Глава 5. Новые планы

        4 Сентябрь 2013

Безимени-2 (1)До Оресты нам удалось добраться еще до захода солнца, хоть для этого и пришлось всю дорогу подгонять лошадей. Сев был прав – слишком много времени было потрачено впустую у закрывшегося телепорта. Задержись мы еще немного и явись в городишко после наступления темноты, стучаться в закрытые ворота и объяснять стражникам, кто мы такие, пришлось бы как раз до рассвета.

Постоялый двор мы нашли неподалеку от городских ворот, напротив шумного, хотя и не слишком чистого кабачка под названием «Два веселых гуся», где над входом красовалась кривоватая, но яркая вывеска. Судя по чисто условному сходству изображенных пернатых с гусями, художнику очень щедро наливали авансом.  Расседлав лошадей и задав им корм, мы вошли внутрь. Гостиница оказалась на удивление чистенькой и приличной, несмотря столь шумное соседство. После недолгих переговоров с хозяином насчет ночлега, было решено позаботиться о хлебе насущном. Ужинать постояльцам гостиницы предлагалось внизу, в просторном, хорошо освещенном зале, наполовину заполненном посетителями. После нескольких лет одиночества такое обилие людей в одном месте, пожалуй, даже немного действовало мне на нервы. Я чувствовала себя здесь не в своей тарелке, хотя и старалась не подавать виду. Для создания уюта и домашней обстановки местные декораторы озаботились расписными тарелками, там и сям развешанными по стенам, и длинными ароматными гирляндами чеснока и стручкового перца, свисающими с потемневших от времени и копоти потолочных балок. Стоящий немного особняком стол в дальнем углу зала оказался не занят, что мы немедленно и исправили. Место было удобное – мы не привлекали постороннего внимания, зато помещение просматривалось, как на ладони.

Свиные ребрышки и жареная картошка на наших тарелках уже подходили к концу, когда в помещение ввалился новый посетитель. Сразу несколько голов повернулись в его сторону.

— Йан?.. – не веря своим глазам, я смотрела, как тот неуверенно топчется на пороге. – Йан!

Тот, наконец-то заметив нас, сначала вроде удивился, потом разулыбался и начал пробираться мимо столов и лавок в нашу сторону.

— Доброго здоровьица! — он с грохотом поставил у стола еще один табурет, прихваченный, видимо, прямо на ходу (я невольно оглянулась – не валяется ли кто-нибудь из посетителей на полу, бесцеремонно лишенный опоры), и, усевшись, удовлетворенно нас всех оглядел. – Вот ведь надо же, свиделись!..

— Что ты здесь делаешь? – спросила я, с удивлением рассматривая его.

— Так я, это, — кузнец сиял, словно новенький золотой гривенник. – Награду-то за службу получил. Лошадку, опять же, хорошую. Вот и подался на все четыре стороны, то есть, куда глаза глядят. Надолго решил не откладывать. Чего я в своих Забродичах-то не видел? То ли дело, мир посмотреть – людей там, города разные… А тут, вот, свечерело, я в Оресту и прибился. Дай, думаю, как приличные люди, переночую в гостинице, а не в чистом поле. Нешто мне денег жаль?

— В Элдаре хоть все в порядке? – спросила я у кузнеца просто так, на всякий случай.

— А что ему станется? – удивился тот. – Стоит себе, родимый… Ничего страшного, кажись, за день-то не случилось.

Действительно, что может случиться, одернула я сама себя. Всего-то один день прошел, как из дома выехала, а уже беспокоюсь. Да и не дом он мне больше, вообще-то.

— Я вот тут, ваше милость, что подумал, — кузнец, тем временем, заговорил о своем. – Теперь у меня и деньги есть, и лошадь. Так может, вы меня с собой возьмете? И мне веселей,  и вам от меня, может, польза какая случится.

— Угу, случится, — буркнул Грейн, отвлекаясь на секунду от своей тарелки с едой. – Будем держать тебя в качестве продовольственного запаса – на случай, если с дичью в лесах будет совсем плоха-а-ай!..

Рыжий дарг сердито уставился на Хирата, невозмутимо убирающего сапог с его ноги. Перехватив его возмущенный взгляд, тот молча пожал плечами, Грейн обиженно зашипел, как раскаленная сковорода под холодной водой, но больше не произнес ни слова. Кузнец между тем продолжал смотреть на меня глазами, полными надежды.

— Вообще-то, вряд ли я могу решать такие вопросы, — поколебавшись, осторожно ответила я и молча глазами указала ему жертву. Йан понятливо кивнул и тут же перенес свое внимание на Сева.

Среброволосый, между тем, не торопился отвечать на кузнецовы вопросы. Вместо этого он внимательно изучил сначала свою пустую тарелку, потом кузнеца, словно что-то прикидывая в уме. Кроме того, у него, похоже, и своих вопросов имелось вдоволь.

— Значит, говоришь, ничего нового в Элдаре после нашего отъезда не произошло, — полуутвердительно произнес он, не сводя с кузнеца глаз. – И никто больше не приезжал в замок? Ну, в смысле, кто-нибудь необычный?

— Это по сравнению с кем? – резонно ответил вопросом на вопрос Йан, выразительно глядя на оборотня. Я, не удержавшись, фыркнула.

— По сравнению с купцом, мясником или булочником, — не моргнув глазом, невозмутимо уточнил оборотень.

Кузнец честно задумался.

— Да, вроде бы, не было никого… Хотя вот, ближе к полудню, после вашего отъезда, — вспомнил вдруг он. – В Элдар заявились четверо всадников. Все в черном, а на груди знак какой-то, навроде круг, одна половина серебряная, другая – черная. Я их из конюшни видел, издалече, ничего больше толком не разглядел.

— Серебряный полумесяц… — тихо пробормотал Хират.

Кузнец, поразмыслив, согласно кивнул.

— Вроде того. Балахоны-то на них были одинаковые, черные и с капюшонами, да только мне показалось, будто трое балахонов были мужики, а четвертый – баба. Походка у нее была эдакая… — он сделал красноречивый жест рукой. – Мужики так не ходят.

— Хорошее у тебя зрение, кузнец, — не удержавшись, заметил Грейн, отдавая должное опытному глазу фригольдера, столь остро наметанному на баб.

— Не жалуюсь, — с достоинством ответствовал тот.

Я озадаченно вздернула брови. В здравом уме натянуть на себя подобное одеяние могла только одна категория людей.

— Что могло понадобиться чародеям Магистериума в Элдаре? – задумавшись, вслух пробормотала я. На моей памяти, кроме магистра Дьордана, в замок еще ни разу не наведывался ни один чародей из Коббе-Ренвина.

— Откуда ж мне знать? – беззаботно отозвался Йан, приняв вопрос на свой счет. – Они двинулись прямиком к Владыке. Долго-онько с ним разговаривали…

— А потом? – теперь Сев смотрел на кузнеца с куда большим вниманием.

— А что потом? — пожал плечами кузнец. – Потом сели на лошадей и двинулись восвояси. На Север, в сторону Норга.

— Ага… — удовлетворенно хмыкнул рыжеволосый оборотень и с шумом отодвинул пустую тарелку.

Я переводила глаза с одного дарга на другого с все возрастающей подозрительностью.

— Что-то я не пойму, — заявила я в конце концов. – Вы что, уговаривались с ними о встрече в Элдаре, да случайно разминулись?

Среброволосый дарг невозмутимо пожал плечами.

— Вовсе нет. Всё, собственно, как раз наоборот. И о встрече не уговаривались, да и разминулись… хм, не случайно.

То есть, мой отец был осведомлен о предстоящем визите и намеренно указал магистериумцам неверное направление? Ну и ну!

— И тем не менее, может, вы объясните мне, что здесь происходит? – я впилась в лицо оборотня требовательным взглядом, однако того было не так-то легко смутить.

— Давайте сначала закончим ужин, — спокойно предложил тот, словно после подобных намеков мне мог кусок в горло влезть.

— Я не голодна!

— Тогда пусть закончат остальные, — отрезал оборотень. После чего, уже мягче, добавил. — Вы всё узнаете, когда мы поднимемся наверх, а пока допивайте свой напиток.

Ужин заканчивали в полном молчании, причем все это время я нетерпеливо ерзала на стуле. В конце концов, Сев поднялся из-за стола и знаком показал мне подниматься следом. Все остальные, включая Йана, не сговариваясь, последовали за нами.

Едва дверь в комнату дарга закрылась за последним входящим, я повернулась к нему:

— Итак?

— Вы так нетерпеливы, что я даже не знаю, с чего начать, — насмешливо развел руками оборотень.

— Начните с начала, — услужливо подсказала я и, скрестив руки, уселась на край кровати, не сводя с него испытующего взгляда.

— С начала, так с начала, — безмятежно согласился сереброволосый. – Только чур, к концу не зевать.

Я молча кивнула.

— Ну, ладно, — разом посерьезнел он. – Тогда слушайте.

 

— Вся эта история началась примерно три года назад, когда на некую юную принцессу напал невесть откуда появившийся разъяренный гворкас – тварь такая дикая, знаете ли, из разряда нежити. Девушку удалось отбить у зверя, однако было поздно – смертельно раненной, жить ей оставалось совсем недолго. И тогда мать принцессы, эльфийская чаровница, призвала на помощь единственного, кто по ее мнению мог помочь спасти девочку. Это был…

— … дракон! — невольно вырвалось у меня. Озаренная внезапным пониманием, я уставилась на оборотня. Откуда бы всё это ни стало ему известно, но рассказ с подобным началом явно был ни чем иным, как моей собственной историей.

— Да, именно дракон, — спокойно подтвердил дарг, кивая. Он бросил на меня внимательный взгляд и продолжил. – Об удивительных свойствах драконьей крови издавна ходят легенды. С ее помощью свинец превращают в золото, исцеляют смертельные раны и даже, говорят, проводят обряды, способные обратить время вспять… Мать девушки об этом знала, и поэтому обратилась за помощью к старинному другу ее рода – дракону, который, подчиняясь древнему договору, заключенному с эльфами, всегда откликался на некий Зов, хранимый в ее семье на протяжении многих веков. Дракон помог ей – и девушка выжила. Однако в суматохе никто не обратил внимания на одно небольшое, но немаловажное обстоятельство. Девушка была не чистокровным эльфом, а полукровкой.

Я медленно, словно во сне, утвердительно кивнула.

— На Терране существует множество разумных рас, обладающих разным обликом, умениями, талантами и способностями. Одни умеют плавать как рыбы, другие охотиться как звери, третьим послушны камни и металлы, четвертым покорна живая природа. И лишь две расы, не обладающие от природы никакими магическими свойствами, тем не менее могут делать то, что не под силу всем остальным. Они могут творить свою собственную магию, колдовать. Эти расы – эльфы…

— …и люди, – машинально закончила я за него. Эта часть повествования была уже достаточно хорошо знакома мне по учебникам, и дарг только коротко кивнул.

— Да, и люди. Именно к этим двум расам принадлежит большинство известных миру чародеев. Однако есть еще и полукровки. Почему так выходит, никому неизвестно, однако при смешении эльфийская и человеческая кровь часто порождают совершенно необъяснимый эффект. Если физически от своих разнокровных родителей ребенок, как и все прочие, наследует лишь одну пару рук, ног или глаз, то магически свойства разной крови накладываются друг на друга – и в результате усиливаются. Те немногие, кому посчастливилось родиться от смешанных союзов между эльфами и людьми, с раннего детства могут рассчитывать на то, что однажды они займут достойное место среди чародеев Коббе-Ренвина или эльфийского Эйтар-Ллориэна, знаменитых магических университетов, потому что с самого начала обучения магия – мягкая глина в их руках, и чародейская наука дается им даже легче, чем их чистокровным сверстникам.… И вот теперь начинается самое интересное.

Оборотень помолчал, глядя на меня с задумчивым прищуром. Под его взглядом я неловко заерзала, чувствуя себя, образно говоря, не в своей тарелке. Да и то, что рассказ по-прежнему шел все обо мне да обо мне, мне уже решительно не нравилось.

— Как я говорил, на Терране есть разумные расы, обладающие в той или иной степени магическими свойствами. А еще на Терране есть драконы. Они не обладают магическими свойствами, драконы сами по себе – чистая, неразбавленная магия. Эта магия течет в их жилах – чистый, без примесей, природный поток. И соединение этой чистой магии с активной эльфо-человеческой кровью неожиданно порождает к жизни нечто совершенно новое – существо иной, отличной от других, расы.

Я почувствовала, как моя собственная кровь при этих словах начинает медленно отливать от лица.

— Три различных крови в смешении порождают собой создание, наделенное огромной силой и мощью – рэтриара, триединую сущность. Это существо способно по-настоящему на многое – изменять свой собственный облик и свойства окружающей материи, управлять пространством и временем, и даже создавать совершенно новую, иную реальность…

— Но ведь я всего этого не умею!.. – протестующе воскликнула я, чувствуя, тем не менее, как на лбу выступает испарина.

Оборотень невозмутимо пожал плечами.

— Я и не говорил, будто триединые делают это каждый день. В обычной жизни они мало чем отличаются от обычных полукровок.  Однако, при определенном стечении обстоятельств… скажем, на всплеске эмоционального напряжения… рэтриары способны превращаться в эдакие маленькие своеобразные живые врата в хаос. И чем больше арсенал мастерства у данного триединого, тем больше бед он способен в этот момент натворить. Так что все, что нужно для того, чтобы спустить триединого с цепи – это просто хорошенько обучить его… когда он созреет.

— Созреет? – эхом переспросила я, чувствуя себя от этих слов какой-то жуткой личинкой. – И как долго зреет этот… это?

— Примерно около трех лет.

— О, боги…– в памяти всплыли воспоминания о столь предусмотрительно изъятых у меня родителями учебниках по магии. Они знали.

— А теперь о чародеях Магистериума, — внезапно сменил тему разговора сереброволосый.

— Не надо! – в отчаянии взмолилась я. – Я уже все поняла. Они приезжали не за вами, а за мной. Точнее, за тем, что из меня… созрело. Передовой отряд по зачистке местности от порождений хаоса и триединых сущностей!.. — с истерическим смешком добавила я, на мгновение закрывая лицо ладонями, чтобы хоть как-то отгородиться от этого шквала информации и немного успокоиться. – Для них я просто ходячее воплощение проблем… А вы умыкнули меня прямо у них из-под носа!

— Именно так, — кивнул Сев. – Честно говоря, мы втайне надеялись, что вам не придется узнать всей этой истории. Согласитесь, версия с приглашенной чародейкой тоже была весьма правдоподобна, — он улыбнулся. – Жаль, что нам не удалось спокойно добраться до Сорбронна, тогда я вполне мог бы и дальше держать вас в блаженном неведении. Однако с учетом сложившихся обстоятельств, теперь вам все же лучше быть в курсе.

— Ну да, разумеется, — кивнула я, убирая руки от лица. – Глупо было бы так рисковать вслепую. Но, ради всех святых, объясните мне, чего ради вы сами ввязались во всю эту историю… Зачем?

— Исключительно по доброте душевной, — не моргнув глазом, ответил Сев. – Ну, и еще по просьбе вашего батюшки и с благословения тетки, разумеется.

— Батюшки? – недоверчиво повторила я, выпрямляясь.

Неужели он, на самом деле, хотел меня защитить? Неужели я так сильно ошиблась на его счет? Но почему же тогда он ни разу не заговорил со мной об этом, почему не объяснил ничего, хотя бы на прощание? Или ему было абсолютно все равно, что я сама думаю обо всем этом?  Я окончательно запуталась и перестала что-либо понимать.

— Почему он не сказал мне?.. – безотчетно прошептала я вслух. И тяжело вздохнула, понимая, что ответ на этот вопрос уже находится за пределами моей досягаемости.

— Потому, что я сам его об этом попросил, — неожиданно ответил оборотень. – Так было нужно, чтобы вы поверили, будто вас действительно изгоняют из отчего дома.

— Что? – я так резко подняла голову, что в глазах моих на мгновение потемнело. – Что?! Но… зачем?!

— Затем, что нам нужно было чем-то уязвить вас. Обидеть. Обидеть настолько, чтобы вы потеряли контроль над собой… Другими словами, нам нужно было вас хорошенько разозлить.

Это что, какая-то глупая шутка? Я уставилась в лицо оборотня, не в силах поверить собственным ушам. Он уже столько раз за этот день морочил мне голову, что я уже совершенно не могла разобрать, когда он честен, а когда – нет. Однако на этот раз глаза оборотня оставались абсолютно серьезны. В конце концов, мне все же пришлось поверить, что он говорит правду. И мне вдруг ужасно захотелось броситься на него с кулаками. Я судорожно вцепилась в край покрывала, чтобы не вскочить на ноги и не поддаться этому порыву. Вероятно, это как-то отразилось на моем лице, потому что его глаза, все еще неотрывно следящие за мной, слегка потемнели, однако оборотень не шелохнулся. Несколько минут прошли в неестественной тишине, нарушаемой для меня только бешеным биением крови в висках. Я усилием воли попыталась перевести дух и немного успокоиться.

— Прошу вас, Мирра, выслушайте меня, — тихо, но твердо заговорил он снова. – Вы должны понять, что это была не прихоть и не каприз, и что у поступков, которые сейчас кажутся вам совершенно безумными, на самом деле есть веские причины.

Только сейчас я заметила, что он уже не стоит, а сидит передо мной на корточках. Теперь наши с ним лица были на одном уровне. Лицо оборотня было, при этом, необычайно серьезно.

— Когда ваш отец написал Норраэль, и сообщил, что вами внезапно заинтересовался Магистериум, было решено на всякий случай убрать вас из Элдара куда-нибудь подальше, где цепкие руки Егерей не смогут до вас дотянуться, то есть за пределы человеческих территорий. Однако, имея некоторое представление об истинной природе рэтриаров, мы понимали, к чему может привести появление молодого триединого в любой мирной долине. И чтобы подстраховать себя от возможных неприятностей в будущем, было решено устроить вам небольшое испытание. Именно для этого нам было необходимо, во что бы то ни стало, вызвать ваш гнев.

Я снова удивленно моргнула и выпустила покрывало из пальцев.

— Да… разозлить… вы говорили. Но зачем?!

— Затем, что одной из самых печально известных черт триединых, оставивших след в истории Террана, была их безудержная и подчас совершенно не контролируемая ярость. Я ведь уже говорил вам, на что способны рэтриары при… хм, эмоциональных всплесках. Думаю, вы можете догадаться, к каким последствиям может привести вспышка гнева, имеющая в своем распоряжении подобную мощь? Это может стать настоящей катастрофой.

Его слова подействовали на меня отрезвляюще. Я потрясенно моргнула и уставилась на него, широко распахнув глаза. И только сейчас заметила, что рядом со мной, кроме сереброволосого, никого нет. Я удивленно оглянулась. Остальные стояли у дальней стены, настороженно наблюдая оттуда за ходом нашей беседы. И только Йан недоуменно хмурился, явно не вполне понимая, что происходит.

Они меня боялись! О боги, я, наверное, сейчас действительно выглядела довольно пугающе со стороны.

Краска смущения жаркой волной залила мое лицо.

Видимо, заметив перемену в моем настроении, Сев подался вперед и неожиданно успокаивающе положил руку мне на плечо.

— Я не знал, каким образом можно было бы проверить наши опасения касательно вас, и потому спросил у вашего отца, что могло бы вас по-настоящему разозлить. Он ответил, что таких вещей, на самом деле, не так уж и много, однако есть все же кое-что, чего вы точно не сможете так легко простить. Это предательство со стороны близких людей. Вот поэтому-то мы и рискнули разыграть перед вами этот маленький спектакль… Не думайте же плохо о своем отце, на самом деле он делал все это из лучших побуждений.

Я упрямо поджала губы. Как бы то ни было, а в том, что касалось моего отца, я предпочитала иметь свое собственное мнение. Три года, проведенных в заточении, тоже было не так-то легко забыть. Я снова посмотрела на оборотня. Почему он решил рассказать мне все это теперь? Ради очистки собственной совести? Еще минуту назад я была готова убить его за подобные откровения, тогда почему же он остался рядом со мной, почему не вещал истину из дальнего угла, вместе с остальными?

— Почему… – я осеклась, не зная, как правильно сформулировать вслух свой вопрос. Однако оборотень, как ни странно, отлично понял, что я имела в виду.

— Потому что тогда, в Элдаре, во время испытания, я видел перед собой не дикую ярость триединой, а вполне понятную обиду отвергнутой дочери. Да, вы были разгневаны, но это был вполне нормальный, человеческий гнев… Ну, или точнее, — он неожиданно усмехнулся, — довольно зрелищный гнев чародейки.

Я не ответила на его улыбку, продолжая задумчиво вглядываться в его лицо. Ярость, кипевшая во мне до этого времени, уже перегорела, оставив за собой пустоту и странное разочарование. Во всем этом была какая-то своя горькая истина. Где бы я ни оказалась, куда бы ни направилась, я всегда и везде буду для всех чудовищем, которого следует опасаться, и с которым всегда надо быть настороже.

— И вы считаете, что одного подобного испытания достаточно? Вдруг вам просто несказанно повезло в тот раз, и я еще вполне могу удивить вас в будущем? – с невеселой усмешкой спросила я у него. – Давайте же, не стоит останавливаться на достигнутом! На вашем месте я непременно устроила бы еще одну проверку.

Как я не старалась, мне не удалось скрыть горького сарказма в своих словах.

— Вы ее только что прошли, — негромко сказал оборотень. И добавил. – Честно говоря, я нисколько не сомневался, что так оно и будет.

Он бросил быстрый взгляд в дальний угол комнаты, туда, где стояли остальные. Мне показалось, что Хират едва заметно нахмурился, словно все еще не был до конца убежден. Я снова судорожно стиснула пальцы, но больше не проронила ни слова. Дарг снова посмотрел на меня, однако теперь это был совершенно другой взгляд.

— Я буду рад сопровождать вас в Сорбронн, Мирра, — произнес он, внезапно накрывая ладонью мою руку. – И обещаю – больше никаких проверок.

Теперь он снова улыбался мне уже знакомой, мягкой улыбкой, которую я успела довольно хорошо узнать за этот день. Это заставило меня немного расслабиться. Я молчала, краем глаза наблюдая, как остальные несколько смущенно подтягиваются обратно к нам двоим, а потом тихо спросила:

— На что же тогда была бы похожа настоящая ярость триединого?

— Ну, сложно сказать наверняка, — оборотень довольно небрежно пожал плечами. – Полагаю, если бы вы сейчас разозлились по-настоящему, то на месте нашей гостиницы вполне могла бы остаться небольшая обугленная воронка.

И заметив выражение моего лица, поспешно добавил:

— Это только предположение. Возможно, это было бы просто небольшое землетрясение. В любом случае, теперь вы достаточно хорошо представляете себе, за что вас так не любит Магистериум.

Куда уж лучше… Я озабоченно нахмурилась, мысленно возвращаясь к началу нашей беседы.

— Что же мне теперь делать?.. – пробормотала я, ни к кому в частности не обращаясь, и зябко передернула плечами.

— Ничего особенного, — спокойно отозвался Сев. – Продолжать путь, правда, теперь уже с оглядкой через плечо, раз уж не получилось изящно улизнуть от Магистериума через телепорт. По всей видимости, они оказались сообразительнее, чем я предполагал, и из предосторожности накрыли окрестности поисковым пологом раньше, чем мы добрались до места. Вот телепорт и захлопнулся.

— Мне очень жаль, —  с искренним сожалением произнесла я. – Из-за меня вы теперь оказались вдали от дома, с Магистериумом, идущим по пятам, да еще и в компании существа, от которого можно ждать чего угодно и в любой момент… Лучше бы вы тогда оставили меня в Элдаре, честное слово.

Сереброволосый, однако, совершенно не принял моего пораженческого настроя.

— Вы совсем не о том думаете, Мирра. Я не для того вам все это рассказывал, чтобы вы принялись упиваться жалостью к себе и к окружающим, — довольно резко отозвался он, поднимаясь на ноги. – А сопровождать вас в Сорбронн решили мы сами, никто никого не принуждал. Все, что изменилось за последние несколько часов, так это время, которое нам придется потратить на возвращение домой. Однако такой поворот событий мы сами должны были предвидеть, так что это наш промах.

Оборотень едва заметно нахмурился. И продолжил.

— Что же касается вас, то прекратите заниматься самобичеванием и возьмите себя в руки. В настоящее время вы – это просто вы. Полноценным (и опасным) рэтриаром вы станете только в том случае, если научитесь, как именно можно преобразовывать материю, управлять пространством-временем… ну, и так далее. Поэтому, если вы действительно не желаете вкусить мирового господства, то все, что вам нужно сделать, это перестать оттачивать свое чародейское мастерство, а постараться вместо этого научиться лучше контролировать собственные эмоции… И перестаньте изводить себя мрачными прогнозами. Если уж мы доверяем вам, то и вам стоило бы научиться доверять самой себе.

Он немного помолчал и добавил:

— Кроме того, я хочу вас еще кое о чем попросить. Я уже понял, как вам дорог Октрион, но полагаю, что всем нам будет спокойнее, если вы будете воспринимать его не как сборник заклинаний, а исключительно как сувенир, на память о матери. Надеюсь, вы понимаете, почему?

Я нахмурилась и, немного помедлив, кивнула. Как это ни печально, но он был прав. Наверное, так будет лучше. Оборотень, между тем, не стал тратить больше времени на мое ободрение. Вместо этого он обернулся к своим товарищам.

— Хират, карта у тебя?

— А как же? – с некоторой гордостью отозвался тот. – Ты же знаешь, я на полдня из долины выезжаю, а собираюсь, как в дальний поход.

— И в этот раз, Астарот побери, ты оказался прав, как никогда, — без улыбки кивнул Сев.

Хират уже расстилал на столе старую потрепанную карту Террана. Через минуту оборотни уже дружно склонились над ней, всецело погрузившись в обсуждение предстоящего маршрута. Казалось, обо мне они на время совершенно забыли.

Я еще какое-то время предавалась мрачным размышлениям о том, что случится, когда ищейки Магистериума меня все-таки найдут – а в том, что это рано или поздно произойдет, я ничуть не сомневалась. Будет ли это официальная публичная казнь или меня просто тихо прикончат на месте? Или мне, все-таки, удастся каким-то чудом сбежать от них?.. Надо сказать, неожиданно резкая отповедь оборотня в ответ на мои стенания возымела-таки должный эффект. Желание жалеть себя и других быстро прошло, уступив место мрачной  решимости бороться до последнего… ну, или хотя бы попытаться это сделать. В конце концов, я ведь была теперь не одна.

Я начала краем уха прислушиваться к разговорам даргов. Хират и Грейн то и дело спорили, и без конца перебивали друг друга. Русоволосый оборотень настаивал на том, чтобы идти напрямик через леса, сокращая путь и избегая человеческих поселений. Грейн возражал, что ломая ноги лошадей по буеракам, мы растянем путешествие на еще более долгий срок, повышая при этом собственные шансы попасть в неприятности. Кроме того, людей можно и не любить, но пользоваться благами цивилизации, вроде гостиниц и хороших дорог, никто не мешает.

Не удержавшись, я тоже подошла и заглянула в карту. Увиденное так меня заинтересовало, что я на время и думать позабыла о своих тревогах. Нельзя было сказать, что эта карта сильно отличалась от той, какую я многие годы видела висящей на стене в отцовском кабинете, однако одно, и весьма существенное, отличие на ней все же имелось. Вместо огромного, на много сотен квадратных верст, серого пятна посреди материка, именуемого Проклятыми Землями, на этой карте были нанесены горы и долины, города и селения, названия которых мне были почти сплошь незнакомы. Эта карта была полной. Здесь был и известный мне по детским воспоминаниям (а еще больше, по материнским рассказам) эльфийский Фьерр-Эллинн, окруженный со всех сторон болотом, и еще несколько совершенно незнакомых долин в обрамлении внушительных горных массивов. В одном месте, там, где горы вокруг долины стояли сплошным кольцом, я заметила витую надпись на зеленом фоне: «Сорбронн».

Вот, значит, как.

— Любопытно, — пробормотала я, однако никто не обратил на меня внимания.

— Да пойми ты, ослиная голова, что в лесах легче затеряться! Магистериуму ни за что не отыскать нас там, если только они не станут заглядывать под каждый куст!..

— Наоборот, в городах высокий магический фон из-за кучи практикующих чародеев,  там они нас просто не смогут выделить из общей толпы, — стоял на своем Грейн. – А то, что за нами теперь неслабый магический шлейф тянется – так это к гадалке не ходи… Да и спать все время на сырой земле мне лично совсем не улыбается.

— На ночлег в городе у нас все равно нет денег, а тебе пора уже перестать быть таким неженкой. Кроме того, мы не можем себе позволить сейчас туристические прогулки – если мы не вернемся в Сорбронн до новолуния, сам знаешь, что будет… Надо идти напрямик.

«А что будет в новолуние?» — ужасно захотелось спросить мне, но героическим усилием воли я сдержалась. Тем не менее, это снова напомнило мне, что в нашей компании я не единственная, от кого можно ждать сюрпризов.

— До новолуния еще почти три недели, — спокойно проговорил Сев, вступая в дискуссию и тут же заставляя обоих спорщиков заметно понизить голоса. – Кроме того, еще действительно слишком холодно, чтобы кое-кому из нас три недели кряду ночевать в лесу. Мне бы хотелось довезти принцессу до Сорбронна не только живой, но и по возможности здоровой. Без заходов в селения нам не обойтись, даже если это займет больше времени.

Вообще-то, не такая уж я и неженка, про себя возмутилась я. А вслух спросила:

— А если мы отправимся на юг?

— Глупости! – тут же фыркнул Грейн, похоже, твердо настроенный сейчас перечить всем и вся. – Нам надо на восток.

— Да, я знаю, — кивнула я. – Просто подумала, что…

— Мы не можем себе позволить отклонений от маршрута, у нас поджимает время, — со своей стороны напомнил Хират.

— …мы могли бы отправиться в Роснант! – немного повысив голос, чтобы перекричать спорщиков, закончила я. Над столом мгновенно воцарилась тишина, и я, смутившись, тут же начала оправдываться: – Нам ведь нужен телепорт, верно? Вот я и подумала, может нам стоит…

Я замолчала, чувствуя себя уж совсем неловко от внезапного и столь пристального внимания к моей персоне. Может, я действительно напрасно лезу не в свое дело? Грейн и Хират в молчании уставились сначала на меня, потом на карту. Один лишь сереброволосый дарг едва заметно улыбнулся, поймав мой взгляд, и кивнул.

— Отличная идея, – произнес, в конце концов, Грейн, глянув на меня с некоторым удивлением. – Молодец, Мирра!

— Роснант… – задумчиво пробормотал Хират, побарабанив пальцами по карте. – А что, пожалуй, это мысль! Неделя пути… — тут же забормотал он, не обращая больше ни на кого внимания и сразу взявшись за подсчеты. – Ну, может, дней восемь. Если, конечно, ничего не случится…

Через несколько минут новый маршрут, ведущий к городу-телепорту, был почти закончен.

— Отлично, Мирраэль, — тихо обратился ко мне Сев. – Одну проблему мы, похоже, решили. Осталась еще одна.

И он коротко кивнул в сторону кровати за моей спиной.

— Что мы будем делать с вашим другом?

Я оглянулась. Кузнец развалился поперек широкой кровати и безмятежно спал крепким сном праведника. Ни ругань и споры оборотней, ни внезапная последующая тишина его ни капли не потревожили.

— Вообще-то он хотел отправиться с нами, — осторожно напомнила я.

— Плохая идея, — твердо сказал  дарг. – Чем больше будет отряд, тем больше мы будем привлекать к себе ненужного внимания. Лучше займите его чем-нибудь, дайте ему какое-то задание.

— Какое?

— Полагаюсь на вашу фантазию. Насколько я успел убедиться, с этим у вас не должно возникнуть проблем.

Озадаченная подобным образом, я приблизилась к кузнецу. Ну, и какое же поручение я должна ему придумать? Поколебавшись еще некоторое время, я осторожно тронула его за плечо. К моему удивлению, Йан тут же сел, словно и не спал вовсе, и вопросительно уставился на меня.

— Так, говоришь, в Элдаре уже никто не ждет твоего появления? – на всякий случай  уточнила я.

Йан отрицательно покачал головой.

— Неа… Ваш батюшка дозволил мне убираться на все четыре стороны.

Я со вздохом кивнула. Да уж, это было очень на него похоже – пытаться удержать кого-либо возле себя, да еще против воли, было не в его правилах. Бедная Лиона, оставшаяся там совсем одна…

Меня вдруг осенила идея.

— Йан, мне нужна твоя помощь.

Кузнец, не раздумывая, коротко кивнул, и я невольно улыбнулась. Хороший он, все-таки, парень.

— Моя сестра, Лиона, ты ее видел, собирается сбежать из замка.

Я полезла в карман куртки в надежде кое-что там найти.

— Как – сбежать?! – удивился кузнец.

— Как-как, тайком… – рассеянно проворчала я и нахмурилась, ибо искомой вещи в кармане не оказалось. — Я хочу, чтобы ты вернулся в Элдар, но только так, чтобы тебя, по возможности, никто не видел, и убедил Лиону взять тебя в провожатые. Мне было бы гораздо спокойнее, если бы ты охранял ее в дороге, куда бы она не направилась.

— Хорошо, — кузнец кивнул и сосредоточенно нахмурился. – Только где ж мне ее ждать, так чтоб меня не увидели? Не в замке же…

— Конечно, нет. Надо подумать, — я немного помолчала. — Значит, так. Лиона собирается в Шьеен-Май…

— Куда?! – снова опешил Йан.

— В Шьеен-Май, Школу Амазонок, — терпеливо повторила я, обыскивая другой карман. – Это к югу от Элдара. Это значит, что она должна будет ехать по юго-восточному тракту по крайней мере до границы с Лагросом. Вот на тракте ты ее и подождешь.

— И сколько ж времени придется ее ждать?

— Понятия не имею, — призналась я. – Вполне возможно, что она прямо сейчас уже собирает последние вещи. Чем быстрее ты вернешься в Элдар, тем лучше.

Наконец-то! Я выудила из кармана куртки золотой гривенник и протянула кузнецу.

— Вот. Купишь себе еды на то время, пока будешь ее ждать. Думаю, на пару дней хватит. Но, скорее всего, это не займет так много времени.

— Не надо, у меня есть… — попробовал отказаться Йан, но я силой воткнула деньги ему в ладонь.

— Не понадобится, вернешь. Заодно будет повод встретиться. Да, и еще! Подожди-ка меня здесь…

Оставив Йана с оборотнями, я спустилась на первый этаж и разыскала хозяина корчмы. Тот снабдил меня писчей бумагой и пером с чернильницей. Вернувшись в комнату и торопливо черкнув несколько строк, я свернула записку в аккуратный свиток и, подержав его на сложенных лодочкой ладонях, прошептала короткое заклинание. Воздух вокруг свитка резко сгустился, маленький полупрозрачный Вестник поднялся над моими ладонями, трепеща в душном воздухе комнаты легкими проворными крыльями. Кузнец за моей спиной удивленно крякнул. Я раскрыла ставни, и Вестник, сделав пробный круг по комнате, промчался мимо меня и выпорхнул в окно, устремившись в ночное небо.

Я повернулась к Йану.

— Это письмо к Лионе. Надеюсь, оно ее убедит. Однако будь готов к тому, что она будет отказываться от помощи. И, пожалуйста, что бы она ни говорила, сумей настоять на своем.

— Не вопрос, — откликнулся кузнец. – Вот, только не пойму, почему меня не должны видеть?

— А ты что, хочешь, чтобы твой последующий отъезд из Элдара кто-нибудь увязал с исчезновением последней элдарской принцессы? – с иронией поинтересовалась я. – Знаешь, чем чревато обвинение в похищении королевской дочери?

— А… ну да, — кузнец нахмурился и серьезно кивнул, соглашаясь со мной. И снова перевел разговор на свое. – Ну, а потом вы возьмете меня с собой?

— Обязательно, — без особых угрызений совести соврала я. А может, и не совсем соврала.  Мне вдруг пришло в голову, что, возможно, в следующий раз убедить моих спутников взять Йана с собой будет не так уж и сложно. В конце концов, он исполнителен, смышлен и, к тому же, далеко не трус. Ладно, поживем – увидим.

— А как же я вас найду? – продолжал допытываться кузнец.

— Никак, я сама тебя найду. Можешь дать мне какую-нибудь свою вещь? Желательно, что-нибудь небольшое.

Йан похлопал себя по карманам и отрицательно покачал головой. Потом, просветлев лицом, полез за ворот рубахи. Сняв с шеи тонкую серебряную цепочку, он мгновение поколебался и положил мне на ладонь маленькую ладанку.

— Вот, держите.

Я посмотрела на изящную вещицу, словно сплетенную из тончайшей серебряной паутины. Оригинальный орнамент, сложное плетение. Странное украшение для крестьянина, однако на нем явственно ощущался отпечаток ауры кузнеца – видимо, эта вещь была у него уже довольно давно.

— Не жалко отдавать?

— Неа, — улыбнулся кузнец. – Вот свидимся, тогда и вернете.

Я положила ладанку в карман куртки, потом передумала и повесила ее себе на шею, под рубашку. Маленький серебряный медальон еще хранил тепло чужого тела.

Это хорошо, что металл, подумала я. С металлами легче работать.

— Ну, до встречи, стало быть? – уже в дверях сказал на прощание кузнец, оборачиваясь.

Сев единственный оторвался от карты и коротко кивнул в ответ. Грейн и Хират никак не отреагировали, яростно о чем-то споря между собой.

— До встречи, — эхом откликнулась я. И кузнец, наконец, ушел.

 

Вернувшись к себе в комнату ближе к полуночи, уставшая и полная самых противоречивых эмоций, я собралась было, не раздеваясь, сразу рухнуть на кровать, но раздумала. Постояла в нерешительности посреди комнаты, потом подошла к умывальнику. Там, над глиняной миской с обколотыми краями и видавшим виды пузатым кувшином с водой, на стене висело старое, потускневшее от времени зеркало. Некоторое время я простояла неподвижно, глядя на свое нечеткое отражение, маячившее в его туманной глубине.

Вот она, ирония судьбы. Я так старалась побороть собственные страхи относительно моих спутников, а оказалось, что оборотни точно также опасались меня самой. Хотя нет, пожалуй, меня даже больше, у меня невольно вырвался тихий нервный смешок. Из всей нашей компании, я была, наверное, самой опасной, потому что была, на их взгляд, самой непредсказуемой.

И теперь из-за этого на меня охотятся.

Я уже слышала раньше краем уха об особом отряде магов-охотников при Магистериуме, именуемом Егерями, однако каких-либо подробностей о них никто никогда официально не обнародовал. Было лишь известно, что этот отряд занимался, в основном, зачисткой особо опасных районов, населенных агрессивно настроенной нежитью – там, где обычные средней руки чародеи были уже не в силах справиться с ситуацией – и что для самих Егерей сложных ситуаций попросту не существовало. Кроме того, ходили смутные слухи, будто Егеря в прошлом были причастны к устранению некоторых чересчур вольномыслящих магов, чрезмерно увлекшихся темными аспектами магии или, может быть, замахнувшихся на установленную в Империи власть… но правда это или нет, я не знала. Не знала я и того, сколько человек состоит в этом отряде, однако, сколько бы их ни было, все они наверняка были необычайно сильными и опытными магами, ибо о неудачах Егерей еще никто и никогда не слыхал. Тем не менее, если раньше вся эта информация воспринималась мной со знаком плюс, то теперь все всплывающие в памяти факты сливались в один зловещий и жирный минус.

Я раздраженно тряхнула головой, отгоняя от себя мрачные мысли.

— Чудодейственная драконья кровь… — с мрачным сарказмом пробормотала я, вспомнив недавнюю лекцию среброволосого дарга и криво усмехнувшись своему отражению в зеркале. Не кровь, а настоящий приговор с отсрочкой исполнения, чтоб ей пусто было.

Во всем этом была какая-то издевательская насмешка судьбы. Эта самая кровь ни на мгновение не давала мне о себе забыть. Я могла контролировать собственные изменения, могла по желанию сдерживать их или подавлять… вот, только отказаться от них полностью, увы, не могла. Со времени последней трансформации прошло уже почти две недели, и теперь драконья часть моей сущности настоятельно требовала уделить ей внимание. Я постояла так еще с минуту, прислушиваясь к собственным ощущениям, пока не поняла, что сопротивляться все нарастающей ломоте в суставах уже бесполезно. Все еще глядя в зеркало, я вздохнула и дернула ворот рубахи, распуская шнуровку.

Хорошо все-таки, что у меня отдельная комната.драконья часть моей сущности настоятельно требовала уделить ей

Мне снова вспомнилась сегодняшняя проверка. Интересно, как бы поступил со мной Сев, если бы моя реакция на его провокации оказалась не такой… человеческой? Согласился бы он тогда взять с собой в Сорбронн или спокойно отдал бы на расправу Егерям?

Впрочем, он сам заявил, будто был во мне полностью уверен. И думать о том, что, возможно, это была всего лишь успокоительная ложь, как-то совершенно не хотелось.

 

        Рубрика: Драконий Оборотень, Романы      

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

Оставить свой комментарий

2013 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien