Глава 5. Побег

        12 Ноябрь 2017

ОбложкаВозвращались мы в полном молчании. Дело было даже не в присутствии арифов – просто каждой из нас было над чем подумать. Я опять и опять прокручивала в голове увиденное. Ледяное лицо шахтияра, колючие синие глаза, и это родимое пятно. Ужасное, уродливое пятно и… то, что под ним.
Оказавшись в наших покоях, я задумчиво посмотрела на Йель. Тьфу ты, никак не привыкну к ее новому имени! Латийя? У подруги было непривычно мрачное выражение лица. Брови сердито нахмурены, взгляд напряженно-сосредоточенный. Так-так-так…. Узнаю это милое личико.
— Надо бежать, — неожиданно тихо, но твердо проговорила она, оглянувшись на дверь. – Прямо сегодня. Пока не поздно.
— Ты видела? – я вопросительно приподняла брови. Вот уж не думала, что нам одновременно придет в голову одна и та же идея.
Травница мрачно кивнула, глядя на меня.
— Ли, он – демон! То есть слуга демона, черный колдун! Если мы останемся, то…
— Тссс! – я поспешно прижала ладонь к ее губам. – Говори тише, тут полно арифов.
— Ефли мы офтанемфя, то нам крыфка! – упрямо пробубнила она сквозь мои пальцы. Я, вздохнув, убрала руку. – Разве ты не понимаешь?!
— Я-то понимаю. Вопрос в другом. Как смыться отсюда так, чтобы потом об этом сильно-сильно не пожалеть?
— О чем ты?!
— Видишь ли, Лати…
— Как ты меня назвала?! – удивленно моргнула подруга.
— А как еще? – я пожала плечами. – Ты ведь больше не Йель Сафис, привыкай.
— Ой! Точно, — жалобно охнула та. – Я ведь… Бездна, ну что за несправедливость!
Она обернулась к амазонке.
— Эй! Ты ведь теперь тоже не Кайра Лил, верно?
— Угу, — равнодушно отозвалась та. – Да мне, в принципе, все равно. Я своих родителей не знала, имя мне дали в сиротском приюте, так что…
— Все с тобой ясно, — насупилась травница. И тут же сощурилась на меня. – А ты у нас теперь, значит…
— Это не имя! – торопливо внесла я ясность. – Скорее, прозвище. Можете продолжать звать меня Лионой.
Да уж, шахтияр мне просто сказочно удружил. Бездна его возьми… Как остроумно – Ферхи! Колючка! Он наверное с моей старшей сестрой под одним созвездием родился!
— Давайте лучше вернемся к теме побега, — не обращая внимания на мои слова, заинтересованная амазонка вернула беседу в нужное русло. – Что там насчет сбежать сегодня, и почему такая спешка? Я думала, вы уже успокоились!
— А мы и успокоились, — буркнула Латийя. – Пока с наследничком не познакомились.
— А что с ним не так? Ну не повезло парню, подумаешь…
— Понимаешь, Дамира, — терпеливо пояснила я. – У шахтияра на лице не просто родимое пятно. Это демоническое клеймо или Метка Астарота, видимая Всевидящим Оком.
— Значит, он – колдун? – нахмурилась она.
— Не просто колдун. Шахтияр, похоже, один из худших адептов темных сил… Правда, уж и не знаю, что надо было сотворить, дабы заслужить подобную отметину!
— Короче, это плохо, – задумчиво предположила амазонка.
— Очень. Не удивительно, что мамаша решила найти для него оберег! Если сын настолько погряз во тьме, самому от демонов ему уже не защититься.
— Поняла… Ну так что там насчет побега? Тех арифов у входа я беру на себя, но на шум могут сбежаться остальные.
— Ты с ума сошла? – возмутилась Латийя. – Мы не будем шуметь, мы же маги! – и она обернулась ко мне. – Как удачно, Ли, что как раз сегодня с тебя сняли антарит!
— Угу. Просто здорово, — вздохнула я. – И это возвращает нас к первоначальной проблеме…
Я вкратце пересказала им суть нашего с шахинэ договора.
— Вот же хитрая мантихора! – возмутилась Латийя, а амазонка добавила от себя пару более цветистых выражений. – И что нам теперь делать? Я, конечно, не совсем бесполезна как маг, но боевик из меня никакой, сама знаешь. Вот будь у меня под рукой нужные травы, можно было бы сварить дурман и усыпить всю охрану…
— Погоди-ка! – я задумчиво прищурилась. – Вас ведь на последнем курсе учили накладывать заговоры на воду?
— Ну да, — травница непонимающе нахмурилась. – Так ведь то были лечебные заклинания…
— Но методикой в целом владеешь, дипломница?
Девушка недоумевающе кивнула.
— Конечно.
— Вот и замечательно! – хищно усмехнулась я. – Тогда слушайте мой план…
К тому времени, как мы закончили приготовления, за окном сгустилась темнота, и на небе зажглись первые звезды. Оставалось лишь дождаться появления трех конкретных светил – и можно было начинать. План мой был прост до неприличия и при этом обещал быть достаточно эффективным. В коббе-ренвинском арсенале не нашлось подходящего заклинания для создания сонного дурмана, зато оно было в арсенале у эльфов – и, в силу гениальной простоты формулы, воспользоваться им мог даже человек. Так что я попросту записала подруге текст заклинания на листке – благо, письменных принадлежностей для учебы у нас было в достатке – а уж она произнесла его вслух под моим чутким руководством.
«О светлейшие звезды, сияющие в свадебном венце Перворожденной богини-матери Эйи! Пролейте свой серебряный свет на долину лунных цветов… Загляните туда, где на белых лепестках сон-травы собирается в лунном свете дурман-роса…»
Разумеется, у самой травницы не хватило бы сил, чтобы охватить заклятием такую площадь, как дворец, так что мне пришлось немного ей подсобить. Но, в конце концов, я ведь не делала ничего плохого? Просто помогала подруге в качестве подпитки.
«Легкокрылый ветер лунной долины снов, принеси нам на крыльях пыльцу дурман-цветов! Пусть уснут все враги, недруги и сторожа…»
— Не забудь внести исключения, — подсказала я травнице. – Только новые имена, не перепутай.
— Ой, точно! – спохватилась та.
«…кроме Латийи, Лионы и э… Дамиры».
Над широкой пиалой, в которую мы слили всю найденную в покоях воду, поднялся легкий туман. Белесые клубы пара принялись растекаться в воздухе, цепляясь за стены и наощупь отыскивая себе путь на волю. Одно полупрозрачное щупальце потянулось ко мне. Я нетерпеливо отмахнулась от него и машинально ткнула пальцем в сторону выхода, сама удивившись собственному жесту. Можно подумать, поймет… Ха, меня поняли! Легкое туманное облако устремилось к выходу из покоев – и, вылетев в коридор, растянулось в разные стороны, становясь с каждой секундой все шире и прозрачнее. У двери послышался легкий шорох и приглушенный стук. Дамира осторожно выглянула в коридор и, не удержавшись, хихикнула.
— Глазам не верю… Спят!
— Подождем, пока заклятье охватит площадь побольше.
Мы прождали в покоях еще минут десять, потом вышли и осторожно, по стеночке, друг за другом пошли по коридору. Мало ли, вдруг пока кто-то уснул недостаточно крепко? Коридоры дворца радовали тишиной и недвижимостью, хотя выглядели вообще-то достаточно жутковато. Тут и там на полу в странных и порой нелепых позах замерли спящие люди: служанки, арифы, задержавшиеся во дворце служащие, пару раз попадались красивые женщины в дорогих одеждах – возможно, наложницы. Всякий раз, проходя мимо тел, я внимательно вглядывалась в их застывшие лица – точно ли спят, не поднимут ли тревогу?.. Нет, хвала богам. Тихо.
— Выглядит, словно после вражеского штурма, — хмыкнула амазонка, останавливаясь возле какого-то арифа, чтобы снять с того перевязь с мечом и закрепить на себе. – Трупы, трупы… не хватает только крови и кишок повсюду.
— Ну извини, — шепотом съязвила травница. – Раскладывать декорации как-то недосуг.
— Тише вы! – шикнула я на них. – Лучше за дорогой следите. Кто-нибудь вообще помнит, где у этого кружевного муравейника выход?
Данный вопрос, между прочим, был весьма актуален. Длинные извилистые переходы, пронизывающие дворец насквозь, временами изгибались под самыми неожиданными углами. Помнится, я обратила на это внимание, еще когда нас впервые вели к шахинэ, но тогда это казалось неважным. Теперь же проблема, можно сказать, встала ребром. Как нам выбраться из этого творения безумного архитектурного гения?!
— Хм… А мы здесь точно раньше не проходили? – в сомнении поинтересовалась Латийя, щурясь на очередной перекресток.
— Понятия не имею, — настроение у меня портилось с каждой минутой.
А еще с каждой минутой уменьшался срок действия дурмана, чтоб его…
— Вот! В этот коридор! – уверенно ткнула пальцем Дамира. – Я его помню. Видите? Здесь в окна хорошо просматривается большая часть сада – отличная позиция для обстрела врага в случае нападения.
— Кому что, а вшивому купальня… — тихо пробормотала травница.
— Ну а что? – удивилась амазонка. – Правду же говорю!
Мы юркнули в указанный проход и – удача! – действительно вскоре спустились к выходу из дворца.
Здесь тоже было полно спящей стражи. Пока спящей. Что-то мне подсказывало, что заклятие на воде все-таки вышло слабоватым и долго не протянет. Надо было поторапливаться. Выйдя наружу, мы бегом припустили через сад к воротам, торопясь покинуть территорию дворца. Ухоженная широкая дорога плавно петляла среди благоухающих в темноте цветущих деревьев, образуя изгибы и повороты. Не знаю, в чем дело, но меня отчего-то не оставляло ощущение чьего-то взгляда. Словно кто-то внимательно наблюдает издали, но не вмешивается… Скорей бы уже выбраться отсюда, Утор возьми этот сад!
Впереди замаячил очередной изгиб дороги.
— Где уже эти гребаные ворота, бездна их забери?! – прорычала амазонка, не снижая скорости.
— Скоро, — чуть запыхавшись, ответила я. Нет, надо все-таки приводить себя в форму. – Кажется, мы уже близко…
Так оно и оказалось. Одолев последний поворот, мы выбежали на открытую площадь. Впереди, в десяти-двенадцати саженях от нас, возвышались большие ажурные ворота, ведущие из дворца Сахевдин-мо-Хаден на волю. А перед воротами стоял вооруженный до зубов отряд арифов человек в тридцать во главе с уже знакомым раидом и… Ну конечно же! Я коротко скрипнула зубами, наткнувшись на пристальный, будто через прицел арбалета, взгляд Рефейят-баши. В руках та держала большое овальное зеркало на длинной ручке.
— Ну наконец-то! – холодно усмехнувшись, шахинэ подозвала слугу и аккуратно положила зеркало на подушку, которую тот держал. – Мне уже надоело ждать, когда же вы наконец выберетесь наружу. Неужели так сложно было запомнить дорогу? – голос ее источал яд.
Мы остановились, тяжело дыша, и неосознанно плотнее придвинулись друг к другу. Я задумчиво проводила глазами слугу с зеркалом. Видимо, с Зеркалом Оракула или чем-то в этом роде. Теперь понятно, откуда было то странное ощущение взгляда, бездна возьми эту хитрую азурскую змею!
— До чего же вы предсказуемы! – губы императрицы презрительно скривились в усмешке. – Особенно ты! – синие глаза снова пронзительно уперлись в меня. – Так и думала, что стоит снять с тебя антарит, как сразу же начнутся неприятности! Потому и наблюдала за вами тремя с того самого момента, как вы покинули мои покои. Видимо, ты решила, что теперь можешь делать все, что захочется?!
Кажется, я упустила момент, когда в руках Рефейят-баши появился тот самый бумажный свиток. Нет, даже не узнала – просто почувствовала, как при виде него внезапно стянуло кожу на затылке, как противно забегали мурашки между лопаток. Договор!
— Я не делала ничего плохого, — стараясь говорить спокойно, посмотрела в глаза шахинэ. – Даже заклинаний не произноси…
— Ложь! – голос властительницы взвился в ночное небо, рассекая тишину, как хлыст. – Ты решила, что сможешь безнаказанно покинуть дворец?! Глупая девчонка! Взять их всех!!!
Я услышала, как рядом со мной глухо зарычала Дамира, обнажая меч. Латийя вскинула ладони в защитном пассе Шелест Ветра. Слабое заклятие для боя, конечно, но и то хлеб. Я вздохнула – и пристально посмотрела на шахинэ сквозь строй приближающихся арифов.
Может, это и конец. Ну что ж, сделаем его запоминающимся! Пальцы шевельнулись, неосознанно начав боевое плетение. Видимо, тело само решило, как именно хочет выплеснуть всю злость, весь гнев, накопившиеся за последние месяцы. Я лишь вложила в удар все силы, что у меня остались – и большой яркий бело-голубой шар устремился навстречу шахинэ, ломая и снося по пути строй арифов.
Вспышка! Алый искрящий щит вырос на пути Ядра, дрогнул под его напором и стал медленно проминаться внутрь. Кажется, шахинэ не ожидала от меня такого удара – сквозь защитное марево было видно, как побледнело ее лицо. А потом щит вдруг начал на глазах уплотняться, наливаясь невесть откуда взявшейся новой силой. От расшитого подола длинного платья Рефейят-баши по земле, ширясь и разрастаясь, поползла во все стороны черная дрожащая тень. Захлестнула покрытый гравием участок, потекла дальше, наползая на мгновенно чернеющую от прикосновения траву, рассыпающиеся в прах цветы… Ах ты ж мерзкая азурская гадюка! Вот кто тут, оказывается, черная колдунья!
Все произошло в считанные секунды, в несколько ударов сердца. Арифы еще не успели дойти до моих подруг, а меня уже скрутила, сбивая с ног, пронзительная ослепляющая боль. Казалось, горит каждый нерв, разрывается каждая клеточка в теле. Я бы, может, даже кричала от этой боли, срывая горло, если б грудь не сдавило широким железным обручем, заставляя трещать ребра и не давая глотнуть воздуха… Надо мной стояла, мрачно сверкая глазами, разгневанная шахинэ и с ожесточенным упоением сжимала в руке свиток.
Рухнув на дорожку, я едва почувствовала сквозь агонию, как вонзается в щеку мелкий колючий гравий. Сквозь багровый туман какое-то время еще был слышен безудержный звон клинков – надо сказать, амазонка и впрямь дралась, как леобарс! – и смутно знакомый высокий девичий голос отчаянно умолял кого-то:
— Пожалуйста, пощадите ее! Она не виновата!.. Это была я, шахинэ! Прошу вас, пощадите!..

 

Лежать было тесно и неудобно, но как-то удивительно уютно. Кто-то тихо сопел мне в плечо, перекинув руку поперек моей груди. Где я? Неужели еще жива? И кто, интересно, использует меня вместо подушки? Осторожно открыв глаза, оглядела комнату в бледных лучах занимающегося рассвета. Значит, уже утро. Повернула голову и уткнулась взглядом в пушистую белокурую макушку на своем плече.
— Тссс… Не буди, — амазонка сидела в ногах нашего ложа, устало прислонившись к стене. – Она совсем вымоталась, пока восстанавливала тебя. Пару десятков заклинаний извела, наверное, и все силы. Дай поспать.
— Было так плохо? – одними губами спросила я не сводящую с нас глаз Дамиру.
— Похоже на то, — шепотом ответила та. – По крайней мере, она все время плакала. Видимо, боялась, что не выживешь.
Я задумчиво кивнула и замолчала, боясь шелохнуться. Пусть подруга поспит. Мне пока есть, над чем подумать.
Итак, первое. После всего случившегося я теперь знаю, что договор крови действительно действует. Более того, отчетливо представляю – как. И повторять испытанное, честно говоря, больше не хочется. Исходя из этого, делаем вывод, что я попала. Причем, попала сильно. В рабство. И никуда я от шахинэ и ее проклятого сыночка уже не денусь. Это огромный минус.
Второе. Судя по всему, шахинэ я все еще нужна – раз уж будучи в бешенстве, она все-таки не убила меня и даже позволила подруге меня подлатать. Значит, от желания обеспечить сына дайгеликс-гаремом она так и не отказалась. Вот только времени на поиски новой третьей «жемчужины» у нее нет, так что придется терпеть меня. Это пусть и маленький, но плюс.
Я задумчиво сощурилась, глядя в потолок. Итак, что мы имеем? Мою неожиданно активную эльфийскую кровь и идею-фикс шахинэ, вынуждающую ее мириться с моим существованием. Хм… Шанс, конечно, очень мал… И, возможно, я за это еще поплачусь… Но по крайней мере это может обеспечить защиту мне и моим подругам.
Эта мысль немного успокоила меня, и я снова задремала.
Проснулась, когда солнце было уже высоко. Странно, но все это время нас никто не беспокоил. На моем плече сонно завозилась травница, пару раз вздохнула, медленно открыла глаза. И, поймав мой взгляд, тоненько взвизгнула, немедля бросившись меня обнимать.
— Ли! Лионочка!.. Ты жива! Дорогая моя!.. Любимая!
Чувствуя, как напор ее радостных объятий отдается тупой болью в моих костях, я невольно оценила масштаб недавних повреждений. Да уж, приложило меня неслабо. Заодно впечатлилась качеством проделанной целительницей работы. Все-таки не зря она – лучшая выпускница курса!
— Лати… я тебя, конечно, тоже очень люблю, но… ты сейчас опять сломаешь все, что починила.
— Ой, прости! – спохватилась та. – Ты только не волнуйся. К вечеру я тебя долечу, будешь как новенькая. А пока…
А пока, видимо, пришла пора отвечать за свои ночные проделки. Двое угрюмых арифов – не те, что обычно охраняли наши покои, а какие-то незнакомые – неожиданно явились и сообщили, что нас троих ждут у шахинэ. Торопить, правда, особо не стали – дали время спокойно привести себя в порядок. Быстренько собравшись, я даже успела присесть и написать на листе бумаги небольшой текст, который заранее составила в голове. Плотно свернув листок в трубку, спрятала его в вырез безрукавки. Аккуратно поправила одежду.
Эйя, Великая Матерь, помоги нам троим!
Следуя за арифами в покои Рефейят-баши, мы с подругами молча обменивались сумрачными взглядами. Разговор, без сомнения, предстоял не из легких… Однако в комнатах шахинэ неожиданно обнаружилось, что мы вовсе не единственные здесь гости. Шахтияр, как и вчера, снова стоял у окна – правда, на этот раз повернувшись к нему спиной – и бесстрастно следил за нашим осторожным приближением. Вчерашний простой дорожный халат сегодня сменил шелковый темно-синий с узкой серебряной отделкой, подчеркивающий глубокую синеву глаз. Солнечный свет мягкими бликами скользил по кромке серебряной маски. Ну конечно – мрачно подумала я, глядя на него – шахинэ уже нажаловалась сыночку, и теперь они будут распинать нас вдвоем… Машинально скосила глаза на Рефейят-баши и наткнулась на ее недовольный холодный взгляд. Странно. А сынок-то выглядит гораздо спокойнее. Не сошлись во мнениях, как именно нас наказывать?
Подойдя ближе, мы остановились и коротко поприветствовали обоих.
— Добрый день, хатум, – как ни в чем не бывало проговорил шахтияр. Я невольно снова украдкой покосилась на его мать. Она что, ничего ему не сказала? Шахинэ продолжала отстраненно молчать и лишь время от времени бросала на нас с девушками хмурые взгляды.
— Как вы знаете, — продолжал шахтияр, — вчера вечером Рефейят-баши попросила меня придумать, каким образом отличить вас троих на смотринах во время празднования. Я рассмотрел несколько вариантов и в итоге решил, что самый простой это самый надежный. Взгляните!
Он кивком головы указал на разложенные на оттоманке три комплекта тканей и украшений. Рядом с оттоманкой молчаливой тенью стоял слуга – такой маленький и щуплый, что я даже не сразу его заметила.
— Вы, наверное, уже слышали, что во время церемонии девайи девушки должны быть закутаны в кесаб с головы до ног, — продолжал наследник. – Единственное, что можно при этом увидеть – это руки, которыми они придерживают свои покрывала. Исходя из этого, я решил, что смогу легче узнать вас, если и кесабы и украшения к ним будут подобраны для каждой «жемчужины» в соответствии с ее внешностью. Цвет ткани подскажет мне цвет ваших волос, браслеты и кольца – цвет глаз. Рахим!
Маленький слуга почтительно поклонился и начал по очереди подносить нам аккуратно сложенные комплекты. Латийя получила бледно-желтое кружевное покрывало, к которому прилагались серебряные браслеты и кольцо с бирюзой. Дамире досталась черная густая вуаль и набор украшений с россыпью цаворитов. Мне вручили ярко-оранжевый кесаб из флера – я даже поморщилась при виде такого кричащего цвета – и пару браслетов из янтаря теплого, медового оттенка. Кольца не было.
— Э… прошу прощения, Самир-харембей.
Честно говоря, мне ужасно не хотелось привлекать к себе его внимание, да еще по такой ерунде, но с другой стороны, лучше было сразу все прояснить.
— Да? – синие глаза наследника медленно сузились, обратившись ко мне.
— Кажется, в моих вещах нет кольца.
Шахтияр усмехнулся, неторопливо покинул облюбованное место у окна и подошел ко мне.
— Тебя это удивляет, Ферхи? – услышав прозвище, я нахмурилась, глянув на него исподлобья, но промолчала. – Если женщина отказывается от имени, которое дает ей муж, как может она требовать от него кольцо? Что это, природная женская тяга к украшениям? Или кто-то просто привык получать все, ничего не давая взамен?
— Или кто-то просто уточнил, — тихо буркнула я, избегая встречаться взглядом с шахтияром.
Этот человек, рассматривающий меня сейчас, словно букашку на булавке, вызывал невольное чувство беспокойства. А уж после вчерашнего открытия, да после сегодняшнего осознания, насколько глубоко я во все это влипла… Все происходящее выбивало меня из колеи несколько больше, чем хотелось бы.
Смуглые пальцы шахтияра неожиданно настойчиво обхватили мой подбородок, заставляя поднять голову и взглянуть на собеседника. Несколько минут он молча пристально изучал мое лицо. Даже, пожалуй, слишком пристально. Я же, глядя на него, по какой-то неведомой причине то и дело возвращалась мыслями к одному и тому же крайне дурацкому вопросу, застрявшему в моем мозгу. Что за странная шутка богов – или кто там ответственен за создание подобных ему – наделила столь ужасного человека такими красивыми глубокими глазами? Это было как-то совершенно неправильно… А вообще, Великая Эйя, о чем я думаю?! Надо будет попросить потом Лати, пусть еще раз проверит мне голову на предмет повреждений.
Между тем наследник меня отпустил. И, немного помедлив, снял со своего мизинца перстень и надел мне на указательный палец. Изумленно распахнув глаза, я уставилась на широкую серебряную печатку с черным камнем. Потускневший от времени металл еще хранил тепло чужой руки.
— Теперь у тебя тоже есть кольцо, Ферхи. По нему-то я уж точно тебя узнаю, — губы наследника снова дрогнули в саркастической усмешке. – Даже если твоя очень яркая накидка вдруг и не привлечет моего внимания.
Нет, горбатого точно могила исправит. Это я о себе. Едва осознав, что он просто-напросто насмехается надо мной, я невольно расправила плечи, вздернула подбородок и спокойно взглянула в глаза шахтияру.
— Самир-амид, — обратилась к нему, уяснив, что именно эта форма обращения нравится ему больше, — могу я попросить тебя кое о чем?
Смелее, Лиона! Надо срочно пользоваться этим внезапным приступом храбрости, пока тот не иссяк.
— Еще о чем-то? – шахтияр, кажется, от души потешался надо мной. – Ну попробуй.
— Не сочти за дерзость, Самир-харембей. Но, поскольку мы трое согласились тебя охранять и помогать во всем… — я набрала в грудь побольше воздуха. – Мы хотели бы заключить договор.
— Что?! – Рефейят-баши резко выпрямилась на своей оттоманке и воззрилась на меня, не веря своим ушам. Пальцы ее машинально стиснули пустоту в попытке нащупать тот самый злосчастный свиток. Я лишь холодно улыбнулась, заметив ее жест. Мечтай, мечтай! Пока я не пользуюсь магией, договор будет просто бесполезной бумажкой, а говорить я могу, что и когда хочу. Отрубить мне голову ты все равно не можешь – я ведь тебе нужна, так что…
— Договор? – переспросил шахтияр, отвлекая меня от переглядывания с его матерью. – Что за договор?
— Я прошу шахтияра гарантировать нам, что, пока мы с подругами будем его оберегать, он не причинит нам вреда ни физически, ни оружием, ни с помощью магии. Особенно – черной магии.
— Черной магии? – синие глаза, еще секунду назад полные иронии, моментально подернулись прежним холодом и недобро сузились.
— Да, Самир-амид. Никакого колдовства против нас. Это наше условие.
Несколько мгновений шахтияр отчужденно смотрел на меня, словно с трудом сдерживая какую-то резкость. От недавнего веселья в его взгляде уже не осталось и следа.
— Твоя дерзость, Ферхи, просто не знает границ. А если я откажусь?
— Тогда, боюсь, мы не сможем служить тебе, Самир-харембей.
— А у вас что, есть выбор?! – это предположение снова сдернуло с шахтияра привычную маску отстраненности, заставив удивленно вскинуть брови.
— Твоя мать утверждает, что выбор есть всегда, — я едва заметно пожала плечами. – В крайнем случае нас опять можно заковать в антарит и оставить навечно в гареме шейршаха Сабура. Или же просто отрубить головы.
Девушки, стоящие рядом со мной, кажется, перестали дышать. Спокойствие, только спокойствие. Как говорит моя подруга Лиаренна – если уж блефуешь, делай это с каменным лицом. Со стороны Рефейят-баши послышалось тихое раздраженное шипение. Общий смысл фразы был достаточно ясен, несмотря на то, что большую часть слов я сегодня слышала впервые. Просто Фазиль-бей из принципа никогда не учил нас азурским ругательствам.
— Я начинаю думать, что это не такая уж и плохая идея, — процедил шахтияр, мрачно прожигая меня взглядом. И, подумав, обернулся к матери. – Ты уверена, махам, что нельзя заменить эту девицу кем-нибудь другим?
— Совершенно исключено, — в ледяном тоне шахине проскользнула нотка сожаления. – Она важна.
— Никогда не верил в силу дайгеликс… — тихо проворчал шахтияр, с легким отвращением снова поворачиваясь ко мне.
Я напряглась, стараясь до конца выдержать его тяжелый взгляд. Весь мой план, по сути, строился лишь на одном – на хороших отношениях между наследником Азура и его матерью. Ну же, Самир-харембей! Ты ведь не расстроишь свою матушку, отказавшись от подарка и перечеркнув отказом все ее труды? А иначе, боюсь, мы с подругами действительно лишимся голов…
— Я так понимаю, договор у тебя уже готов? – помолчав немного, тихо спросил сквозь зубы шахтияр.
Мне с трудом удалось сдержать вздох облегчения. Коротко кивнув, я достала из выреза свернутый в трубку лист, заставив наблюдающего за этим наследника коротко хмыкнуть. Он забрал у меня документ, развернул и принялся изучать. Может, все эти азурские завитушки получились у меня и не идеально, но должно быть вполне читаемо. Безучастно пробежав глазами первые несколько строк договора, шахтияр удивленно уперся взглядом в самый последний пункт. Я увидела, как его брови сами собой лезут вверх.
— Просто… потрясающая самонадеянность! – выдохнул он, отрываясь от документа, и неверяще вперился мне в лицо. – Ты и это предусмотрела?!
Я безмолвно кивнула, ощущая, как мои щеки начинает невольно заливать румянец. Последний пункт договора запрещал шахтияру принуждать нас к… Ну, в общем, к тому, чем бы мы сами не захотели заняться с черным магом.
— Должен сказать, ты просто невероятна! – он, сверкнув глазами, вплотную подался ко мне, обдавая жарким дыханием мое лицо. – Ты действительно думаешь, что после этих двух дней общения мне однажды придет в голову разделить с тобой ложе?! Да я лучше гюрзу в свою постель положу!
Вот и славно. Не сдержав эмоций, я взглянула на шахтияра и улыбнулась.
— Как пожелаешь, Самир-харембей.
— Я могу на это взглянуть? – перебив собравшегося сказать что-то еще сына, шахинэ требовательно протянула руку к документу.
Шахтияр скрипнул зубами, зло обжег меня взглядом – и, помедлив, нехотя передал матери снова свернутый в трубку лист. Я снова напряглась. Вот сейчас наступал самый важный момент во всей моей сегодняшней затее. Шахинэ взяла свиток, пробежалась взглядом по строчкам договора, презрительно фыркнула, дойдя до последнего пункта, ненадолго подняла на меня глаза… и, подумав, снова перечитала документ. Опять посмотрела на меня, но теперь уже гораздо внимательнее. Молчаливо отвечая на ее вопросительный взгляд, я пожала плечами. А что тут скажешь? Я тоже хорошо подготовилась.
— Дай мне это, махам, — мрачно буркнул наследник, не глядя протягивая к ней руку. – Я подпишу и, наконец, покончим со всем этим.
— Нет, Самир-амид! – я все-таки шагнула в эту пропасть, понимая, что либо сейчас, либо никогда. – Пусть его подпишет Рефейят-баши. Она знает, как это правильно делать.
На мгновение красивое лицо шахинэ окаменело. Где-то в районе затылка мимолетно возникло странное ощущение холода и неприятной щекотки. Я даже вдруг засомневалась, а действительно ли ей так уж сильно нужна столь дерзкая «жемчужина», как я? Снова несколько долгих секунд напряженного поединка взглядов, равнодушное пожатие плечами… и рука шахинэ медленно потянулась к шпильке-стилету в волосах.
Неужели мне повезло? Великая богиня Эйя, спасибо тебе! Спасибо!!!
— Что ты делаешь, махам?! – взгляд наследника, с каждой секундой мрачнея, наблюдал за тем, как его мать прижимает проколотый шпилькой палец к тексту договора. На бумаге остался неровный, но четкий красный отпечаток. Шахтияр нетерпеливо обернулся ко мне. – Что все это значит?!
— Это подпись, — я спокойно пожала плечами. – Шахинэ такими часто пользуется. Благодарю тебя, Рефейят-баши! Теперь наше сотрудничество с шахтияром станет более… плодотворным.
Шахинэ без слов холодно протянула мне договор. Я с поклоном приняла документ из ее рук и, стараясь не выдать волнения, аккуратно развернула, делая вид, что просматриваю. Вот он, момент истины!
Прости меня, дорогой мой учитель Фазиль-бей. Я прекрасно помню твой добрый совет никогда не заключать сделок со злом, но… Незаметно достав из пояса заранее припрятанную булавку, я быстро уколола мизинец и надавила на него. Капля крови упала точно поверх отпечатка пальца шахинэ.
— Заверяю! – коротко шепнула по-эльфийски.
И увидела, как вмиг изменилось холодное лицо азурийки.
— Ты!!! – рявкнул шахтияр, обернувшись в этот момент и заметив мой жест. – Что ты творишь?!
Я поспешно свернула драгоценный трофей и спрятала в вырез жилетки. В два шага одолев разделяющее нас расстояние, шахтияр с перекошенным от гнева лицом потянулся и схватил меня за горло. В этот миг он бы по-настоящему страшен.
— Ах ты, ведьма! – сильные пальцы сжались на моей шее, ногти впились в кожу, заставляя сдавленно зашипеть от боли. – Что ты задумала?!
От давления гортань перехватило спазмом, в глазах потемнело. Если он еще хоть немного сожмет руку…
— Шахтияр! Самир-харембей, пожалуйста! – испуганно донеслось до меня сквозь мутную пелену боли. И почти тотчас же удивленное: — Шахинэ?! Шахинэ! Рефейят-баши!
Жесткие пальцы, исступленно пытающиеся раздавить мое горло, внезапно исчезли. Покачнувшись, я едва устояла на ногах, поддержанная твердой рукой вовремя подоспевшей Дамиры. Потирая передавленное горло, с трудом повернула голову, машинально отыскивая взглядом императрицу. Шахинэ полулежала на своей оттоманке, обессиленно откинувшись на подушки. На изящной шее Рефейят-баши наливались багровым цветом свежие отпечатки пальцев. Шахтияр потерянно стоял на коленях перед матерью и почти неслышно шептал что-то, успокаивающе поглаживая ее по руке.
Мой рисковый расчет оказался верен. Шахтияр – черный маг и закаленный воин – был наверняка привычен к страданиям и боли. Заставь я его самого подписать договор, он не остановился бы перед такой малостью ради удовольствия убить кого-нибудь из нас. Но мать – это совсем другое… Глядя сейчас на этих двоих, я не чувствовала ни особой вины, ни сожаления. Впрочем, радости не было тоже. Было спокойное осознание, что отныне у нас с девушками есть хоть какая-то гарантия безопасности. Оставалось лишь надеяться, что шахтияр действительно любит свою мать так сильно, как мне показалось, и не станет ей вредить.
А еще в голове настойчиво крутилась одна любопытная мысль. Раньше матушка не раз говорила, что из всех ее дочерей во мне больше всего человеческого… а поди ж ты! Похоже, эльфийская кровь во мне стала вдруг очень сильна!.. Может, Зеркало Судеб разделило меня на две половины, отделив человеческую Лиону от дочери Эльфийских Пределов? Может, именно в этом различие между мной и моим двойником, о котором упоминал сорброннский Альфа-лорд? Я не знала ответа на этот вопрос… и, по правде сказать, не особо хотела знать.

        Рубрика: Оберег для наследника, Романы      

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

К записи "Глава 5. Побег" оставлено 10 коммент.

  1. Евгения:

    Новая глава! 🙂

  2. Galina53:

    молодцы девчонки! не сдаются… пытаются облегчить свою участь…
    спасибо! всегда ждем…

  3. Алекса:

    спасибо за продолжение истории

  4. Ирина:

    Спасибо за интереснейшую главу. Значит шахтияр черный маг и жестокий воин. Интересно, как сложится путешествие и сотрудничество с девушками.

  5. Евгения:

    Уф-ф, наконец-то добралась до ноутбука!.. Теперь могу пообщаться со своими дорогими читательницами ))
    Да, герои уже показали себя друг другу во всей красе, все отрицательные стороны своих характеров… ну, или почти все.
    Теперь будем смотреть, что скрывается за фасадом ))

  6. Светлана:

    Спасибо большое!

Оставить свой комментарий

2017 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien