Глава 3. Сделка

        4 Сентябрь 2013

Безимени-2 (1)Войдя в тронный зал, залитый ярким солнечным светом, я на мгновение сощурилась. Потом глаза привыкли и стали различать отдельные детали интерьера: стены задрапированные синим бархатом, богато расшитые гобелены в простенках между высокими стрельчатыми окнами, и стоящий на возвышении у дальней стены старинный, потускневший от времени трон.  На троне я  отца не увидела, зато он обнаружился в дальнем углу зала, у окна, наполовину скрытый тяжелой бархатной портьерой. Вид у него был довольно задумчивый и не слишком жизнерадостный.

Заслышав мои шаги, Владыка обернулся и, оглядев меня с ног до головы, украшенной замысловатой прической в исполнении Лионы, одобрительно кивнул.

— Ты вовремя.

— А… где все? – я оглянулась. Как ни странно, кроме нас, в зале больше никого не было.

— Скоро прибудут, — невозмутимо ответил отец и направился к трону.

Вообще-то я имела в виду отсутствие целой кучи народа, которая, как я помнила, обычно присутствовала на всех официальных приемах, но переспрашивать не стала. В конце концов, он – Владыка, ему лучше знать, кому какой прием оказывать. Отец, между тем, неспешно поднялся по ступенькам и занял привычное место на троне. Я устроилась на ступеньках немного ниже. Общих тем для разговоров у нас не было, поэтому каждый коротал время, думая о своем.

Потом вдруг отец еле слышно произнес одними губами:

— Вот и они, — и царственно выпрямился на троне.

Я поднялась со ступеней.

В дверях показалась группа из трех человек. Один шел впереди, двое других – чуть приотстав. Одеты были неброско, в обычную дорожную одежду, на головах красовались широкополые шляпы, по большей части затеняющие лица. Подойдя ближе, послы обнажили головы и учтиво поклонились.

Мать моя, эльфийка! Не удержавшись, я приглушенно ахнула. Высокий седовласый мужчина, шедший впереди – видимо, главный среди них – тут же бросил на меня цепкий внимательный взгляд из-под ресниц. Я поспешно взяла себя в руки и отвела глаза.

Дарги… Вот уж кого никак не ожидала увидеть в Элдаре! Неудивительно, что Владыке потребовалось для спокойствия мое присутствие – сам-то он вообще на дух не переносит инокровных. Дарги же, будучи представителями одной из Старших рас, имели, к тому же, не слишком хорошую репутацию, что было неудивительно при некоторых их… ну, биологических особенностях. Говоря простым человеческим языком, дарги были самыми настоящими оборотнями.

Я вдруг заметила, что седовласый снова внимательно смотрит на меня. Наши взгляды на мгновение встретились, он быстро отвел глаза, а я тут же сделала вид, будто у меня расстегнулась пуговка на манжете и принялась сосредоточенно изучать собственный рукав. Выглядело это, наверное, немного малодушно с моей стороны, однако этот незнакомец неожиданно вызвал во мне какое-то совершенно непонятное беспокойство, которое, как ни странно, не было  связано с обычным страхом. Дарг, между тем, спокойно отвернулся и заговорил с моим отцом, и его низкий звучный голос эхом раскатился по пустому залу. В смысл слов я, тем не менее, не вникала. Политические вопросы никогда не интересовали меня настолько, чтобы проявить к ним хоть малейший интерес, ну, а если бы вдруг понадобилось мое участие, уверена, отец дал бы мне знать. Пока оборотни обменивались приветствиями с Владыкой, я украдкой снова принялась разглядывать их. Все трое были высокие, статные и худощавые, так и подмывало сказать, поджарые как волки. Над темными бровями – остроконечная линия роста волос, мысом спускающаяся почти до середины высокого лба. Волосы гладко зачесаны назад, открывая заметно заостренные уши… У них ведь еще и клыки должны быть? Я с трудом отвела взгляд от губ что-то говорящего в этот момент седовласого оборотня, подавив желание заглянуть туда повнимательней. Ох, Мирра, взрослая ведь уже девочка…

В остальном же это были вполне обычные, серьезные, спокойные лица. В шляпах их, пожалуй, вообще нельзя было отличить от людей… Зато без шляп невозможно было с людьми спутать.

Те скудные сведения, которые были известны мне о даргах – почерпнутые, главным образом, из старых книг, а кое-где и просто из разговоров, – были весьма немногочисленны и порой довольно противоречивы. Известно было, что владения их находятся в местности, граничащей с восточным рубежом Палесмианской Империи, и на официальных имперских картах обозначенной не иначе, как Проклятые Земли. Молва же твердила, что простым смертным в эти земли хода нет, потому как расположены они по ту сторону Темных Врат, прямо неподалеку от Огненной Бездны. Так же молва сообщала, будто живут они не в городах и деревнях, а в глубоких гниющих ущельях, в смрадных пещерах и в других местах, столь же мало пригодных для обитания. Однако учебники утверждали, что подобно другим цивилизованным расам, у даргов были налажены довольно обширные торговые и дипломатические связи, что давало повод предположить, что место их обитания находится все-таки где-то в нашей системе координат. Хотя добраться туда, похоже, и впрямь было довольно трудно.  Кроме того, утверждала народная молва, представители этой расы имели целую кучу всевозможных мрачных, зловещих и совершенно невероятных обрядов, так или иначе связанных с полнолунием, и почитали юных девственниц отнюдь не в качестве оплота добродетели, а исключительно в качестве изысканного деликатеса. Справедливости ради следует заметить, что в книгах никогда ни о чем подобном не упоминалось. Тем не менее, записной оптимисткой я никогда не была и считала, что дыма без огня не бывает, а потому на гостей поглядывала с изрядной долей здорового недоверия.

Мое внимание снова сосредоточилось на стоящем впереди оборотне, который ранее смотрел на меня с таким интересом – надеюсь, что не гастрономическим. Видимо, он был здесь за главного. Сейчас, разглядывая его вблизи, я вдруг с удивлением поняла, что невероятно ошиблась. Введший меня в заблуждение весьма необычный цвет его волос никак не мог быть сединой. Слишком молодым для этого было лицо, которое эти волосы обрамляли. В конце концов, поразмыслив, я решила, что оборотню не больше двадцати пяти, ну, максимум, двадцати семи лет. Отвлекшись на время от этого самого лица, я снова принялась рассматривать его шевелюру. Волосы гладкие, густые, шелковистые, дымчато-серые с серебристой искрой, словно сизый дым над пепелищем. Такой цвет точно не встретишь у людей. Под стать волосам были и глаза дарга – мой взгляд снова спустился к его лицу – глубокие, серебристо-серые, под темными вразлет, иронично изогнутыми, бровями.

Я все еще рассеянно изучала внешность дарга, когда неожиданно поймала себя на мысли, что никогда прежде не встречала у людей столь классически правильных и при этом столь выразительных черт лица. В свои шестнадцать лет, еще до заточения, я уже начинала понемногу выходить в свет и несколько раз сопровождала отца в различных дипломатических поездках. Там, на приемах, я повидала немало молодых дворян, так что мне определенно было с чем сравнить. Казалось, природа немало потрудилась, создавая это лицо таким совершенным и при этом напрочь лишенным обычной скульптурно-мраморной холодности, так часто присущей по-настоящему красивым лицам. Это было довольно странно, если принять во внимание, кем был обладатель этого ангельского лика. Размышляя подобным образом, я рассматривала оборотня с холодным интересом исследователя – без малейшего смущения или волнения, какого можно было бы ожидать от девятнадцатилетней девушки при виде молодого и красивого мужчины.

Потом я переключила свое внимание на других даргов. Его спутники, как я заметила, не могли похвастать столь же необычной серебристой мастью – у одного волосы были светло-русые, у второго, пониже ростом, с заметной рыжиной. Старшему из оборотней, русоволосому, на вид было около тридцати-тридцати пяти, а младшему, рыжему, наверное, не было и двадцати. Оба дарга тоже казались внешне довольно привлекательными, каждый на свой лад.

Да, Мирра, долгое затворничество не идет тебе на пользу, мрачно подытожила я. За неимением подходящей человеческой компании тебе уже и оборотни симпатичными кажутся. Плохой признак.

— Итак, к делу, — произнес вдруг Владыка. – Это и есть моя дочь, Мирраэль.

Взгляды всех присутствующих разом обратились ко мне. Поборов внезапную растерянность от столь неожиданного интереса к моей персоне, я торопливо придала лицу выражение вежливой заинтересованности. Сереброволосый оборотень, глядя на меня, почтительно склонил голову в знак приветствия. Двое его спутников сделали то же самое.

— Мирраэль Дэйнива Элдарская? – у дарга был на редкость приятный, низкий, бархатистый голос, проникающий, казалось, прямо в душу. Я почувствовала, как при звуках этого голоса по спине у меня внезапно поползли мурашки, и медленно кивнула, несколько удивленно приподняв брови. То, что дарг знал мое полное, и надо заметить, крайне редко используемое в быту имя, было немного странно, учитывая, что отец в разговоре (и в этом я была совершенно уверена) его ни разу не упоминал. Оборотень, между тем, с интересом разглядывал мое лицо, слегка прикрыв ресницами внимательные серебристо-серые глаза. Словно мы с ним внезапно поменялись ролями, и теперь уже он изучал меня. У меня тут же возникло настойчивое желание немедленно отвлечь его от этого занятия.

— Чем могу быть полезна? – вежливо, но настойчиво осведомилась я, желая заставить его оторваться от задумчивого изучения моего лица.

Среброволосый оборотень неожиданно мягко улыбнулся.

— Ваше высочество, мы прибыли, чтобы сопровождать вас в Сорбронн, — он продолжал наблюдать за мной, его серебристые глаза задумчиво сузились. — Я полагаю, вам об этом уже известно?

— Прошу прощения?  — мои брови удивленно поползли вверх.

Нет, я, наверное, просто ослышалась…

— Мы прибыли сюда, чтобы предложить вам занять должность придворного мага в долине Сорбронн, — все так же спокойно ответил среброволосый оборотень. – Вы ведь чародейка, насколько нам известно?

Его голос по-прежнему звучал довольно странно. Глубокий, выразительный, с едва заметными низкими вибрирующими модуляциями, он, казалось, вкрадчивым золотистым туманом обволакивал мое сознание. Я тряхнула головой, решительно отгоняя странное гипнотическое наваждение.

— Да, пожалуй… в некоторой степени.

— Мы надеялись, что ваш батюшка заранее ознакомит вас с целью нашего визита, — мягко продолжал оборотень, обращаясь исключительно ко мне и совершенно не обращая внимания на Владыку. – И у вас будет возможность подготовиться и собраться. Если же это не так, боюсь, теперь вам придется поторопиться. К сожалению, мы не располагаем большим количеством времени.

Я, наконец, полностью пришла в себя и ошарашено уставилась на него, как на полоумного.

Должность? Мне?! Можно было легко усомниться в здравом уме правителя державы, который отправляет своих подданных за тридевять земель, чтобы пригласить на должность чародейку-недоучку, являющуюся к тому же отпрыском другого правителя. Он что, думает, будто мне больше всех на континенте нужна работа на жаловании? Или в Коббе-Ренвине сейчас настолько плохо с кадрами, что они решили по сусекам поскрести?

— Боюсь, здесь какая-то ошибка, — я недоверчиво покачала головой, надеясь, что оборотень догадается, что это и есть мой ответ на его «заманчивое» предложение.

Тот, однако, не обратил на мое движение никакого внимания, продолжая смотреть спокойно и выжидательно, словно был абсолютно уверен, что я сейчас же пойду собираться. Некоторое время мы молча и неподвижно смотрели друг на друга, словно состязаясь в какой-то нелепой безмолвной дуэли… и тут внезапно меня осенило. Я медленно, словно во сне повернулась к отцу. Не дрогнув ни единым мускулом на лице, тот сумрачно встретил мой взгляд. Я впилась взглядом в его лицо, с ужасом читая на нем подтверждение собственной догадке и сознавая, что вынесенный мне приговор обжалованию не подлежит. По-прежнему не отрывая взгляда от моего лица, отец молча склонил голову в едва заметном кивке.

Значит, вот оно что!

Оказывается, мой драгоценный батюшка уже обо всем договорился за моей спиной, радуясь, что появилась, наконец, чудесная возможность сбыть меня с рук, и подальше, и не оставил мне, при этом, ни малейшей возможности выбора. Все было решено заранее. Возражать и сопротивляться теперь попросту не имело смысла – этим можно было добиться лишь того, что из замка меня увезут связанной и упакованной, словно овцу с ярмарки… Я неожиданно вздрогнула, будто от холода. Человек, сидящий передо мной на троне, показался мне вдруг совершенно чужим и незнакомым. Ощущение было настолько острым, что меня даже охватила дрожь. А я-то, дурочка, надеялась, что он со временем успокоится и снова станет нормально ко мне относиться!.. Какая наивность!

Под моим взглядом отец, казалось, немного изменился в лице. Я чувствовала, как волна обиды и гнева поднимается во мне, раскаленной лавой растекаясь по нервам и заставляя руки покрываться гусиной кожей. В моей голове одновременно проносились десятки яростных обвинений в его адрес, но еще больше в этот момент мне захотелось просто испепелить его на месте. Кончики пальцев уже начало ощутимо покалывать, и мне казалось, еще минута – и гнев попросту захлестнет меня с головой. Нет, только не трансформация… только не сейчас!..

Это немного остудило мою ярость. Краем глаза я заметила, что оборотень по-прежнему пристально и немного напряженно наблюдает за мной. Нет уж, истерики он от меня не дождется. С огромным трудом мне удалось отвернуться от Владыки и усилием воли взять себя в руки. Гнев постепенно утихал, утихал, пока не исчез совсем, оставив после себя только тупую ноющую боль где-то в груди. Не знаю, сколько времени прошло, пока я смогла наконец справиться со своим лицом и дыханием, после чего медленно повернулась к остальным. Оборотни по-прежнему терпеливо ожидали моего ответа – пусть и чисто формального – однако теперь в их взглядах, казалось, читалось некоторое сочувствие. Подобное проявление непрошенной жалости вызвало у меня сейчас только новый приступ раздражения. Я упрямо отвела глаза и сухо спросила у их главаря:

— И когда же вы планируете свое возвращение… домой?

— Как можно скорее, — мягко, но решительно отозвался среброволосый дарг. – Лучше всего это было бы сделать прямо сейчас… — однако, увидев выражение моего лица, после секундного раздумья добавил. – Но, если вам так будет удобнее, думаю, мы сможем задержаться до утра.

До утра!..

После целой жизни, проведенной в этих стенах у меня неожиданно оказалось в запасе только несколько часов от заката до рассвета. В этом была, пожалуй, какая-то горькая ирония.

— Сделайте милость, задержитесь, — довольно холодно произнесла я.

Пожалуй, тон мой был весьма далек от просящего, однако мне и так с трудом удавалось сдерживаться. Казалось, вся злость и гнев, накопившиеся во мне за годы заточения, сейчас вырвутся наружу, словно пробудившийся вулкан.

Среброволосый спокойно кивнул в ответ, словно и не заметив моей неучтивости.

— Надеюсь, мы не злоупотребим вашим гостеприимством? — обернулся он к Владыке.

— Вовсе нет, — спокойно отозвался тот.

Судя по тому, как легко это было сказано, Владыка всерьез ожидал, что я захочу задержаться еще, как минимум, на неделю. А тут такой подарок. При этой мысли я с трудом сдержала истерический смешок. Нервы мои, похоже, были уже на пределе.

— В таком случае, господа, до завтра.

Не глядя более ни на кого, я торопливо направилась к выходу, однако, уже в дверях, неожиданно  кое о чем вспомнила.

— Минуточку! — я резко остановилась и развернулась, скрестив руки на груди.

— Что такое? – среброволосый оборотень удивленно посмотрел на меня, но я даже не взглянула в его сторону.

— Я хочу, чтобы мне вернули одну вещь, которая мне принадлежит, — решительно заявила я, пристально глядя на Владыку. — Без нее я никуда не поеду.

— Какую еще вещь? – отец несколько недоуменно нахмурил брови.

— Октрион.

— Нет, – отрезал Владыка, решительно откидываясь на спинку трона. Его взгляд, обращенный ко мне сейчас, сразу понизил температуру в зале на несколько градусов.

И без того достаточно взвинченная, я едва не задохнулась от возмущения. Мало того, что эта книга, сама по себе, была весьма ценна, она, к тому же, была подарком матери, и от этого ее ценность для меня возрастала еще больше. Я бы ни за что не оставила ее здесь. И уж тем более – ему.

Я уставилась на Владыку, словно разгневанный василиск. Если бы взглядом можно было прожечь насквозь, от трона уже давно не осталось бы даже ножек. Я демонстративно скрестила руки на груди.

— Что ж, в таком случае, я никуда не еду.

Владыка холодно взглянул на меня.

— Даже не надейся на это. Ты связана договором, и не сможешь теперь отказаться.

— Лично я ни с кем ни о чем не договаривалась…

— Это уже не имеет значения!

— Не для меня, — процедила я сквозь зубы.

Отец проигнорировал мою реплику, сделав вид, что меня здесь уже нет.

— Отдай Октрион, — упрямо повторила я.

— Я сказал – нет!

Один из пришельцев, тот, что с рыжиной в волосах, ткнул украдкой другого локтем в бок и едва заметно ухмыльнулся. Похоже, тот факт, что официальный прием плавно превращается в семейную свару, показался ему довольно забавным. Среброволосый оборотень вежливо кашлянул, вклиниваясь в нашу задушевную беседу.

— Простите великодушно, но Октрион – это?..

— Старинный эльфийский сборник заклинаний, — коротко пояснила я, пытаясь тем временем прожечь взглядом дыру в отцовском лбу. — Он принадлежал моей матери, и она оставила его лично мне. Без него я никуда не поеду.

— Если я правильно понял, — задумчиво сказал оборотень. – То этот Октрион, в некотором роде, является для чародейки рабочим инвентарем, так?

— Именно! — отчеканила я, по-прежнему не сводя глаз с отца. – И если кому-то уж так не терпится избавиться от всякой магической бесовщины в доме, так почему бы тогда не отдать все разом?!

— Не позволяйте ей колдовать! – неожиданно с жаром обратился Владыка к старшему оборотню.  – Иначе она разнесет в клочки весь ваш Сорбронн и себя заодно. Вы же сами знаете… — он внезапно осекся на полуслове.

— Тебе-то уже до этого какое дело?! –  возмутилась я в ответ, игнорируя странный предостерегающий взгляд, брошенный оборотнем на моего отца. О том, что брать на работу мага, чтобы потом запрещать ему колдовать, просто глупо, я не стала даже упоминать. Скорее всего, оборотень и сам это прекрасно понимал. Вместо этого я вдруг замолчала, озаренная внезапной блестящей идеей. Все еще держа руки скрещенными на груди, я небрежно прислонилась плечом к стене и лучезарно улыбнулась своему батюшке. О да, это будет чудный способ отомстить ему за все и сразу!

Владыка отреагировал на внезапную перемену моего настроения с плохо скрытой настороженностью. Похоже, он не питал особых иллюзий насчет моей способности одаривать его сейчас искренними улыбками.

— Значит, так, — ласково проговорила я, обращаясь к нему. — Либо ты отдаешь мне Октрион немедленно, либо… — я с показным интересом оглядела тронный зал. – Какую из этих стен тебе хотелось бы отстроить заново?

Несколько мгновений Владыка молча смотрел на меня, словно не веря своим ушам, потом презрительно фыркнул.

— Ты не посмеешь!

Вместо ответа я вытянула перед собой руку ладонью вверх.

— Давай проверим. Какой, говоришь, девиз был у нашего прадеда? – мягко поинтересовалась я, слегка пошевелив пальцами. – Для достижения цели все средства хороши?  Ну, так я его родственница, знаешь ли.

На раскрытой ладони уже начинал расти, набухая, полупрозрачный огненный шар, простреливаемый изнутри яркими голубоватыми сполохами. Дабы никто не подумал, будто это шутка, я слегка пошевелила губами, и пол под ногами тут же ощутимо дрогнул. Все присутствующие моментально замерли. Владыка слегка побледнел. Даже из дверного проема мне была видна внезапно появившаяся испарина у него на лбу.

— Итак? – я вопросительно изогнула бровь. Пол снова предупредительно дрогнул.

Шар уже разросся до размеров крупной дыни и теперь опасно колыхался на моей ладони, грозя в любой момент, не удержавшись, сорваться вниз. Оборотни пока особой паники не выказывали, однако стояли, не шевелясь, и поочередно переводили взгляды с Владыки на меня и обратно.

— Проклятье… – придушено прохрипел Владыка. – Хорошо, забирай эту клятую книгу и убирайся отсюда, наконец, к бесовой матери!..

И с этими словами отец молча подал знак маячившему за дверью слуге. Тот моментально скрылся из виду и вернулся минут через пять с большой плоской шкатулкой на вытянутых руках. Боязливо помялся у входа, потом, повинуясь жесту Владыки, осторожно поставил шкатулку на пол у моих ног и торопливо убрался прочь.

— Отлично, — удовлетворенно заметила я. – Приятно сознавать, что близкие родственники всегда могут найти общий язык.

Я подбросила свой взрывоопасный шарик в воздух, вызвав этим у Владыки новый приступ астматического удушья, и легонько дунула на него. Сверкающая огненная сфера лопнула с тихим звоном и рассыпалась на миллионы крохотных сверкающих искорок. Я ехидно усмехнулась. Искусство создания иллюзий последнее время давалось мне все лучше и лучше.

Несколько мгновений в зале царила абсолютная тишина, потом среброволосый оборотень деликатно кашлянул, нарушая всеобщее оцепенение, и снова повернулся лицом к Владыке.

— Я полагаю, теперь вопрос о книге исчерпан? — его лицо было совершенно невозмутимо, однако было заметно, что это стоит ему немалых усилий.

Владыка, чье лицо теперь переливалось всеми оттенками от нежно-розового до ярко-свекольного, молча кивнул.

— В таком случае, благодарим вас, Ваше Величество. Увидимся завтра утром.

Дарг учтиво склонил голову в знак прощания и,  спокойно развернувшись к Владыке спиной, направился к выходу. Остальные оборотни молча последовали за ним. Вся процессия направилась к парадным дверям зала, где, по-прежнему сохраняя воинственный вид, стояла я, но теперь уже в обнимку с Октрионом.

— До встречи, Ваше Высочество, — едва слышно донеслось до меня, когда сереброволосый поравнялся со мной в дверях. – До утра.

Это было сказано так тихо, что я сначала даже решила, будто это мне почудилось, и с удивлением посмотрела на дарга. Однако в тот момент, когда я уже была готова недоуменно отвести взгляд, оборотень внезапно вскинул на меня глаза, и у меня на миг перехватило дыхание. В них, словно в двух озерах жидкого серебра, обрамленных длинными темными ресницами, плескался еле сдерживаемый смех. Еще миг, и он снова отвел взгляд, а я осталась стоять на месте, с удивлением глядя в его удаляющуюся спину.

— Э… до утра, — растеряно пробормотала я, когда господа послы уже скрылись за поворотом, и, стряхнув с себя оцепенение, решительно направилась в свою комнату.

 

Солнце еще не успело закатиться ярко-розовым клубком за горизонт, а на противоположном краю небосклона уже вовсю разворачивало свои бахромчатые края серое покрывало сумерек. Вечер выдался на редкость безветренный и тихий.

По крайней мере, за пределами замковых стен.

— В жизни ему этого не прощу! Никогда!.. – я в ярости потрошила содержимое огромного гардероба, отыгрываясь на ни в чем не повинных вещах и пытаясь при этом сообразить, что из этого хлама может понадобиться мне в дороге, а что нет. – Дочерепродавец! Работорговец!.. И как его только земля носит?!..

Я обернулась к сестре и яростно потрясла в воздухе кулаком со скомканным в нем газовым шарфом.

— Уверена, если бы на их месте оказались горные тролли, он бы и то ни минуты не колебался!

Лиона сидела на краю кровати, качая ногой и задумчиво созерцая быстро растущую кучу одежды на полу.

— Да уж, — рассеянно откликнулась она. – Ну, а ты ему, конечно же, показала напоследок, какого сокровища он лишается в твоем лице.

И она засмеялась в ответ на мою гримасу.

— Да-да, слухами уже земля полнится.

Я немного перевела дыхание.

— Ладно, согласна, я немного погорячилась. Но посуди сама – он ведь просто отдал меня чужакам, словно какую-то ненужную рухлядь! И кому?!

— Ну, к счастью, тут уж все не настолько плохо, — попыталась она меня успокоить. – В конце концов, дарги – уважаемая Старшая раса. Они так же разумны, как ты или я.

— Правда? – не смогла удержаться я от сарказма. – Хочешь сказать, что они, как разумные, человечину сырой не едят?

Лиона рассмеялась.

— Ну, что за ребячество, Мирра? Ты же знаешь, что они вообще не едят людей.

— Неужели? — я поворошила ногой кучу на полу и бездумно вытащила из нее первую попавшуюся вещь. – Ты в коббе-ренвинские учебники заглядывала? Фазы луны, неконтролируемая агрессия, склонность к насилию?..

— Вообще-то, это было всё про волколаков писано, — осторожно заметила сестра. – Ты бы читала внимательнее, и не только рецепты заживляющих зелий…

— Не вижу разницы, — раздраженно передернула я плечами. – Как говорится, волк волку…

— В смысле, ворон ворону? — откликнулась Лиона, посмеиваясь. – Да уж, глаз не выклюет. Хорошо, что тебя сейчас магистр Дьорданн не слышит. И вообще, как для мага у тебя довольно узкие взгляды на межрасовые различия… Тем более, учитывая, что ты сама полукровка.

— Неужели? – мрачно буркнула я, упрямо не желая отказываться от своего трагического амплуа. – Тем не менее, мировой опыт показывает, что обладатели чересчур широких взглядов на эти различия слишком часто становились обитателями удручающе глубоких могил.

В ответ Лиона лишь закатила глаза и со страдальческим стоном повалилась спиной на кровать. Похоже, я все-таки немного увлеклась жалостью к себе, и пора было уже сменить тему.

— Ладно, ладно, это все нервы. Забудь. Давай лучше не будем пока строить догадок о моем будущем. Будем надеяться, что оно будет хотя бы просто достаточно долгим, а там… — я неопределенно махнула рукой и вздохнула. — Буду ориентироваться по обстоятельствам.

— Вот это правильно, — быстро согласилась Лиона, снова принимая сидячее положение. – К тому же компания у тебя будет довольно симпатичная.

И поймав мой изумленный взгляд, она поспешно пояснила:

— Я к тому, что этот их главный… ну, по-моему, он весьма хорош собой.

Хорош собой? Я на мгновение застыла с одеждой в руках, вспоминая свое собственное впечатление от него тогда, в зале. Ну, если не принимать во внимание некоторые расовые особенности внешности, то – да, пожалуй. Перед глазами невольно встали безупречные черты лица сереброволосого дарга, однако я тут же раздраженно передернула плечами.

— Он оборотень, Лиона.

— Ох, ну что ты заладила?.. — досадливо поморщилась сестра. – Ты, между прочим, тоже не храмовая фреска. Я всего лишь хотела сказать, что, по-моему, он выглядит слишком благородно, чтобы причинить вред беззащитной девушке. К тому же ты ему определенно… хм, понравилась.

И она сдержанно усмехнулась, явно снова припоминая мое недавнее выступление. Я возвела очи горе и сокрушенно вздохнула.

— Ох, Лиона… Для твоего возраста у тебя слишком богатое воображение.

— Ты, наверное, хотела сказать, что для своего возраста я слишком хорошо разбираюсь в людях? — сестра разлеглась поперек кровати, подперев голову рукой, и с улыбкой на меня поглядывала. – И в нелюдях…

Я в ответ молча махнула на нее рукой. Продолжать развивать эту тему не имело никакого смысла. Отчаявшись сложить желаемое в небольшую дорожную сумку, я вытряхнула все обратно и теперь задумчиво разглядывала гору барахла, лежащую на полу, прикидывая, без чего из вещей мне будет легче всего обойтись. В конце концов, отложила в сторону пару сменного белья, мыло, гребень и два толстых вязаных одеяла — жертвы моего вязального эксперимента.

Лиона с интересом посмотрела на одеяла.

— Это что за жуткие тряпки? – спросила она.

Я оскорбилась.

— Это пледы! Я сама связала.

— Оно и видно, — она задумчиво оглядела кривобокие полотна, мало чем напоминающие  традиционные прямоугольники, и усмехнулась. – Что, пыталась вывязать пентаграмму?

— Сама бы попробовала, — я невозмутимо пожала плечами, нисколько не обижаясь.

— Ну, уж нет, — Лиона засмеялась, покачав головой. – Уж лучше я буду махать мечом, чем спицами.

Она помолчала и, после некоторого колебания, неожиданно добавила:

— Знаешь, Мирра, я ведь собираюсь убежать отсюда.

Я пораженно застыла.

— Что?!.. Это как? То есть, куда?

Лиона немного помялась.

— В Шьеен-Май.

— В Школу Амазонок?! – тут же недоверчиво переспросила я.

— Ну да, — Лиона рассеянно потеребила пальцами покрывало. – Ты же знаешь, мне всегда нравилось оружие. Помнишь, Оласс, папин стражник, даже давал мне уроки боя на мечах. Втайне от отца, разумеется…. Думаешь, это глупо?

Я посмотрела на нее в растерянности. С одной стороны, я, как старшая сестра, должна была бы отговорить ее от столь рискованной затеи, воззвав к голосу разума… С другой стороны, неожиданно подумала я, чего ради ей здесь оставаться? Ради семейного очага, от которого остались одни руины?

— Нет, не думаю, — я протянула руку и во внезапном порыве нежности погладила ее по волосам. – Знаешь, поступай так, как считаешь нужным. Уверена, у тебя все получится… В конце концов, должна же хоть одна из нас выбрать свой собственный путь в этой жизни, правда?

Лиона улыбнулась и  благодарно кивнула мне.

— Знаешь, мне будет тебя не хватать, – и она протянула мне руку.

Я присела рядом с ней на кровать. Какое-то время мы молчали, осознав вдруг, что это действительно наш последний совместный вечер. Потом Лиона встряхнула головой и преувеличенно бодро поинтересовалась:

— Ну, что, ты уже подобрала себе наряд, в котором отправишься в дорогу?

— В принципе, да, — уклончиво ответила я.

— А волосы? Как ты собираешься за ними ухаживать в походно-полевых условиях? – не унималась сестрица, потянув меня за длинную прядь.

— О, — я загадочно улыбнулась, — тут у меня есть пара идей.

 

Расставшись с сестрой ближе к полуночи, я легла в кровать и честно попыталась уснуть. Однако счет баранов давно перевалил за две сотни, а сон все не шел. Часа через полтора в мою дверь поскреблась Лиона и, осведомившись загробным шепотом, не сплю ли я, пожаловалась на бессонницу. Я пожаловалась в ответ. Мы посовещались и решили, что если уж сон нас сегодня игнорирует – мы вполне можем ответить ему тем же. После чего снова занялись экипировкой меня к завтрашнему дню.

Заслышав о моих новаторских идеях в области обмундирования и прически, Лиона сначала широко распахнула глаза, потом недоверчиво захихикала и, в конце концов, заявила, что с удовольствием мне поможет. Мы растолкали Йана, дремлющего прямо за дверью, и, объяснив ему, что нам нужно, спросили, сможет ли он нам помочь. Минут пять Йан таращился на нас, как на двух полоумных, потом, сбросив остатки сна, буркнул свое: «Не вопрос», и скрылся в глубинах замковых коридоров.

А мы вернулись в мою комнату.

Процесс сборов длился почти до самого рассвета. Когда же за окном плотно сгустилась темнота, предвещающая скорый рассвет, я решила, что полностью готова и, повесив на одно плечо свой походный рюкзак, а на другое – мешочек с травами, решительно вышла из комнаты.  Переступив порог, я тут же лишилась всего своего имущества. Йан решительно отобрал у меня сумки и, небрежно закинув их на плечо, заявил, что считает своим долгом сопроводить меня вниз и передать из рук в руки моим новым знакомым. Я насмешливо фыркнула в ответ, но возражать не стала. В любом случае, торчать там одной было бы скучно. Лиона тоже увязалась за нами следом, не считая нужным что-либо объяснять. Да в этом и не было необходимости. Я прекрасно понимала, что им обоим не терпится своими глазами увидеть реакцию моих новоявленных работодателей на мой новый… стиль.

Некоторое время мы провели в гостиной, вольготно развалившись на диванах и уничтожая пирожки, которые Йан предусмотрительно стащил для нас из кухни. Причем, он явно решил накормить нас впрок. Глядя на огромное блюдо, торжественно установленное кузнецом на чайном столике посреди гостиной, я предположила, что даже нашей подслеповатой кухарке будет сложно не заметить отсутствие такого количества выпечки сразу. Интересно, откуда это у кузнеца наклонности воришки? Однако на мой вопрос Йан только невозмутимо пожал плечами и заявил, что, поскольку харчи — с королевской кухни, и утащены были для кормления королевских же дочек, то вряд ли его действия можно рассматривать, как кражу. Я с ехидцей заметила, что, видимо, те четыре расстегая, которые он слопал сам, считаются вознаграждением за проделанную работу.

— Именно, — с достоинством подтвердил кузнец, спокойно подцепляя с блюда пятый пирожок.

Примерно через час в коридоре послышались шаги. Мы вскочили, поспешно приводя себя в более-менее пристойный вид. Йан, а за ним по размышлении и Лиона, отошли подальше к окну, не желая привлекать к себе ненужного внимания. Я осталась стоять посреди гостиной, чувствуя себя наливным яблочком на стрелковой мишени. Дверь распахнулась, и в гостиную вошли давешние послы, а за ними, к моему немалому удивлению, и сам Владыка. Интересно, его-то что сюда привело? Может, решил-таки по-человечески проститься с дочерью и напутствовать ее напоследок отеческим словом? А, может, просто захотел лично убедиться, что я действительно уехала и не передумала в последний момент. Судя по мрачному выражению монаршего лица, выслушивать напутственное отеческое слово мне-таки не грозило.

Оборотни коротко поклонились в знак приветствия – и, взглянув на меня, остолбенели. Торопливо дожевывая кусок пирожка, так некстати оказавшегося у меня во рту, я отметила, что, в принципе, эффект получился именно тот, на который я и рассчитывала.

Надо сказать, расшитое серебром шелковое платье было нами с Лионой беспощадно отвергнуто, как совершенно не подходящее для дорожных условий. На смену ему пришли серые штаны, заправленные в высокие сапоги, и коричневая куртка из тонкой мягкой кожи. Сквозь прорези в рукавах кокетливо проглядывала ткань белой льняной блузы. Над моей прической Лиона протрудилась около часа. После недолгих колебаний,  длинная коса была безжалостно обрезана, и теперь волосы спускались до плеч волнистыми прядями, подстриженные аккуратной «лесенкой», а на затылке топорщились кокетливым хохолком. Лоб был прикрыт пушистой челкой, у левого виска красовалась тонкая косичка. По правде сказать, моя прическа была практически точной копией прически одной заезжей ведьмачки, которая лет пять назад взялась вывести выстудня в общественной бане в Белянцах. Выстудня она тогда из бани выгнала, изловила, и к корчмарю, по его просьбе, в погреб засунула. Теперь, говорят, у него там даже мясо сырое  неделями лежит и не портится.

Костюм тоже был скопирован с той же ведьмачки, с учетом, конечно, несоответствия исходного материала. Я и так была удивлена, что Йану удалось посреди ночи раздобыть все, что мы просили. Даже сапоги подошли. Ради собственного спокойствия я не стала уточнять, откуда кузнец все это позаимствовал.

Немая сцена, между тем, затягивалась. Лиона не выдержала первой, сдавленно всхлипнув от смеха за спиной у непрерывно жующего кузнеца, куда она спряталась, избегая строгого родительского ока. Йана, похоже, нисколько не смущало возникшее в зале напряжение, и он вовсю пользовался случаем и блюдом с пирожками. Немного подумав, я набрала в легкие побольше воздуха и громко многозначительно кашлянула. Оборотни отмерли, обменялись несколько ошалелыми взглядами и снова уставились на меня.

— Воистину, Элдар – страна контрастов… – еле слышно, в конце концов, пробормотал рыжеволосый дарг, самый молодой из троицы, вызвав у Лионы новый всхлип смеха. Одарив меня еще одним взглядом, теперь уже полным неподдельного восхищения, он плавно шагнул в бок и скрылся за спиной своего более рослого светловолосого сородича. Оттуда мне были видны теперь только его плечи, конвульсивно вздрагивающие от беззвучного смеха. Его старший приятель все еще продолжал взирать на меня с немым изумлением, словно не мог поверить, что вчерашняя чародейка-принцесса, облаченная в шелк и жемчуга, и нынешняя ведьмочка бесноватого вида с недоеденным пирожком в руке – одно и то же лицо. Не выказал изумления один только среброволосый дарг – видимо, для того чтобы вывести его из душевного равновесия, одной только кардинальной смены образа было маловато. Тем не менее, рассматривал он меня теперь с задумчивым, эдаким оценивающим прищуром, видимо, делая мысленно заметку, что в будущем со мной нужно держать ухо востро.

Еще раз оглядев меня с ног до головы, он, в конце концов, сдержанно заметил:

— Приятно видеть, что вы… хм, творчески подошли к дорожным сборам, Ваше высочество. И раз уж вы готовы, то нам лучше поскорее отправляться в путь.

Я с достоинством кивнула и подала оборотню руку, которую тот, как всякий воспитанный нелюдь, вынужден был принять. В конце концов, принцесса я или нет? Вот так, под руку, сохраняя оба невероятно чинный и благопристойный вид, мы и отправились прочь из гостиной, а остальные гуськом потянулись за нами.

 

В том же составе мы переместились из гостиной во двор, где у конюшен нас ждали уже полностью оседланные лошади. Мне не пришлось долго гадать, которая из них предназначалась для меня. Не думая о том, какое впечатление произведу на своих будущих спутников, я живо подбежала к ней и радостно обняла шелковистую шею.

— Привет, Искра! — прошептала я, чувствуя, как по лицу невольно расползается счастливая улыбка.

Кобыла живо повернула голову и приветственно заржала мне прямо в ухо. Я легонько шлепнула ее по морде и потрясла головой, прогоняя звон в ушах.

– Когда-нибудь я из-за тебя оглохну, бессовестное животное, —  ласково попеняла я ей.

Оборотни, между тем, уже раскланивались с остающимися. Задержался один только среброволосый. Я видела, как он о чем-то тихо и серьезно говорил с моим отцом. Тот сначала напряженно слушал, потом, кажется, что-то переспросил, нахмурился и коротко кивнул. Среброволосый отошел от Владыки и приблизился ко мне, явно намереваясь помочь сесть на лошадь… Кобыла внезапно испуганно захрапела, шарахнулась и резко попятилась от него, бешено вращая глазами и приседая на задние ноги. Казалось, еще немного, и она ударит его копытом. На какое-то мгновение я лишилась дара речи, пораженная столь неожиданной реакцией Искры на…. А, ну да, я задумчиво закусила губу, вполне естественной реакцией лошади… на волка.

Я искоса взглянула на дарга и несколько виновато улыбнулась. Ситуация была довольно щекотливая, и я не совсем понимала, как следует поступить. Извиниться перед ним за лошадь? Или извиниться перед лошадью за него?

Однако, к моему удивлению, сереброволосый оборотень ничуть не смутился.

— Прошу прощения, — он мягко, но решительно оттеснил меня в сторону, подальше от бьющейся в истерике кобылы, а сам шагнул вперед и встал прямо перед ней.

Я с интересом следила за ним, не зная, чего еще можно ожидать дальше.

— Assaie… — оборотень протянул руку вперед и коснулся кончиками пальцев морды испуганной лошади. – Assaie, ashi… Et nara wienn koieh, ashi…

Он продолжал говорить ей что-то ласковое и успокаивающее на незнакомом мне языке, и я с удивлением наблюдала, как испуганная д’арриэнская кобыла быстро затихает под его ладонью. Еще минута – и вот она уже стоит перед ним, как ни в чем не бывало. Оборотень ласково похлопал ее ладонью по шее, и Искра игриво ткнулась ему мордой в плечо. Будь я единственным свидетелем недавнего происшествия, то подумала бы, что мне все это просто привиделось. Я удивленно покачала головой. Теперь понятно, почему их собственные лошади были так спокойны.

— Вам помочь? – вывел меня из задумчивости голос оборотня рядом со мной.

— Нет, благодарю, — я тут же с вызовом вздернула подбородок, и решительно шагнула к Искре мимо него.

Что бы там не думал наш гость о здешних девицах, но самостоятельное усаживание в седло никогда не вызывало у меня затруднений. И, тем не менее, я замешкалась.

— Еще одну минутку, — негромко попросила я дарга. Тот, не задавая лишних вопросов, понимающе кивнул и деликатно отошел в сторонку.

Оборотень терпеливо ждал, пока я прощалась с остающимися.  Крепко обняв Лиону, я шепотом пожелала ей удачи. Она взволнованно кивнула и пожелала мне в ответ того же. Потом я подошла к Йану.

— Благодарю за помощь, — торжественно произнесла я, протягивая ему руку. – Она была поистине неоценима… Надеюсь, Владыка не забудет свое обещание о награде.

И я многозначительно подмигнула кузнецу. Йан покраснел как рак, засмущался и, неловко пожав протянутую руку, тоже пожелал мне удачи.

Я сделала шаг по направлению к отцу и остановилась. Все подходящие случаю слова внезапно испарились из моей головы, словно медяки из прохудившегося кармана.

— Ну… э, прощай.

Отец не шелохнулся. Просто стоял и смотрел на меня. Без злобы, без укора, без неприязни. Молчаливо. Устало. Печально. И от этого взгляда почему-то вдруг тоскливо защемило сердце. Что-то во мне дрогнуло, но я усилием заставила себя сдержаться и, снова, как в плащ, запахнувшись в собственную давешнюю обиду, коротко кивнула ему, отвернулась и направилась к лошадям.

— Удачи… – едва слышно раздалось за моей спиной, но я даже не замедлила шаг.

В конце концов, вооруженная троекратным пожеланием удачи, я вскочила в седло. Среброголовый дарг, терпеливо ожидающий меня рядом с лошадьми, сделал то же самое. Я отдала провожающим шутливый салют, чтобы скрыть собственную нервную дрожь, и направила Искру следом за оборотнями по дороге на восток.

        Рубрика: Драконий Оборотень, Романы      

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

Оставить свой комментарий

2013 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien