсем. Потому что мы, похоже, прибыли на место.

Нам помогли выбраться из паланкинов, и я тут же принялась в изумлении оглядываться по сторонам – так необычно и удивительно выглядело все вокруг. Я, конечно, и раньше бывала в красивых садах, но такого великолепия еще ни разу не доводилось видеть. Воздух был напоен сладкими ароматами множества цветов, так искусно подобранных, что они не соперничали друг с другом, а, казалось, сливались в одну цельную гармоническую симфонию. Ну, а сам сад… Сад был настоящим произведением искусства! Казалось, будто радуга упала здесь с неба – и рассыпалась между аккуратно подстриженными деревьями. Мне захотелось рассмотреть странное растение с мелкими алыми цветами, оплетающее высокие ажурные колонны у входа в белостенный дворец, у которого мы оказались – и я осторожно приподняла край кружевного покрывала.

В ту же секунду чьи-то жесткие пальцы сомкнулись на моем запястье, заставляя вздрогнуть и выпустить кружево из рук.

— Не сметь! – прошипел за спиной чей-то голос на тарси.

— А? – я растерянно оглянулась и увидела перед собой потемневшее лицо раида.

— Не сметь открывать лицо! – его пальцы продолжали крепко сжимать мою руку, заставляя антаритовый браслет врезаться в кожу. Глаза раида гневно сверлили плотную кружевную завесу.

Я глубоко вздохнула пару раз, пытаясь отвлечься от боли в сжатом запястье.

— Я тебя поняла, раид, — спокойно ответила на тарси. – Можешь отпустить мою руку.

Темные глаза офицера изумленно расширились, и он вздрогнул, резко разжав пальцы. Так-так. Похоже, старик-азуриец не сказал ему, что одна из пленниц знает язык Азура? Может, и мне тогда не стоило себя выдавать? Впрочем, теперь уже поздно об этом думать.

— Следуйте за мной, хатум, — помолчав, неожиданно вежливо проговорил раид, обращаясь к нам троим, и сделал приглашающий жест в сторону дворца. Мы с девушками послушно последовали за офицером, а остальные воины быстро перегруппировались и двинулись следом за нами.

Войдя во дворец, раид повел нас по каким-то длинным светлым извилистым переходам. Временами навстречу попадались служанки в одежде, похожей на нашу, но более темных и сдержанных цветов. Азурийки с интересом бросали короткие взгляды на наши закутанные в кружево фигуры, а я тем временем снова жадно смотрела по сторонам, чувствуя себя так, словно попала в одну из книг Фазиль-бея. А посмотреть тут было на что!

Мне уже и раньше случалось бывать во дворцах. Некоторые из них, к слову, были такими же белоснежными, как этот – и все же разница была очевидна. Если в эльфийском Медиате белизна стен разбавлялась голубыми прожилками, присущими эльфийскому мрамору, то в даргианском Эль-Даарроне она сочеталась со строгой лаконичностью линий и выглядела немного скучной. Здесь же каменные стены повсюду украшала тончайшая ажурная резьба. Из-за этого казалось, будто весь дворец соткан из легчайшего воздушного кружева. Очарованная подобной красотой, я почти забыла, где нахожусь и как вообще сюда попала.

Наконец нас завели в комнату, богато украшенную и совершенно безлюдную. Здесь, как и в других местах, где мы успели побывать, по обычаю Азура присутствовали яркие тканевые драпировки, мягкие ковры и разбросанные тут и там большие расшитые подушки. Тут же стояли несколько оттоманок, низенький инкрустированный стол на резных ножках и красивый изящный секретер в углу. Оставив нас посреди комнаты и коротко приказав ждать, раид вышел и встал у дверей вместе со своими арифами.

Наше ожидание продлилось не так уж долго. Я успела всего лишь в третий раз пересчитать ящички на передней панели секретера, как у входа в комнату возникло неожиданное оживление, суета, и шагнувший через порог незнакомый азуриец с золотой заколкой в волосах громко провозгласил:

— Властительница империи Азур, Объединенного Джангора и всех восточных земель, городов Махриба, Даира, Айджема, Сиваса и Данны, соправительница Северного Ксиона и Тейлиба… — тут, признаюсь, я ненадолго отвлеклась, перестав вслушиваться в длинный перечень титулов. – Держательница Первого Бархатного Полога Опочивальни, Почитаемая мать наследника Азура, шахтияра Аман-Самира и старшая жена властителя Азура, шейршаха Джахандара Нурад-дин Сабура – да продлят боги годы его жизни! – шахинэ Рефейят Салима Телисс-баши!

На мой взгляд, в этом объявлении было слишком много заглавных букв. Можно было прекрасно ограничиться последними четырьмя словами – и все поняли бы, какая высокая честь нам оказана. Западные монархи уже давно отказались от подобной велеречивости. Шахинэ, значит? Императрица… Однако поразмышлять на эту тему мне не дали, прервав довольно грубым способом.

— Дерзкая! Склонись перед властительницей Азура!

Прямо на меня смотрело блестящее острие меча того самого аристократа, что минуту назад громко выкликал бесконечный титул шахинэ. Я машинально проследила взглядом от кончика клинка до злых глаз его владельца и покосилась на стоящих рядом товарок. Что-то не похоже, чтобы кто-нибудь из них собирался кланяться. Стоят обе, как и стояли. Интересно, почему именно я им всем так не нравлюсь? А ведь это я еще даже свою кружевную занавеску не сняла…

— Оставь их, Джагрет-бей.

Голос, раздавшийся за спиной у глашатая был одновременно мелодичным и твердым. Словно железная рука в бархатной перчатке. Тот, кого назвали Джагретом, спрятал меч и торопливо шагнул в сторону, сгибаясь в почтительном поклоне перед вошедшей женщиной:

— Приветствую, шахинэ!

Сквозь густое кружево вуали я рассматривала высокую стройную брюнетку в темно-синем с золотом наряде. За ее спиной маячил наш раид и еще какой-то немолодой сухопарый азуриец. Красивая, утонченная, я бы даже сказала, изысканная женщина. Шахинэ определенно была старше нас троих, однако кожа ее все еще сияла молодостью и чистотой. Интересно, сколько ей лет? Судя по виду – не больше тридцати. Судя по взгляду умных ярко-синих глаз… Хм, может?.. Я слегка подобралась и осторожно, стараясь не выдать себя, внутренне потянулась в ее сторону. Спасибо эльфийским родичам! Есть такие врожденные навыки, которые нельзя перебить даже антаритом. Та-ак, и что тут у нас?.. Ага. Угу. Понятно.

Синий взгляд шахинэ внезапно уперся в мое покрывало. На красивом лице насмешливо изогнулась изящная черная бровь. Бездна, неужели попалась? Неудобно как-то получилось.

— Снимите покрывала.

Повинуясь негромкому приказу, я первая сбросила с себя надоевшее кружево и поклонилась – так, как приветствовала бы у нас на западе императрицу Палесма. Не падать же перед ней ниц, в самом деле? Следом за мной, быстро сообразив, что от них требуется, освободились от покрывал другие девушки и повторили поклон.

Среди мужчин позади шахинэ пробежал тихий ропот и удивленные вздохи. Те из арифов, что еще не видели наших лиц, ошеломленно вытаращились на нас из коридора, позабыв о правилах приличия. Некоторые даже пооткрывали рты. И снова почему-то большая часть взглядов в конце концов скрестилась на мне. В шелесте голосов удалось разобрать лишь несколько слов – дайгеликс, жрица и Шьямалал.

Сама же шахинэ разглядывала нас троих с явным удовлетворением.

— Идеально, — тихо проговорила она, словно обращаясь сама к себе.

За ее спиной тихо кашлянул раид. Все это время он практически не сводил с меня глаз.

— Рефейят-баши, шахинэ. Не сочти за дерзость, но… — он указал на меня, — ты уверена, что эта девушка не жрица Шьямалала?

— Уверена, Ифрагим-бей, — не поворачивая головы, ответила императрица. – Разве не твои арифы привели ее с западного корабля? Люди на западе не набожны и не чтут богов столь же ревностно, как жители Азура. Нет, она не жрица.

— Но она говорит на тарси!

— Любой человек, обладающий мозгом больше ореха, способен выучить тарси, раид, — сухо перебила его шахинэ.

Я невольно усмехнулась. Она хороша!

— Я понял… Прошу простить меня, шахинэ.

Уж не знаю, убедили ли раида слова императрицы, но тот кивнул и замолчал, продолжая временами искоса поглядывать на меня. Теперь понятно, чем объяснялась его недавняя любезность. Похоже, наш раид принял меня за кого-то другого.

— Итак, девушки, — неожиданно обратилась шахинэ к нам троим на всеобщем. – Добро пожаловать в Девалет, столицу империи Азур!

Услышав из уст императрицы родной язык, обе мои товарки вздрогнули и переглянулись. Смысл всего предыдущего разговора был им недоступен – и вот теперь, наконец, они снова получили возможность понимать происходящее.

— Я – шахинэ Рефейят-баши, властительница империи Азур, — коротко представилась императрица моим спутницам. – Это – дворец Сахевдин-мо-Хаден, Облачная Колыбель. С этого дня он станет вашим домом. Вам троим оказана великая честь – отныне вы станете жемчужинами-дайгеликс, которые будут защищать моего сына, наследника шейршаха Сабура и будущего правителя Азура.

Что? Стоп!!! А вот так мы точно не договаривались!

Я воззрилась на шахинэ, не в силах совладать с выражением собственного лица. Рядом со мной тихо ахнула Йель, а у Кайры, казалось, вот-вот глаза на лоб полезут от удивления.

— Чего?!.. – в конце концов придушенно выдавила амазонка.

— Простите великодушно, шахинэ… Рефейят-баши, — я припомнила, как обращался к императрице раид. – Но это совершенно невозможно! Мы – подданные других государств и не можем быть насильно удержаны в вашем дворце. Мои подруги – гражданки империи Палесм,  я – дочь Владыки Элдара, принцесса Лиона Истелль. То, что вы похитили нас и удерживаете здесь против воли… если об этом станет известно, может возникнуть серьезный дипломатический конфликт. Вы не можете этого не понимать.

— Неужели? – шахинэ вздернула брови, чуть насмешливо изобразив удивление. – И каким же образом это может стать известно?

Мне не очень понравилось, как она это спросила, но я продолжала:

— Наши родственники могут в любой момент обратиться к императору Палесма по поводу нашего исчезновения. Тот прикажет провести расследование, и…

Моя речь была прервана смехом шахинэ. Уж не знаю, что ее так позабавило, лично я не видела ничего смешного. Отсмеявшись, Рефейят-баши снова посмотрела на меня. В ее синих глазах мелькнуло странное выражение.

— Милое наивное дитя… Ты, похоже, все еще не до конца понимаешь, — улыбнувшись, она протянула руку и легонько коснулась моей щеки. – Никто в целом мире не станет вас искать. Просто смирись с этим.

— Но…

Однако шахинэ меня уже не слушала.

— Кайра Лил! – ее голос вдруг обрел жесткие нотки. Она повернулась и шагнула к напряженно застывшей амазонке. – Двадцать один год, круглая сирота. Ни родственников, ни владений, ни титулов. Месяц назад за конфликт с учителем была исключена из школы Шьеен-Май без диплома и рекомендаций. На момент похищения успела истратить почти все свои сбережения.

Я услышала, как Кайра резко втянула воздух сквозь зубы, глядя на шахинэ удивленно расширившимися глазами.

— Йель Сафис! – продолжала тем временем Рефейят-баши, поворачиваясь к моей школьной подруге, отчего та вздрогнула, пару раз нервно моргнула и опустила голову. – Двадцать лет, выпускница Коббе-Ренвина, имеет диплом с отличием по специальности Травоведение и Целительство. Три года назад потеряла всех родственников. Титулов не имеет, родовое поместье прошлой зимой было разорено мародерами… — при этих словах Йель резко вскинула голову и удивленно посмотрела на шахинэ. – Ты не знала? Ах, ну да, ты ведь так и не успела заглянуть в дом… Может, это и к лучшему.

— Шахинэ! – заметив, что голубые глаза Йель начинают наполняться слезами, я решила вмешаться.

— Ну а ты! – не обращая внимания, императрица вновь развернулась ко мне. Ее синие очи блеснули холодной усмешкой. – Кто же ты такая? Мне доподлинно известно, что принцесса Лиона Элдарская – двадцати лет отроду, дипломированный боевой маг – не далее как вчера утром сочеталась законным браком со вторым наследником Лагроса. Празднование еще даже не закончилось, хотя, скорее всего, уже переместилось во владения жениха. Думаю, минимум сотня гостей сможет подтвердить это… Ах да! Я слыхала, Владыка Элдара очень доволен этим браком!

Под растерянно-вопросительными взглядами двух других девушек я почувствовала, как от моего лица медленно отливает кровь. Я попала! Попала в собственноручно расставленную ловушку, ничего не сказав отцу! Азурийка права. Те, кто знают о моем существовании, не смогут найти меня, пока я закована в антарит. А тот единственный, кто мог бы сделать это без магии, не станет меня искать.

Шахинэ придвинулась ближе и протянула, слегка понизив голос:

— У тебя нет не только титула, дитя… У тебя нет даже имени. Зато есть двойник, который имеет все! Кто заметит, если ты вообще исчезнешь с лица земли?

Я медленно выпрямилась и посмотрела ей прямо в глаза. И как только эта женщина могла мне вначале понравиться?

— Меня зовут Лиона Истелль, — проговорила, чувствуя, как предательски немеют напряженные губы. – Лиона Истелль Элдарская. Никто не отберет у меня это имя.

— Неужели? – тонко улыбнулась шахинэ. – А вот это мы еще посмотрим…

 

 

На этой чудной ноте наша первая встреча с шахинэ и завершилась. Пресекая любые попытки продолжить дискуссию и непререкаемо велев нам идти отдыхать, Рефейят-баши заявила, что намерена встретиться завтра снова. Наверное, это было мудрое решение, потому что к тому моменту я уже была готова придушить ее голыми руками.

В выделенные нашей троице покои нас проводили все те же молчаливые арифы. И они же остались на страже у входа на всю ночь. Йель и Кайра после разговора с шахинэ выглядели подавленными и задумчивыми, в то время как я от негодования  просто не находила себе места. Уж не знаю, как другие – может, им и впрямь было нечего терять – но меня данная ситуация совершенно не устраивала! Что бы не говорила эта мерзкая шахинэ – у меня на западе осталась жизнь, Астарот побери! Мои родные, друзья, мечты, цели! Мужчина, который мне нравился, в конце концов!

Да еще этот проклятый антарит! Бездна! Я была уже почти готова отгрызть себе руку…

Позже, ближе к полуночи, нам принесли какой-то крепкий успокаивающий отвар. Чувствуя себя к этому времени уже совершенно вымотанной, я проглотила свою порцию снадобья, мрачно понадеявшись, что это отрава. Надо сказать, на меня и вправду сразу накатила слабость, голова закружилась, а глаза начали слипаться. Еле добравшись до подушки, я мгновенно отключилась и погрузилась в сон.

Проснувшись на следующее утро, мы все трое, как ни странно, почувствовали себя лучше. Мои гнев и злость за ночь словно притупились, уступив место бодрости, собранности и внутреннему спокойствию. Остальные девушки тоже чувствовали себя прекрасно. Уж не знаю, что именно было намешано в том зелье, но эффект мне понравился. Теперь я была готова обдумать сложившуюся ситуацию более трезво и без суеты. И первое, что мне было нужно для этого – больше информации.

Рефейят-баши пока не торопилась звать нас к себе, и, позавтракав фруктами, я принялась изучать обстановку. За порог покоев меня, конечно, не пустили, но и из того, что можно было увидеть из окна или выглянув в коридор, становилось ясно, что держат нас в какой-то малолюдной части дворца. Служанок к нам не допускали, все необходимое для себя мы делали сами, остальное приносили арифы. Судя по всему, шахинэ не хотела, чтобы о нашем появлении во дворце стало известно раньше времени. Интересно, в чем причина подобной таинственности?

— Кстати, Ли, — неожиданно обратилась ко мне Йель. Большую часть утра она была молчалива, размышляя о чем-то, и вот теперь снова вспомнила обо мне. – Почему эта странная шахинэ сказала, что ты – это не ты? И когда ты успела выйти замуж, если наши похитители забрали тебя из Ренвина? Что-то я не пойму… Не могла же ты быть в двух местах одновременно?

— Не поверишь, подруга, — понимая, что отделаться коротким ответом в этот раз не удастся, я вздохнула. – Могла.

И я рассказала ей обо всем, что произошло с момента нашего расставания на университетской площади. Йель слушала не перебивая, и только глаза ее по мере повествования становились все круглее и круглее. Кайра, незаметно подобравшись к нам, тоже внимала моему рассказу, затаив дыхание. И даже когда я закончила историю, добравшись до пробуждения в трюме, некоторое время обе девушки продолжали молчать.

— Ну ты даешь! – выдохнула в конце концов амазонка. – Мне такое, наверное, даже с похмелья не приснится, а у вас, девчонки, наяву происходит. Нет, что ни говори, магия – страшная штука!

— Верно, — задумчиво согласилась Йель. – Мне ведь тоже всякий раз было интересно, что за странное Зеркало стоит в хранилище… Прямо так и подмывало заглянуть под занавес. Хорошо, что я этого не сделала!

Она зябко передернула плечами.

— Но ведь тогда получается, что шахиня права, — поразмыслив, решила Кайра. – У тебя теперь ни титула, ни имени… Прям вообще беда!

— Шахинэ, — машинально поправила я амазонку. И сердито нахмурилась. – Кто сказал, что нет имени? Мое имя от меня никуда не делось. Оно вписано в эльфийскую Книгу Родов в Диагоне, на родине моей матери. Может, я теперь и не элдарская принцесса, но в Эльфийских Пределах я по-прежнему полноправный член общества! Покажите мне здесь хотя бы одного эльфа, и я мигом докажу, что я – это я!

— Да мы верим, верим, — Йель успокаивающе погладила меня о руке. – Только не злись. Для меня ты всегда была и будешь Лионой.

Кайра, подумав, тоже согласно кивнула.

После обеда, состоящего из хлеба, сыра и фруктов, наконец сообщили, что шахинэ желает с нами встретиться. Молчаливые арифы проводили нас в знакомую комнату, где на этот раз уже ждала властительница Азура со своими вчерашними спутниками. Едва мы вошли, шахинэ подала знак, и мужчины тихо вышли, оставив нас с императрицей наедине. Снаружи у входа остались только вчерашний немолодой азуриец и наш раид – видимо, самые доверенные лица.

— Вижу, вы уже успокоились и успели немного обдумать свое положение, — кивнув на наше приветствие, проговорила шахинэ на всеобщем. Сегодня на ней было зеленое платье с серебряной вышивкой и длинная свободная накидка-гилджи в тон к платью. – Теперь, когда вы готовы слушать, я хочу рассказать вам, почему вы трое оказались здесь, в Азуре и в этом дворце. Это будет длинная история, поэтому располагайтесь поудобнее.

Она сделала приглашающий жест, указывая нам на оттоманки и подушки. Мы переглянулись и, подумав, устроились втроем на одной оттоманке. Увидев это, Рефейят-баши усмехнулась, кивнула каким-то своим мыслям и, устремив взгляд в пространство, негромко заговорила.

— Это началось более четверти века назад. В лесах провинции Седжвант, где находится летняя резиденция шейршаха, поселилось зло. Никто не догадывался об этом, пока один из рахибов, случайно заблудившийся в том лесу, вернувшись, не доложил о демоне, живущем в лесной чаще. Поначалу никто не поверил ему, но потом черные щупальца зла принялись расползаться по лесу, а вскоре и проникать в людские дома. Люди стали болеть, скот умирать, а земля, оставшаяся без присмотра, стала высыхать и погибать… Шейршах много раз посылал лучших колдунов, чтобы те усмирили проклятого демона, но никто из них так и не преуспел, многие вовсе не вернулись из леса. В конце концов летняя резиденция шейршаха была закрыта, люди покинули свои дома, земли опустели, и провинция постепенно пришла в упадок.

Рефейят-баши немного помолчала, словно задумавшись, а потом заговорила о другом.

— У шейршаха Сабура много жен и наложниц, и все эти годы они исправно рожали ему детей. В настоящее время он – отец двадцати трех дочерей и всего двух сыновей, моего и сына Латифы-сахиб, второй его жены. Между нашими сыновьями разница в возрасте чуть больше года. По законам Азура титул шейршахита, будущего властителя империи, должен наследоваться старшим сыном. В данном случае – шахтияром Аман-Самиром. Моим сыном. Но в последние годы усилиями Латифы-сахиб этот факт вызывает во дворце все больше и больше недовольства и споров.

— Споров по поводу старшинства? – я скептически подняла бровь.

— Нет, — поморщилась шахинэ. – Латифа-сахиб постоянно внушает придворным мысль, что человек с физическим изъяном не может быть следующим императором Азура. Хотя единственные достоинства ее сына, шахтияра Айфата – это красота и мягкий нрав. Больше ему нечем похвастаться. Однако Латифа смогла убедить шейршаха устроить Самиру испытание, прежде чем официально назначить его шейршахитом.

— Что за испытание? – не удержавшись, спросила Кайра.

Я увидела, как шахинэ помрачнела.

— По подсказке этой хитрой гюрзы шейршах собирается отправить моего сына в Седжвант, дабы тот доказал, что достоин империи, возродив былую славу провинции.

— Ого… – пробормотала я, впечатлившись ситуацией. – А наличие демона, значит, его не смущает?

— Полагаю, это тоже станет частью испытания.

Ну и ну! Интересное у них тут, в Азуре, отношение к наследникам престола, ничего не скажешь!

— И что за демон, если не секрет?

Шахинэ отрицательно покачала головой.

— Не знаю. Это случилось еще до того, как я попала во дворец. Но, говорят, даже те, кто видел его и выжил, не могли потом рассказать ничего вразумительного, а то, что рассказывали, было больше похоже на бред… Остальные же просто называют его «лесным демоном» или «злом в земле».

— Зло в земле? – нахмурившись, переспросила я. И задумчиво повторила, пробуя название на вкус. – Зло в земле…

Честно говоря, слова шахинэ о демоне меня встревожили. Не так давно, будучи студенткой, я уже имела несчастье познакомиться с одним «злом в земле», едва не уничтожившим своим пробуждением весь Терран. Септолиты. Думаю, несведущие люди вполне могли бы назвать одного из них демоном. Что, если одна из этих тварей по какой-то причине проснулась раньше срока, а потом – по той же неизвестной причине – не уснула снова вместе с остальными? В этом случае рано или поздно она истощит и пожрет весь Азур, а остановить ее способны только триединые и больше никто. Как бы мне взглянуть поближе на этого демона? Может, попросить разрешения у шахинэ? Не то чтобы меня так уж сильно беспокоило благополучие императорской семьи, но простые люди вряд заслужили подобное бедствие.

— Прошу прощения, шахинэ… — неуверенно вступила в разговор Йель. – Но как император может быть так суров к собственному сыну? Разве подобное испытание не слишком жестоко для ребенка, особенно если он… э, нездоров?

— Ребенка? – удивленно переспросила Рефейят-баши, вскидывая изящную бровь. – Почему ребенка?

А я вдруг вспомнила, что забыла кое о чем предупредить подруг. Впрочем, шахинэ уже и сама все поняла.

— Мне приятно, что мой вид еще способен вводить людей в подобное заблуждение, дитя, — улыбнулась она. – Но, как кое-кто из вас уже догадался, я не обычный человек. Я колдунья из племени сиушиттов и на самом деле гораздо старше, чем выгляжу.

— Простите, — смутилась моя подруга. – Значит, ваш сын…

— Шахтияр Самир взрослый мужчина. Совсем скоро ему исполнится двадцать пять лет. По традиции в связи с этим событием шейршах должен будет устроить пышное празднество во дворце, по окончании которого шахтияр и отправится в провинцию Седжвант… И вы трое, — шахинэ обвела нас выразительным взглядом, — должны будете отправиться вместе с ним. Вы станете его защитницами, его щитом и мечом. Не волнуйтесь, от вас не требуется ничего сверхъестественного. Я лишь хочу, чтобы мой сын оставался живым и невредимым, пока находится в этой проклятой провинции, и сумел в конце концов вернуться домой.

Мы с подругами молча переглянулись.

— Простите за вопрос, Рефейят-баши, — я нахмурилась. – Помнится, вы и вчера уже упоминали что-то о защите наследника, но… Объясните, как вы это себе представляете? Мы должны будем выступить в роли телохранителей? Но для этого у нас троих слишком разная специализация. Не проще ли было бы набрать хорошо обученных арифов?

Хотя кого я обманываю? Какие солдаты смогут устоять против демона в случае нападения?

— Нет, не проще, дитя, — без улыбки ответила мне шахинэ. – Что касается вас… Вы последуете за шахтияром не в роли телохранителей, а в роли его жен. Его дайгеликс-гарема.

Я немного опешила.

— Что?! – видимо, забывшись, возмущенно воскликнула Кайра. – Гарема?! Да ни за что! Я не согласна!

— Это обязательно? – жалобно спросила Йель. – Может, лучше все-таки телохранителями?

— Это не обсуждается! – нахмурившись, отрезала шахинэ. – Вы должны быть рядом с шахтияром, не привлекая внимания. Нельзя, чтобы Латифа-сахиб пронюхала, что я набираю магов и защитников в окружение к моему сыну. Если слух об этом дойдет до шейршаха, это может быть расценено, как проявление слабости – и тогда не видать Самиру титула, как своих ушей!

Я пока не влезала в разговор, сосредоточенно размышляя о своем.

— Что такое дайгеликс-гарем? – в конце концов задала я вопрос.

— Кстати, да! – тут же заинтересовалась Кайра. – Мне тоже интересно.

— Изначально Дайгеликс – это древний артефакт. Амулет, способный укрощать и подчинять демонов. К сожалению, давным-давно утерянный. По легенде он представлял собой трехлепестковый цветок, состоящий из трех разных металлов и трех жемчужин разных цветов – белой, розовой и черной. По поверьям Азура гарем из трех женщин, подобранных по тому же принципу – это сильный оберег, способный защитить своего владельца от злого глаза, неудач и влияния черного колдовства. Для любого азурийца подобный гарем – предел мечтаний, за который не жаль отдать никакие сокровища.

Слушая пояснения Рефейят-баши, я задумчиво разглядывала своих товарок. Да уж, действительно – то, что лекарь прописал… Светлые волосы и голубые глаза Йель, черные волосы зеленоглазой Кайры и золотисто-карие очи у рыжей меня. Даже оттенок кожи у всех троих был разный – от нежно-розового у травницы до смуглого загара у амазонки.

— И вы верите, что это работает? – скептически спросила я шахинэ.

Та невозмутимо пожала плечами.

— Для любой матери даже слабая надежда спасти свое дитя хороша, чтобы за нее ухватиться. Когда у вас появятся собственные дети, вы меня поймете. А на вас троих – воина, целительницу и мага – как на идеальный дайгеликс-гарем для моего сына указало Зеркало Оракула. И оно же подсказало, где и когда вас искать. Так что все, что мне оставалось – это просто внимательно наблюдать за вами и дожидаться назначенного часа.

Не сдержав эмоций, я тяжко вздохнула и закатила глаза. Час от часу не легче! С Зеркалами Оракула я была знакома не понаслышке. У меня на родине, в Элдаре, тоже было одно такое. Помнится, однажды оно уже предсказало судьбу одной из моих сестер – просто чудо, что в процессе исполнения пророчества та осталась жива! А самое противное, что – если верить коббе-ренвинской статистике – избежать предсказанного Зеркалом почти невозможно. Хотя… чем Утор не шутит?

— Хорошо. Допустим, мы согласимся на роль оберега. У меня вопрос. Изображая жен, исполнять супружеские обязанности… э, обязательно? Или это будет на добровольной основе? В конце концов, наша главная задача – охрана наследника. Может, стоит заключить с шахтияром что-то вроде пакта о ненападении?

Шахинэ вдруг рассмеялась и заметно расслабила плечи.

— Шьямалал с тобой, девочка! Кроме вас в гареме шахтияра будут и другие женщины. Не думаю, что все будет настолько плохо, чтобы ему пришлось кого-то из вас принуждать!

 

 

 

        Рубрика: Оберег для наследника, Романы      

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

К записи "Глава 3. Азур" оставлено 6 коммент.

  1. Евгения:

    Новая глава! 🙂

  2. Ирина:

    Евгения, спасибо за новую главу. Все настолько интересно, что читается на одном дыхании. И какая интересная задача предстоит троим девушкам.

  3. Элина:

    Спасибо! Очень интересно, что же дальше с девочками будет…

  4. Евгения:

    Эх, читательницы мои… что же вы не ткнули меня носом, что там везде переносы внутри слов понатыканы? Какой-то сбой при заливке текста пошел. Вот только что случайно заметила.
    Исправила. Теперь нормальный текст.

  5. Алла:

    Спасибо! С удовольствием читаю. Удачи и вдохновения!

Оставить свой комментарий

2017 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien