Глава 6. Церемония

        25 Ноябрь 2017

ОбложкаПосле памятной встречи у Рефейят-баши шахтияра мы больше не видели. Думаю, оно и к лучшему. Каждый раз, вспоминая о нем, я будто заново ощущала его стальные пальцы на своей шее. Бррр…
До церемонии празднования оставалось совсем мало времени, и теперь нас начали ускоренными темпами приводить в порядок. Каждый день в наши покои приходили две старые молчаливые служанки и подолгу расчесывали нам волосы, делали массаж и натирали кожу различными ароматическими снадобьями. Несколько раз приходил тот немолодой азуриец, Джалил-хамизбей, преподававший нам гаремный этикет и музыку. Он внимательно осматривал каждую из нас и давал служанкам новые указания насчет нашей внешности, которые те выполняли в точности. Лично я не могла понять смысла подобных приготовлений – все равно ведь вся эта красота будет скрыта под покрывалом?
Шахинэ больше ни разу не звала нас к себе и не появлялась сама. То ли между нами больше не осталось недосказанностей, то ли после всего произошедшего она боялась не сдержаться и прикончить меня собственноручно, испортив свой план. Так или иначе, но эти последние дни во дворце мы провели совершенно спокойно.
И вот, наконец, настал день рождения шахтияра Самира. С самого утра к нам в покои снова пришли служанки, чтобы еще раз, теперь уже с ног до головы, привести нас в порядок. А еще нам принесли красивые новые наряды. Надо сказать, все было продумано до мелочей, и даже отделка на одеждах прекрасно подходила под те украшения, которые нам подарил шахтияр. Даже жаль, что вся эта красота в итоге будет скрыта от глаз.
После тщательных сборов нас провели по длинным коридорам дворца, и мы оказались в каком-то совершенно незнакомом месте. Это было просторное пустое помещение, на другом конце которого открывался выход в огромный торжественный зал, где, судя по доносящемуся шуму, было полно народу и звучала музыка. Нас туда пока не звали, и, пользуясь паузой, я огляделась по сторонам, чтобы немного разобраться в ситуации. М-да… вот это я понимаю – богатый выбор!
Все помещение от стены до стены было заполнено множеством девушек в разноцветных накидках. Сколько же их здесь? Сотня? Две? Больше? Сейчас, до начала церемонии девайи, они еще не прятали лиц, и у меня появилась возможность немного их рассмотреть. Высокие и миниатюрные, смуглые и светлокожие, в расцвете молодости и совсем юные, красивые и просто миловидные… Я задумчиво прошлась взглядом по их нарядам. Надо отдать должное шахтияру – он предусмотрел абсолютно все. Наши украшения и накидки не выглядели ни проще, ни богаче, чем у остальных, а разная ткань и цвет кесабов не позволяли даже на миг заподозрить, что нас троих что-то объединяет.
Ждать пришлось довольно долго – празднование, судя по всему, было еще в самом разгаре. Из зала до нас доносились то звуки музыки, то пение, то неразборчивые голоса, произносящие какие-то длинные поздравительные речи. Словом, праздник, что тут еще скажешь… Но вот, наконец, от дверей послышался краткий приказ, в рядах девушек возникло оживление, и заждавшиеся «юные девы», торопливо закутываясь в кесабы, потянулись одна за другой в зал.
У входа в рядах претенденток ненадолго возникла заминка. Здесь девушек разбивали на небольшие группы и показывали им, куда именно они должны пройти. Заходя в зал, «девы» достигали нужного места в центре огромного помещения и усаживались прямо на пол. Нас троих тоже разделили по группам, и в итоге мы оказались на противоположных концах очереди входящих. Я попала в предпоследнюю группу и, войдя в зал, невольно хмыкнула под кесабом, оценив зрелище, предстающее гостям праздника. На открытом пространстве в центре торжественного зала на полу пестрела россыпь разноцветных матерчатых холмиков. Просто какая-то большая детская комната с мягкими игрушками… Проходя к своему месту, машинально поискала глазами Лати и Дамиру и не нашла. Да уж, в таком разноцветье не долго и потеряться! Место нашей группы неожиданно оказалось почти перед самым возвышением, на котором стоял трон шейршаха. По обеим сторонам от него расположились жены и дети императорской семьи. Действительно, сплошные женщины и девочки в тонких вуалях, на сыновей шейршаху боги не особо расщедрились… Взгляд, узнавая, выхватил из общей массы сидящую возле самого возвышения красивую величавую брюнетку в синем платье – Рефейят-баши. Не смотря на то, что ее лицо было так же наполовину скрыто вуалью, не узнать ее было трудно. По другую сторону от трона, практически на одном уровне с шахинэ, сидела еще одна женщина в богатом наряде и с множеством дорогих украшений на шее и запястьях. Судя по тому, что было видно из-под вуали, ее лицо было также еще достаточно красиво, хотя яркий макияж, призванный скрыть неотвратимые признаки увядания, скорее портил впечатление, чем улучшал его. Или все дело было в холодном надменном взгляде? Логика и интуиция дружно подсказывали, что эта вульгарная и кичливая красавица никто иная, как Латифа-сахиб, вторая жена шейршаха. На ее фоне Рефейят-баши выглядела гораздо скромнее, однако в тоже время изысканнее – примерно так же дорогой боевой меч выглядит на фоне инкрустированного драгоценностями мясницкого тесака. Что ж, забавный вкус на женщин у нынешнего властителя Азура… Я уселась на пол, повторив движение остальных девушек, и с интересом уставилась сквозь кесаб на того, кто занимал сам трон.
Шейршах Джахандар Нурад-дин Сабур оказался не старым еще мужчиной с легкой проседью в длинных красиво уложенных черных волосах. Изумрудного цвета халат с широкой золотой вышивкой оттенял темный, почти черный цвет глаз и оливково-смуглый оттенок кожи. Думаю, его лицо вполне можно было назвать привлекательным, вот только холодный и какой-то недобрый взгляд портил все впечатление. Что-то не завидую я его женам и наложницам, возникла внезапная мысль. Было в нем что-то такое… жестокое. Кажется, даже шахтияр на его фоне выглядел как-то более человечно.
Кстати, о виновнике торжества… Я задумчиво перевела на него взгляд. Шахтияр Самир сидел справа от отца тоже на некотором подобии трона, но только попроще и немного поменьше размером. Сегодня на амиде был красный халат с бордовыми вставками и золотой вышивкой, отчего глаза казались еще синее и ярче обычного. На мой личный пристрастный взгляд, после его прежних темных одежд этот наряд выглядел как-то даже чересчур роскошно, но… ему это, как ни странно, шло. Ну и разумеется, уже знакомое холодно-отстраненное выражение лица под маской. Куда ж без него! Зато, по крайней мере, теперь понятно, что именно шахтияр унаследовал от своего батюшки.
Пока я с любопытством рассматривала присутствующих, шейршах Сабур заговорил, обращаясь с короткой ритуальной речью к своему сыну и предлагая тому выбрать себе в подарок девушек, которые станут основой его гарема и началом его новой семьи. Шахтияр слушал его почтительно, но совершенно бесстрастно, без малейших эмоций на лице. Впрочем, как по мне, в голосе отца тоже могло бы быть чуточку больше тепла. Сын все-таки. Видимо, отношения между наследником и его отцом оставляли желать лучшего… Хотя какое мне, собственно, дело?
Речь шейршаха закончилась, и шахтияр встал со своего места. Началась собственно церемония девайи.
Спустившись с возвышения, амид Самир медленно пошел вдоль разноцветных рядов девушек. Я невольно подобралась при его приближении, ожидая, что вот сейчас он выберет меня… но шахтияр неожиданно прошел мимо, равнодушно скользнув по мне взглядом. Не поняла! Он меня что, не узнал? Сам же глумился над этим ужасным ярко-оранжевым покрывалом! Шахтияр между тем прошел еще несколько шагов и, остановившись возле одной из девушек, положил ей руку на голову.
— Встань!
Девушка поднялась и осталась стоять на месте, в то время как сам шахтияр двинулся дальше. Я озадаченно рассматривала розовое покрывало избранницы. Странно. Разве он не должен был первыми выбрать нас троих?.. Впрочем, ладно. Не важно. «Дев» все равно должно быть семеро, это была только первая попытка.
В полной ожидания тишине снова раздался повелительный голос шахтияра.
— Встань!
Я с облегчением расслабилась, увидев, что он поднимает девушку в бледно-желтом кесабе с бирюзовым браслетом на руке. Хвала богам, Латийя! Значит, все идет по плану.
Снова короткий приказ шахтияра:
— Встань! – с пола поднялась, выпрямляясь, девушка в ярко-красной накидке.
А потом еще одна, под зеленым покрывалом.
— Встань! – рука наследника опустилась на голову, закутанную в черную густую вуаль.
Девушка поднялась, на руке блеснул серебром браслет с россыпью цаворитов. Дамира.
— Встань!
Новый приказ поднял владелицу ярко-голубого кесаба. Немного постояв возле нее, наследник двинулся дальше.
Только сейчас я осознала, что все это время продолжаю нервно теребить на пальце серебряную печатку с черным камнем. Что это значит? Что он задумал? Машинально оглянулась в сторону Рефейят-баши… И увидела, как та, побледнев, пристально и напряженно следит глазами за сыном. Эйя, Великая Матерь! Я почувствовала, как внутри у меня все холодеет. Похоже, этот тип решил оставить меня в отцовском гареме!
Шахтияр между тем дошел до конца рядов и, чуть задержавшись, медленно повернул к началу. Тишина в зале приобрела несколько напряженный оттенок.
Последняя попытка…
— Что же ты молчишь, сын? – шейршах Сабур вопросительно поднял бровь, наблюдая за тем, как наследник возвращается обратно к возвышению и останавливается, медленно обводя взглядом всех претенденток. – Неужели больше никто не приглянулся?
— Напротив, отец. Напротив… — ровно откликнулся шахтияр, вновь мимолетно скользнув отчужденным взглядом поверх моей головы. – Трудно сделать выбор.
В этой фразе, на мой взгляд, было даже слишком много смысла для посвященных. Подчиниться и выполнить волю любимой «махам»? Или же воспользоваться возможностью – и избавиться навсегда от раздражающей выскочки вроде меня? Да уж, выбор действительно непростой…
Взгляд наследника внезапно уперся прямо в мой кесаб. Чувственный рот слегка изогнулся в презрительной усмешке.
«Прощай, розовая жемчужина! – ясно читалось в холодных синих глазах. – Я все равно никогда не верил в силу дайгеликс!»
Хорошо, что он не мог видеть меня сквозь флер. А иначе обрадовался бы еще больше, потому что в моем лице к этому моменту не осталось ни кровинки. Словно во сне, я медленно опустила взгляд, сняла с пальца серебряную печатку, задумчиво повертела ее и спрятала обе руки под покрывало. Недавний кратковременный ступор сменился растерянностью, но почти сразу же, очнувшись, мозг заработал в привычном режиме, выискивая пути спасения.
Видимо, это конец истории. Прощайте, девушки-жемчужины, мне будет вас не хватать… А если подумать, я ведь не обещала не сбегать из гарема шейршаха? Если сам шахтияр не хочет брать меня в жены, шахинэ вряд ли будет мне мешать. Значит, я скоро буду свободна!.. Я так задумалась над этой перспективой, что очнулась лишь тогда, когда на мою голову вдруг опустилась тяжелая мужская ладонь.
— Вставай! – коротко процедил шахтияр сквозь зубы. И, наклонившись, сам рывком поднял меня на ноги.
К этому моменту я уже не могла понять, рада этому или нет. Планы побега еще секунду назад казались такими реальными… Ох, уж этот шахтияр! Ну просто мастер разрушать чужие надежды!
— Подойдите! – шейршах Сабур, все это время терпеливо ждавший конца церемонии, удовлетворенно кивнул.
Шахтияр, все еще крепко держа меня за руку, первым направился к возвышению. Остальные шесть выбранных девушек тихо подошли и встали рядом с нами.
— Снимите свои покрывала и назовитесь! – прозвучал новый приказ.
Первая сбросила покрывало та, которую первой назвал наследник.
— Мэйхи, Сабур-хазретбей!
Бездна, да ведь она же еще совсем ребенок! Девушке под розовым покрывалом было на вид не больше шестнадцати лет.
— Латийя, Сабур-хазретбей! – травница скинула кесаб и низко поклонилась шейршаху.
— Найраан, Сабур-хазретбей! – спала красная накидка с высокой смуглой девушки с темными волосами.
— Зафира, Сабур-хазретбей!
Зеленое покрывало. Черноволосая и черноглазая азурийка с гордой осанкой.
— Дамира, Сабур-хазретбей!
Черная вуаль сдернута рукой в зеленом браслете.
— Алия, Сабур-хазретбей!
У владелицы голубого кесаба оказалась неожиданно светлая кожа, каштановые волосы и черные как ночь глаза.
Так и не сумев высвободиться из хватки шахтияра, который, похоже, просто забыл, что все еще сжимает мое запястье, я сбросила покрывало свободной рукой.
— Ферхи, Сабур-хазретбей!
Кто-то негромко фыркнул. Кто-то удивленно ахнул. Я заметила, как Латифа-сахиб удивленно и презрительно кривит губы, глядя на меня, в то время как лицо Рефейят-баши вновь превратилось в бесстрастную маску, сквозь которую лишь едва заметно проглядывало облегчение. Сам же шейршах при виде меня внезапно изменился в лице.
— Что?! – его взгляд неверяще прикипел к моим волосам. – Жрица?! Кто посмел?!!
Рядом с ним совершенно неожиданно возник наш учитель истории, Джалил-хамизбей.
— Это женщина с запада, Сабур-хазретбей, – почтительно пояснил он, кланяясь нахмурившемуся императору. – Не жрица. Обычная хатум, мой шейршах.
— Вот как? – выражение лица императора быстро сменилось с рассерженного на задумчивое. Я буквально чувствовала, как он бесцеремонно ощупывает меня взглядом с ног до головы. – Почему я не видел ее в своем гареме раньше? Главный распорядитель! Давно она здесь?!
Вот как! Оказывается, наш учитель на самом деле – главный распорядитель гарема! Умно, шахинэ, умно…
— Уже два месяца, Сабур-хазретбей, — не моргнув глазом, честно ответил тот.
— Хм, — с явной досадой промычал помрачневший шейршах. Я же, поймав его взгляд, внезапно порадовалась, что не попалась ему на глаза раньше времени. Было в нем что-то такое, от чего мурашки бежали по коже. Нехорошие такие мурашки. От дальнейшего разглядывания моей персоны повелителя Азура отвлек, наконец, все возрастающий гул голосов среди гостей.
— Дайгеликс… Смотрите-ка, это дайгеликс…
Взгляд шейршаха машинально скользнул по остальным девушкам, пробежался по черноволосым головкам избранниц – и застрял на белокурых волосах Латийи.
— Эту женщину я тоже не помню! – в голосе правителя вновь зазвенел плохо скрытый гнев.
— Она тоже в гареме уже не первый месяц, мой шейршах, — так же честно ответил Джалил-хамизбей.
Я буквально услышала, как император зло скрежетнул зубами. Еще бы! У него из-под носа только что увели такое сокровище – три драгоценных жемчужины дайгеликс-гарема!
— Что ж, поздравляю… сын, – медленно процедил он сквозь зубы. – Видно, боги сегодня особо благоволят тебе. Ты ухитрился забрать из моего гарема самое ценное, что в нем было.
Взгляд шейршаха при этом буквально источал яд. Я, конечно, шахтияру не друг, но… разве можно так смотреть на собственного сына?! Я машинально взглянула на амида Самира, стоящего рядом со мной. На лице того не дрогнул ни единый мускул, только пальцы, все еще безотчетно стискивающие мою руку, дрогнули, сжимаясь крепче.
— Благодарю, отец, – проговорил он, почтительно склоняя голову под злым взглядом императора. – Я буду беречь твой дар. Клянусь, отныне он в надежных руках.
Не знаю, как другие, но я в этот момент очень хотела бы оказаться где-нибудь подальше. С каждой секундой шейршах Азура нравился мне все меньше и меньше…
К счастью, любая торжественная церемония имеет свои правила, и сегодняшний праздник тоже не был исключением. Как бы ни скрипел зубами батюшка Самира, а празднование следовало завершить. После короткого, но красочного обряда с огнем и вином, в присутствии свидетелей отдававшего нас семерых в законное владение нашему новому господину и супругу, все наконец-то закончилось. Нас проводили вслед за молодым мужем и выделили новые покои. Правда, пока – одни на всех девушек. Видимо, шейршах не планировал обеспечивать особым комфортом новую семью своего сына, намекая, что здесь нам задерживаться не стоит. Сегодняшнюю ночь мы должны были провести во дворце, а уже завтра утром вместе со своим господином отправиться в провинцию Седжвант.
Разбирать сложную прическу, накрученную служанками, не было никаких сил. Причем, судя по всему, не только у меня. Некоторые девушки, правда, еще пофыркали и посетовали на отсутствие привычных удобств, но в конце концов тоже смирились. Мы с Лати и Дамирой, наскоро перекусив легким ужином, принесенным слугами, завалились вповалку отдыхать рядышком друг с другом. Остальные же барышни, как я заметила, предпочли ни с кем не сближаться и вообще старались держаться особняком. Неужели, все еще видят друг в друге конкуренток? Разве мы теперь не в одной лодке? Глядя на настороженные лица азурских красавиц, холодно и оценивающе меряющих взглядами остальных, я только хмыкнула. Ясно. Видимо, скоро начнется война за благосклонность шахтияра. Ну-ну! Кажется, все-таки в чем-то нам с подругами повезло – нас хотя бы не волнует подобная чепуха…
Думая об этом, я незаметно задремала.

 

— Ферхи-бано… Ферхи-бано, проснись, – сквозь сон до меня донесся едва слышный шепот. Кто-то осторожно, но настойчиво тряс меня за плечо.
Я приоткрыла глаза и увидела прямо перед собой маленького щуплого человечка, который кланяясь и извиняясь, продолжал меня будить.
— Ферхи-бано… Шахинэ Рефейят-баши желает видеть тебя прямо сейчас.
— Ночью? – глаза наконец-то открылись, и голова понемногу начала соображать. За окном действительно царила глубокая тьма. – Что-то случилось?
— Шахинэ желает видеть тебя прямо сейчас, — настойчиво повторил человечек. – Следуй за мной, Ферхи-бано.
Уж не знаю, что за срочность была у шахинэ, но, стараясь не разбудить остальных, я тихонько поднялась и выскользнула из комнаты вслед за провожатым. В коридоре было светлее, и я наконец-то узнала его. Это был Рахим, личный слуга шахтияра. Значит, тот тоже в курсе, что его мать жаждет встретиться со мной? И что им обоим могло понадобиться от меня в такую пору?
— Здравствуй, Рахим, — коротко поприветствовала я слугу кивком.
Тот вдруг заулыбался, и от этого тонкое смуглое лицо покрылось мелкой сетью морщинок. Надо же, а мне-то казалось, что он моложе…
— Ферхи-бано запомнила имя слуги?
Он вежливо поклонился мне и молча указал жестом направление, в котором следовало идти. Я ожидала, что мы сейчас пойдем через весь дворец к личным покоям Рефейят-баши, но нет. Пара извилистых коридоров, несколько поворотов – и вот мы уже в красивых, но почему-то пустых покоях с огромным, во всю стену, высоким окном-дверью, ведущим на балкон. Рахим молча поманил меня туда. Мы оказались на широкой округлой площадке, окруженной по периметру резными каменными перилами, такими же изящными, как вся резьба во дворце. Здесь не было светильников, но свет звезд заливал балкон мягким серебристым светом. Я осторожно глянула через перила вниз – судя по виду, мы сейчас были как минимум в саженях семи над землей. И когда только успели подняться? Я и не заметила. Никак не привыкну к странностям здешней архитектуры.
На другой стороне балкона, отвернувшись от нас, у перил стояла высокая стройная женщина и смотрела на сад внизу. Осторожно приблизившись, Рахим вежливо поклонился ей в спину.
— Ферхи-бано здесь, Рефейят-баши, шахинэ…
И быстро исчез. Я немного подождала, пока шахинэ обратит на меня внимание. Но потом, поняв, что так и не дождусь, тоже подошла к перилам, встала рядом с ней и стала смотреть на сад.
— Красиво, не правда ли? – неожиданно тихо спросила шахинэ.
— Что? – я удивленно искоса глянула на нее. И, подумав, пожала плечами. – Ну да. Красиво.
— Этот сад был разбит более полувека назад для покойной матери нынешнего шейршаха по приказу его отца. И изящная ограда, окружающая сад, и те красивые ажурные ворота тоже были сделаны по его приказу… Правда, в то время через них еще можно было беспрепятственно проходить таким, как мы с тобой.
— Что это значит? – недовольно покосилась я на нее. Мне не очень-то понравилось, что шахинэ вдруг поставила нас на одну ступеньку. Я, в отличие от некоторых, не балуюсь черной магией…
— Когда нынешний шейршах подрос, его отец загорелся идеей женить своего сына на колдунье. Со всех концов Азура в гарем стали привозить молодых красивых чародеек. Однако женщины, владеющие силой, вроде нас с тобой, — шахинэ усмехнулась, покосившись на меня, — оказались чересчур свободолюбивы и несговорчивы, чтобы просто смириться и стать чужими игрушками. Гарем стал для них золотой клеткой, и многие попытались упорхнуть из нее. Тогда старый шейршах приказал наложить на ворота заклятие. Отныне любая колдунья, будь то светлая или темная, посмевшая без разрешения своего господина шагнуть под их ажурный свод, мгновенно превращалась в горсть пепла… За долгие годы жизни в гареме я видела подобное не раз и не два. Кто-то делал это, не вняв предупреждению, кто-то надеялся на помощь богов, кто-то шагал намеренно, предпочтя смерть неволе. Но так или иначе, ни одна чародейка так и не сумела сбежать из дворца.
До меня постепенно начинал доходить смысл ее слов.
— То есть, получается, если бы я или Латийя шагнули тогда через ворота… мы бы погибли? Значит… ты нас тогда спасла, шахинэ?
— Можешь не благодарить, — бесстрастно отозвалась Рефейят-баши. – Лучше хорошо послужите моему сыну, и будем в расчете.
— Так ты не держишь на меня зла? – искоса прищурившись на собеседницу, я с удивлением обнаружила, что та едва заметно улыбается в свете звезд.
— Из-за договора? Нет, это был умный ход. Я бы и сама поступила так на твоем месте… Зато, по крайней мере, теперь мне ясно, почему Зеркало выбрало именно тебя. Ты, конечно, еще молода и упряма, но при этом достаточно умна, сильна и находчива. А еще ты самоотверженно защищаешь тех, кого считаешь друзьями… и я надеюсь, однажды мой сын тоже войдет в их число.
— Сомневаюсь, — буркнула я. – Вряд ли мы когда-нибудь поладим с черным колдуном.
Шахинэ обернулась, словно собираясь что-то сказать, но потом передумала и лишь молча посмотрела на меня, слегка склонив голову.
— Не спеши судить, девочка, — в конце концов спокойно проговорила она. – Доверяй сердцу больше, чем глазам. Некоторые вещи по сути своей – не то, чем кажутся.
Как-то странно знакомо это звучало. Нечто похожее однажды мне уже говорил Фазиль-бей. Это что, какая-то азурская народная мудрость?.. В любом случае, мне было нечего на это ответить.
— Шахинэ, ты ведь позвала меня сюда не для этого?
— Верно, — бледно улыбнулась Рефейят-баши и снова отвернулась от меня. – Завтра утром вы отправитесь в Седжвант, и, признаться, я не знаю, что вас там ждет. Поэтому, прошу, будьте осторожны. Защищай моего сына. Даже если он тебе не нравится, помни – я спасла тебе жизнь.
— Помню, — я слегка поморщилась. – Вовсе не обязательно снова об этом говорить.
— Это не все. Мне известно, что ты – боевой маг, и скорее всего захочешь сама взглянуть на лесного демона. Не знаю, что именно ты надеешься увидеть, но если сможешь его одолеть, я буду рада… Но учти! Женщинам гарема строго-настрого запрещено покидать пределы дома без сопровождения супруга. Нарушение этого правила карается очень строго. Однако вместе с тем я не хочу, чтобы ты таскала моего сына с собой к этому проклятому демону, поэтому…
Рефейят-баши сделала паузу, словно над чем-то раздумывая.
— Есть одно исключение из правил. Сахиб, любимая жена своего господина. Она вправе самостоятельно выезжать из дома, куда вздумается, и никто не может ей помешать. Чтобы свободно перемещаться по территориям Седжванта, ты должна заполучить для себя этот титул. Сына я уже предупредила. Он, конечно, не в восторге, но… — она пожала плечами, — думаю, в конце концов согласится.
— И что нужно делать, чтобы стать сахиб?
Шахинэ посмотрела на меня, как на слабоумную, и вздохнула.
— Будь ты уроженкой Азура, мне бы не пришлось объяснять тебе очевидные вещи. Чтобы получить титул любимой жены, ты должна будешь много ночей проводить в спальне своего мужа.
И, заметив выражение моего лица, отмахнулась.
— Да я знаю, знаю… Договор. Однако правила есть правила. Мне все равно, чем вы будете заниматься в спальне. Главное – делайте это тихо, без скандалов, чтобы слуги ни о чем не заподозрили. В новом дворце наверняка будут шпионы и шейршаха, и Латифы-сахиб. Когда речь идет о наследовании целой империи, никому нельзя доверять.
Я, нахмурившись, молча кивнула.
— Хорошо, — видимо, шахинэ этим вполне удовлетворилась. – И последнее. Хорошенько осмотри этот балкон. Если возникнут проблемы или понадобится помощь, ты всегда сможешь открыть сюда телепорт из Седжванта. Если понадобится совет, тоже обращайся.
Я кивнула, обдумывая ее слова.
— Благодарю, шахинэ, но… разве это не опасно? Встречаться здесь? Может, лучше переноситься в твои внутренние покои?
Рефейят-баши выразительно вздернула брови.
— Девочка, я – замужняя женщина! Я не могу гарантировать, что в момент твоего появления буду одна. Эти же покои некогда принадлежали отцу нынешнего шейршаха, и из уважения к его памяти уже много лет не используются. Здесь практически никогда никто не бывает.
— Понятно.
— Можешь заранее отправлять ко мне Вестника, и я буду ждать тебя здесь.
Я снова кивнула.
— Что ж, в таком случае это все. Иди отдыхай. Завтра вам предстоит долгий путь… Удачи.
У балконных дверей меня терпеливо дожидался Рахим. Посмотрев на небо, он любезно сообщил, что для отдыха у меня еще осталось около четырех часов. Мы отправились обратно в девичьи покои, и всю дорогу до самой спальни в моей голове вертелся только что произошедший разговор. Как-то странно все это… Я считала, что мы с Рефейят-баши враги после всего случившегося, а она, похоже, прониклась ко мне симпатией. Да еще возлагает на меня какие-то надежды, удачи желает… Не пойму я этих азурийцев, честное слово!

 

 

        Рубрика: Оберег для наследника, Романы      

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

К записи "Глава 6. Церемония" оставлено 6 коммент.

  1. Евгения:

    Новая глава! 🙂

    • Елена:

      К моему собственному стыду я слишком долго не заглядывала на Ваш сайт, каким-то образом умудрившись выпустить его из своего внимания..
      Евгения, вы даже представить не можете мою радость от осознания того, что теперь, когда закончилась волшебная история о Мирре, нас будут ждать приключения ее младшей сестры Лионы.
      Спасибо Вам большое за то, что Вы не останавливаетесь на достигнутых вершинах и продолжаете совершенствовать свое мастерство в написании произведений. Такого чуткого внимания к деталям я, пожалуй, не встречала раньше ни у кого, поэтому позвольте выразить Вам запоздалую благодарность за то, что Вы не забываете о героях дилогии и даете нам понять, что их страдания и трудности были преодолены не зря, что теперь у них впереди только счастливая вечность.
      Столь трепетное отношение к собственному творчеству поистине восхищает и заслуживает уважения. 🌹

      • Евгения:

        Большое спасибо, Елена ))
        Мне очень приятно, что мое «внимание к деталям» пришлось вам по вкусу — обычно читатели, наоборот, жалуются на излишнюю детализацию, мол, много описаний, ненужные подробности и т. д. Для меня же мир без подробностей кажется тусклым и неинтересным, всегда сама обращаю внимание на мелочи и восхищаюсь замыслом авторов, которые не брезгуют мелочами.
        Конечно же, я не могла обойти вниманием героев первых книг — ведь речь идет о родственнице Мирры, любимой сестре, было бы странно не упомянуть об их родстве. И, поскольку мир и герои те же, персонажи дилогии еще не раз будут всплывать на протяжении повествования, тут уж ничего не поделать ))

  2. Galina53:

    спасибо за продолжение истории! ждем дальше…

  3. Ирина:

    Евгения, спасибо за новую главу. Значит, статус любимой жены. Мне уже заранее жалко Шахтияра. Иметь целый гарем и проводить все ночи с красивейшей девушкой, не прикасаясь к ней. Интересно и чем тогда они будут заниматься.

    • Евгения:

      Ну, шахтияр, конечно, любит свою «махам», но не настолько, чтобы забывать, что он все-таки мужчина 🙂
      А что делать с девушкой… Он же по сюжету вроде как умный. Придумает что-нибудь)))

Оставить свой комментарий

2017 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien