Глава 8. Соколиное Гнездо

        15 Декабрь 2017

ОбложкаК нашему возвращению все было готово, и все ждали только нас. Мы раздали девушкам купленные вуали, заняли свои места, и обоз снова плавно сдвинулся с места.
— Так как называется старая летняя резиденция, Самир-амид? – уточнила я, оглядываясь на постепенно удаляющийся город позади нас.
— Иглис-Дакхалл, – синие глаза пытливо сощурились на меня. – А что?
— Ничего. Красиво. Соколиное Гнездо… Хорошее название для дворца.
— Угу. Вот только там сейчас не совсем настоящий дворец, после четверти-то века без присмотра. Арифы, посланные мной вперед, донесли, что там все в запустении… Может, и соколы гнездятся.
Я удивленно распахнула на него глаза.
— То есть, тебя… в смысле, нас отправили в Седжвант, даже не позаботившись обеспечить нормальным жилищем?!
Взгляд шахтияра потемнел.
— Вообще-то должны были обеспечить. Но… видимо, кто-то слишком уж жаждет увидеть, на что я способен как будущий правитель. Мне придется доказывать, что я могу справиться с любыми трудностями – будь то заброшенные земли или запуганные демоном подданные.
Точно! Я и забыла. Шахинэ ведь упоминала, что та самая Латифа-сахиб активно настраивает шейршаха против старшего наследника… Но почему сам шейршах так легко поддается на ее провокации? Неужели так сильно не хочет отдавать империю в руки сына-колдуна? Зачем тогда было жениться на черной колдунье?
Эх, жаль только, что всем остальным теперь придется без вины мириться с неудобствами. Ну да ладно. Будем считать, что предупрежден – значит… не слишком разочарован?
Ближе к закату я уже едва не падала с цераптиса от усталости. К тому же от долгого сидения в непривычном седле зверски разболелась спина. Видимо, мой замученный вид в конце концов разжалобил сурового амида, потому что тот приказал остановиться и разбить лагерь, не доезжая до места назначения.
— Разве мы не должны были сегодня добраться до Иглис-Дакхалл? – на всякий случай уточнила я, с кряхтеньем сползая со спины меланхолично застывшего ящера.
— Нет смысла. Во дворце сейчас ночевать вряд ли возможно, все равно пришлось бы разбивать лагерь. Так почему не здесь?
— Мудрое решение, — вяло кивнула я, чувствуя себя выжатой, как морская губка.
Хорошо было бы сейчас просто полежать. Хоть на травке. Хоть на земельке. А иначе мой бедный позвоночник, кажется, переломится пополам.
— Куда это ты собралась, Ферхи? – удивленный голос шахтияра остановил меня на полушаге.
— Э… туда, — взгляд мой был прикован к небольшому участку высокой травы под деревом рядом с местом нашей остановки.
— Во-первых, бано, ты теперь жена наследника империи. Ты не можешь валяться на траве, будто бродячая собака.
— Могу, — доводы больной спины были сейчас гораздо убедительнее статусных правил. – Хочешь, покажу?
— Во-вторых, — не похоже, чтобы амид меня слушал. – Кто, по-твоему, будет ставить защитный контур вокруг лагеря? В этих землях уже не безопасно. Или ты забыла?
Бездна, демоны и вся их родня!.. Какой контур? Да я десяти шагов сделать уже не в состоянии, не то что весь лагерь обойти!
— Самир-амид, — обернувшись к шахтияру, я старательно сделала жалобные глаза. – А ты сам не можешь сегодня поставить контур? Обещаю, с завтрашнего дня такими вопросами буду всегда заниматься только я. Но сегодня…
— Женщина, ты совсем страх потеряла? – синие глаза наследника угрожающе сузились. – Если бы я хотел заниматься подобной ерундой сам, выбрал бы на девайи кого-нибудь помилее тебя. А ну, живо выполняй приказ!
Вот же бессердечный гад! Никакого сострадания! Впрочем, что еще взять с черного мага? Оценив еще раз, что десять шагов – действительно мой предел, я решила распорядиться ими мудро и направила свои стопы к Латийе.
— Выручай, подруга… — охнула, в изнеможении опускаясь наземь возле ее паланкина. – Сейчас умру…
Травница торопливо выбралась из-за занавески, оценила мое плачевное состояние и принялась за «ремонт». Через десять минут я была уже вполне дееспособна, в меру жива и даже довольно голодна. И, пока арифы занимались устройством лагеря и приготовлением ужина, обошла по периметру стоянки, выставляя защитный контур.
К моему возвращению все было уже готово. Все расселись группами – слуги отдельно, арифы отдельно, шахтияр со своим женами тоже – и приступили к ужину. Я хотела сесть рядом с Лати, но увидела, что с одной стороны место уже оккупировала Дамира. К счастью, с другой стороны было пока свободно, но… Утор! Неужели я даже поесть спокойно не могу без его раздражающего присутствия? И как только Лати угораздило так неудачно сесть?
Ужин оказался весьма простым: широкие пресные лепешки, соленый сыр и фрукты. Делить и раздавать еду шахтияру и остальным в нашем кружке вызвалась одна из жен. Кажется, Зафира. Завернув сыр и фрукты в кусок лепешки, первому она, само собой, подала еду наследнику. Потом обошла по часовой стрелке всех остальных жен и последней подала лепешку Латийе. Я удивленно оглянулась. Больше еды не было. Зафира между тем преспокойно вернулась на свое место и принялась за еду. Странно… Как можно было так разделить четыре лепешки, чтобы получилось не восемь кусков, а семь? Мой озадаченный взгляд машинально скользнул по Самиру. Ну конечно! Этому везунчику на правах господина досталась целая лепешка! А мне ни одной… Но ладно – лепешка. Как вышло так, что мне не досталось ни фруктов, ни сыра?
— На вот, возьми, – Латийя разломила пополам свой кусок лепешки и отдала мне вместе с парой плодов.
Дамира, подумав, тоже поделилась куском сыра.
— Спасибо, — благодарно кивнула я им обоим. – Видимо, девушка просто ошиблась, когда делила еду.
— Угу… как же, – недовольно покосилась травница в ее сторону под тихое фырканье Дамиры. – Ничего она не ошиблась.
И, поймав мой вопросительный взгляд, со вздохом пояснила в полголоса:
— Эти гаремные курицы уже заочно тебя ненавидят. Ты ведь ухитрилась с первой минуты занять все внимание их господина. Всю дорогу ехала рядом с ним, да еще и на базар вместе ходили…
— Что?! – шепотом возмутилась я, едва сдерживаясь, чтобы не повысить голос. – Да я… да он!.. Да меня вообще кто-нибудь спрашивал?!
Со стороны шахтияра донесся сдавленный смешок. Даже не сомневаюсь, что он беззастенчиво подслушивал весь наш разговор.
— Ты ведь это сделал специально? Да, Самир-харембей? – я подозрительно воззрилась на него. – Ты прекрасно знал, что так будет?
— А ты чем-то недовольна? – без малейшего раскаяния хмыкнул он. – Ты же хочешь стать сахиб? Значит, привыкай. У первых жен никогда не бывает подруг. И кстати. Ты ведь и сейчас сидишь рядом со мной, хотя тебя никто не заставлял…
— Вообще-то, я сижу рядом со своей подругой, — мрачно ответила я. – А ты, харембей, просто…
Просто неизбежное зло, едва не ляпнула я, но вовремя прикусила язык. Впрочем, кажется, он и сам догадался. По крайней мере, усмешка его приобрела несколько зловещий оттенок.
— Да. Я – просто… И я тебе даже больше скажу, Ферхи. Завтра утром эти женщины будут ненавидеть тебя еще сильнее. Потому что ночь ты тоже проведешь со мной. В моей палатке.
Мрачное торжество, отразившееся в его глазах при виде моего изменившегося лица, было невозможно передать словами. Я чуть лепешкой не подавилась.
— Ты… Самир-харембей! Ты о договоре-то помнишь?!
— А при чем здесь договор? – он пожал плечами. – Лично я собираюсь спать. Остальные жены будут ночевать в паланкинах. А тебе спать негде, так что… Считай это актом милосердия с моей стороны.
Я машинально оглянулась в сторону выставленных рядком носилок. Да уж, эти длинные штуки и впрямь достаточно просторны, чтобы провести в них при необходимости ночь… Бездна! И только я снова осталась в дураках!
— Соглашайся, айджаным, — раздался над ухом вкрадчивый голос. – Со мной тебе точно будет удобнее, чем на голой земле… И теплее.
Похоже, шахтияр уже откровенно потешался надо мной. Даже Лати, сидящая рядом и слышащая наш разговор, сейчас кусала губы и виновато отводила взгляд, чтобы не рассмеяться. А еще подруга называется!
— Лягу на траве, — упрямо буркнула я.
— Как пожелаешь. Только учти – в здешней почве водятся такие мелкие занятные насекомые. Кусая жертву, они сразу же откладывают ей под кожу свои личинки. Эти личинки быстро развиваются и пожирают…
— Боги, харембей!.. Я же ем! – поперхнувшись, мне едва удалось не распрощаться со свежесъеденным ужином.
— Мое дело – предупредить, — он невозмутимо пожал плечами. – Ну так как? Последнее предложение!
— Принимается… – обреченно прохрипела я, пытаясь откашляться.

В результате мы провели-таки ночь в одной палатке. Но, хвала богам, действительно спали. Причем я отодвинулась от своего непрошенного соседа на максимально возможное расстояние – так, чтобы только не оказаться на голой земле и не стать вместилищем для маленьких кусачих страшилок. Единственным неловким моментом во всем этом стало то, что, кажется, я отключилась намного раньше шахтияра, едва успев коснуться головой подушки.
Ночью мне снилась матушка, которая, присев на край постели, ласково перебирала мои волосы. Сон был настолько ярким, что, даже проснувшись, я еще какое-то время продолжала явственно ощущать следы прикосновения. Неужели?!.. Резко обернувшись, с облегчением обнаружила, что лежу в постели одна. Значит, все-таки приснилось. Надо, наверное, послать матушке весточку, что со мной все в порядке. Хотя какое, к Утору, в порядке? Только еще больше волноваться начнет… Пусть лучше думает, что я в Диагоне. Надеюсь, Лиаренна еще не сообщила ей о моем исчезновении? Ну а в переписках я никогда не была обязательным корреспондентом, могла и по несколько месяцев не отвечать… Решено! Лучше родным пока не знать, где я. Особенно Мирраэль. Ей сейчас нельзя волноваться.
А вот с самой Лиаренной определенно стоило связаться, и побыстрее! К счастью, поскольку шахтияра в палатке не было, мне никто не мешал. Самым большим неудобством стало отсутствие письменных принадлежностей – пришлось создавать магического Вестника сразу вместе с посланием. Крайне хлопотный способ связи, скажу я вам, и весьма затратный. Годится только для экстренных случаев. Ну, будем считать, что это он и был.
Странно… Почему до сих пор никто не пришел меня будить? Разве нам не пора продолжать путешествие? Выбравшись из палатки, я обнаружила, что все уже давно на ногах. Проклятье! Снова очередные забавы шахтияра!
М-да, как он и предсказывал, за ночь моя популярность резко возросла. Если конечно можно назвать популярностью нечто с крайне отрицательным значением. Взгляды, которыми меня провожали другие представительницы гарема, страстно желали мне смерти, болезни или хотя бы приступа почесухи. На всякий случай я даже нацепила на себя пару охранных заклятий. Кто знает, что за милые создания достались Самиру в этой тролльей рулетке под названием «девайи»? Говорят же, подобное притягивает подобное.
Оказалось, что до конечного пункта нашего назначения осталось всего каких-то полтора часа езды. После ночного отдыха время пути пролетело практически незаметно… А вот по приезду нас ждал один большой сюрприз.
Иглис-Дакхалл располагался на холме, поросшем лесом, неподалеку от живописного берега реки. Думаю, раньше это место было ухоженным и прекрасным, радуя глаз любого жильца или гостя. Увы, прошедшие двадцать пять лет начисто стерли любые следы пребывания здесь человека. Что же касается самого летнего дворца… Нет, он не выглядел заброшенным, как предполагал шахтияр. Он выглядел настоящей развалиной! Стать ею окончательно не позволяли лишь длинные плети дикого винограда и плюща, густо обвившие стены до самой крыши и удерживающие вместе всю эту груду камней. Вокруг него давно не было ни сада, ни ограды – все поглотил подступивший вплотную лес. Странно, что мы вообще нашли это место! Казалось, тут пролетело не двадцать пять лет, а все сто… Даже у меня с языка рвалось несколько не слишком цензурных выражений при виде этого воплощения разрухи и уныния. Остальные, похоже, вообще пребывали в глубоком ступоре.
Единственным, чья реакция отличалась от прочих, был сам шахтияр. При виде доставшегося ему наследства амид молча стиснул зубы и слегка прикрыл глаза, пряча полыхнувшие в них молнии. На смуглых скулах вздулись желваки, судорожно сжались в кулаки руки, держащие поводья… Глядя на это, я ожидала как минимум потока страшных проклятий. Не дождалась. Прошла минута – синие глаза открылись, к лицу вернулось прежнее холодное выражение. Ну и выдержка у этого колдуна, скажу я вам!
— Нам предстоит много работы, — сухо сказал он в конце концов. Потом спешился, повернулся к арифам и отдал несколько коротких приказов. Те рассредоточились и тут же слаженно развернули бурную деятельность – вырубили и расчистили участок леса, сделали закладку для устройства долговременного лагеря. Слуги разбили палатки для шахтияра и его солдат и принялись обустраивать рядом временное пристанище для жен наследника… Кажется, жить в походных условиях нам предстояло долго.
— Идем, Ферхи, — проконтролировав обустройство лагеря, амид Самир обернулся ко мне. – И подружек своих прихвати.
Девушки подошли, и мы вчетвером направились прямиком к заброшенному дворцу.
— Что, по-вашему, здесь можно сделать, бано? – остановившись перед заросшим входом, Самир поднял голову, окидывая взглядом покрытые зеленью стены. – С точки зрения колдовства.
— Зависит от того, что ты хочешь получить в итоге, харембей, — пожала плечами я. – Можно использовать Зарратрийский Огонь. Он спалит не только заросли, но и стены. Сразу получишь готовое место под новое строительство.
— Нет, это чересчур, — поморщился Самир. – Еще есть предложения?
Дамира вопросительно посмотрела на шахтияра и, получив разрешающий кивок, быстро проскользнула внутрь дворца сквозь свешивающиеся перед входом лианы. Несколько минут до нас доносилось изнутри лишь глухое постукивание то там, то тут. Видимо, амазонка простукивала стены рукоятью меча.
— Эй! А все не так плохо, как выглядит! – в конце концов крикнула она нам. – Стены ровные, кладка крепкая, нигде ничего не крошится… Если расчистить, наверняка можно жить!
— Слышали? – оглянулся на нас шахтияр. – Не нужно ничего сносить.
И тоже вошел внутрь. На этот раз ни его, ни Дамиры не было довольно долго. Мы с Лати продолжали терпеливо ждать. Я мысленно перебирала заклятия, способные очистить стены, не разрушая их. Вообще-то, заставлять боевого мага заниматься ремонтно-очистительными работами не самая умная идея, скажу я вам. Вспомнились вдруг рассыпающиеся в прах цветы, попавшие под черное заклятье Рефейят-баши. Интересно, а ее сыночек смог бы провернуть нечто подобное в масштабах дворца? Осталось бы только пыль тряпочкой смахнуть… Бездна! А ведь еще и уборка предстоит!
— Лати, у тебя ведь по бытовой магии всегда был высший балл, да?
— Угу, — рассеянно кивнула подруга. Видимо, тоже перебирала в уме заклинания. – А у тебя?
— Сама знаешь. Ломать я умею лучше, чем строить.
— И то верно, — философски вздохнула травница. – Что ж… тогда командуй уничтожением сорняков, а я займусь уборкой. Все равно, чую, работы нам не избежать.
Я собиралась поделиться с ней своими мыслями насчет предполагаемой пользы от черного колдовства, но в этот момент, наконец, показались Дамира и амид Самир. Как ни странно, оба выглядели явно чем-то довольными.
— Удивительно, но внутри дворец почти в полном порядке, – даже маска не могла скрыть облегчения на лице шахтияра. – Хвала Шьямалалу… Все, что нужно сделать – это только очистить стены и прибраться. Займитесь-ка этим, бано.
— Займитесь? – я насторожилась, сразу заподозрив неладное. – Самир-харембей! А ты разве не собираешься принимать в этом участие? Тебе же уничтожить все эти заросли – раз плюнуть!
— У нас в Азуре чистка и уборка дома – исконно женская работа, Ферхи, — насмешливо сообщил наследник, направляясь обратно к лагерю. – Ты не заставишь меня утратить лицо перед моими воинами. К тому же, у нас есть другие дела, более важные… Дом я оставляю на вас троих. Слуги, арифы, магия – все в вашем распоряжении. Дерзайте!
С этими словами он снова вскочил в седло цераптиса.
Не поняла… Он что, собирается оставить нас тут одних?!
— Да, и не забудьте поставить защитный контур на ночь. Мало ли, кто здесь может бродить по округе.
Что?! Он еще и возвращаться не собирается?!
Мы в немом изумлении наблюдали, как отдав еще несколько приказов, шахтияр разделил отряд арифов пополам. Половина продолжила заниматься лагерем, вторую он забрал с собой – и оставил нас троих в растерянности переглядываться перед дворцом.
— Поверить не могу! – хлопнула глазами Латийя. – Он что, вот так просто уехал?!
— А чего ты ждала от черного мага? Помощи и поддержки? – мрачно спросила я. – Бездна! Я начинаю жалеть, что не осталась в гареме шейршаха…

Следующие несколько дней были похожи на будни какой-нибудь имперской исправительно-трудовой колонии. Шахтияр все не появлялся, а мы с раннего утра и до позднего вечера занимались расчисткой дворца. Лати и я уничтожали лианы на стенах внутри и снаружи, остальные под присмотром Дамиры расчищали землю вокруг, восстанавливая прежнюю территорию по останкам разрушенной ограды. Срубленные растения мы высушивали с помощью магии, арифы отвозили их на берег реки и там сжигали. Потом привозили пепел обратно и перекапывали с ним почву, делая закладку для будущего сада. К ночи у нас часто не оставалось сил, даже чтобы просто поесть. К счастью, Рахим, оставленный шахтияром присматривать за гаремом в его отсутствие, ни разу не позволил нам уснуть голодными.
Кстати о шахтияре. Каждый вечер, в изнеможении падая на постель в палатке, внезапно оказавшейся в полном моем распоряжении, я мысленно благодарила богов за то, что не приходится ни с кем ее делить. Однако в то же время меня одолевало праведное возмущение. Нет, ну каков хитрец! Затащил нас в эту дремучую глушь, озадачил работой по самое «не могу», а сам элегантно ушел в закат! Что это за такие срочные дела, хотелось бы знать? Наверняка просто надеется выждать, когда дом будет в полном порядке, и только тогда вернется…
Между тем дворец постепенно начал обретать прежние очертания. С каждым днем мне приходилось расширять защитный контур все больше и больше, пока, наконец, он не накрыл всю расчищенную территорию. К вечеру четвертого дня нашим глазам предстала, наконец, бывшая летняя резиденция шейршаха Сабура, полностью освобожденная от цепких щупалец леса – Иглис-Дакхалл. Небольшое трехэтажное здание выглядело уменьшенной копией Облачной Колыбели в Девалете. Те же белые стены, та же ажурная резьба повсюду, только вместо абстрактного кружева – множество изображений летящих птиц.
Так вот ты какое, Соколиное Гнездо…
— Красиво, — улыбнулась Латийя, разглядывая белеющие в сумерках стены нашего будущего дома. – Осталось только хорошенько прибраться внутри, и можно вселяться.
— Ну уж нет! Пусть теперь эти куры наводят порядок! – возмутилась я. – Нечего постоянно отсиживаться в сторонке! Для борьбы с обычной грязью ни грубая сила, ни магия им не нужны.
— Согласна! – поддержала меня Дамира. – Пусть тоже пошевелятся. Мы им тут не прислуга!
Все эти дни остальные четыре представительницы гарема вполне успешно прикидывались невидимками. Меня поначалу это даже устраивало – никаких ненавидящих взглядов, никаких глупых выходок… Однако теперь, когда в ход должны были пойти тряпки и метлы, я о них вспомнила. Ну а что? Только нам каждый день изнурять себя до обморочного состояния? Пусть тоже потрудятся!
— И не подумаем! – заявила Зафира на следующее утро в ответ на наше вежливое предложение присоединиться к уборке. – Здесь полно слуг, пусть они этим и занимаются. Мы – жены наследника империи! Не хватало еще, чтобы мы возились в грязи, будто какие-то жалкие служанки!
Остальные девицы молча покивали, явно тоже не желая принимать участие в работе.
Мы стояли друг напротив друга – я, травница, амазонка и четыре девицы из гарема шейршаха.
— Что? – возмутилась Лати, почему-то приняв замечание на свой счет. – Жалкие служанки?! Ах, ты ленивая гаремная кукла!
Дамира недобро промолчала, задумчиво постукивая пальцами по рукояти меча, оставленного ей амидом.
— Вообще-то мы тоже жены наследника, — напомнила я, успокаивающе кладя руку на плечо подруги. – Но, в отличие от некоторых, нам хватает ума понять, что каждая пара рук в уборке приближает момент вселения в новый дом… Или, может, вам просто нравится спать в лесу, точно каким-то бродяжкам?
— Да как ты смеешь?! – смуглая азурийка, вспылив, гневно ткнула в меня пальцем. – Знай свое место, Ферхебир! Мы в отличие от вас – дочери знатных вельмож, а не какие-то жалкие побирушки с запада! Мы не собираемся якшаться с прислугой лишь потому, что вы трое чувствуете себя среди них как дома!
Я задумчиво сузила глаза, глядя на нее. Ферхебир, значит? Репей, если по-нашему… Зря она это сказала. Я еще смирилась с тем, что противное детское прозвище снова намертво прилипло ко мне с легкой руки шахтияра, но чтобы какая-то гаремная клуша еще и упражнялась в остроумии за мой счет?!
— Слушай меня внимательно, дочь вельможи, — медленно процедила я, скрещивая руки на груди. – Для тебя я – Ферхи-бано, и упаси тебя боги еще хоть раз назвать меня как-то иначе… Здесь, в Иглис-Дакхалл, я ответственна за уничтожение сорняков, и в данный момент вы четверо видитесь мне самыми бесполезными сорняками на территории дворца. Улавливаешь намек?
— А ведь верно! – неожиданно хмыкнула Дамира, до сих пор хранившая молчание. – Давайте избавимся от них? Думаю, шахтияр и не заметит пропажи.
— Вот-вот! – ехидно поддержала травница. – Зачем ему такие лентяйки, когда у него есть мы – его дайгеликс-гарем?
Даже не знаю, что впечатлило девиц больше – напоминание о дайгеликс, острый клинок, словно невзначай вытянутый Дамирой из ножен, или бело-голубой импульс, появившийся на моей ладони, когда я развела руки. Девушки застыли, напряженно уставившись на нас троих, а потом медленно переглянулись между собой.
— Я… э, умею делать красивые драпировки, — проговорила самая юная из всех избранниц, Мэйхи.
— Я обставляла и украшала комнаты в доме моего отца, — это Найраан, смуглая девушка, внешне похожая на вендийку. – Неплохо получалось.
— А я знаю, как ухаживать за садом, — у Алии, бледнокожей девушки с каштановыми волосами, оказался очень тихий голос.
Отлично! Магов среди них явно нет. Хотя… Зафира все еще продолжала молчать. Интересно, она просто смелее своих подруг, или все-таки чародейка – и распознала в светящемся шарике обычный световой импульс?
Наткнувшись на мой вопросительный взгляд, девушка побледнела, недовольно поджала губы и отвернулась. Та-ак, все с тобой ясно… Не маг.
— Может, хотя бы готовить умеешь? – сжалившись, наугад предположила я. – Чем-то же ты рассчитывала покорить сердце шахтияра, кроме своего лица. Красавиц в гареме и без тебя хватает.
Ха! Судя по тому, как она поморщилась, я попала в самую точку.
— Да… я умею готовить, — нехотя призналась Зафира. – Меня учили рецептам многих блюд и тому, как правильно организовывать пиры. Но здесь нельзя приготовить ничего достойного, нет подходящих продуктов… Все, что я могу – это только сделать что-то совсем простое.
— Вот и отлично! – первой сориентировалась Латийя. – В конце концов, амид Самир – воин. Уверена, он сумеет оценить простую пищу, если она будет хоть немного лучше того, что готовят его арифы. Можешь пока потренироваться на нас, а когда шахтияр вернется, мы расскажем ему, какая ты мастерица. Идет?
— А про нас расскажете? – на лице Найраан впервые отразился интерес к беседе.
— Конечно! Главное, чтобы было, за что похвалить!
Все-таки моя подруга – гений… Я и не предполагала, что будет так просто. Похоже, получить одобрение шахтияра – заветная мечта каждой из этих девиц. Дальше дело пошло значительно веселее. Разумеется, мы с Лати тоже продолжали принимать активное участие в уборке, продолжая пользоваться средствами бытовой магии – что-то укрепить, где-то подновить, где-то убрать или очистить. И с удовольствием отмечали, как с каждым днем меняется общими усилиями наш будущий дом.
К концу недели Иглис-Дакхалл был полностью готов принять жильцов. Мы распределили комнаты, руководствуясь советами Рахима, и, разобрав временный лагерь, наконец-то переселились во дворец. Первый этаж заняли арифы, третий – слуги. Второй был поделен пополам – левое крыло досталось нам, а правое все целиком было отдано шахтияру. Теперь каждой из нас полагалось выбрать себе по личной служанке – и вот тут-то снова возникла заминка. После недели, проведенной в близком общении, почти все женщины захотели работать у жемчужин-дайгеликс, и никто – у остальных бано. Дело едва не закончилось новым скандалом. К счастью, Рахим быстро взял дело в свои руки и распределил служанок самостоятельно. Мне досталась молодая прислужница по имени Асма, добродушная и улыбчивая девушка, которая сразу же занялась наведением уюта в моих покоях.
Стоит ли говорить, что с этого дня ожидание шахтияра во дворце приобрело несколько нетерпеливый характер. Уж не знаю, чего ожидали от него другие жены, лично меня волновало только одно – где он и почему до сих пор не вернулся? Всю первую неделю я была слишком занята либо утомлена, чтобы думать об этом, но теперь в голову начали лезть разные нехорошие мысли. Что, если этот вредный колдун умудрился попасть в беду? Не то чтобы меня так уж волновало его благополучие, скорее – мое собственное. Случись что с наследником Азура, и шахинэ просто размажет меня тонким слоем с помощью нашего договора… Бездна! Ну почему этот болван не догадался взять меня с собой?! Два-то мага всяко лучше, чем один! Он что, действительно настолько силен? Или просто излишне самоуверен?
Это дурацкое беспокойство в итоге привело к тому, что теперь я засыпала и просыпалась с мыслями о шахтияре. Единственное, что на какое-то время меня отвлекло – это долгожданный ответ Лиаренны, прилетевший спустя неделю после моего письма. Слава Богине-матери, эльфийка не стала поднимать тревогу среди моих родных – правда, лишь потому, что решила, будто я сама поменяла планы. Мой рассказ ее одновременно возмутил и заинтриговал. Да, она тоже считала, что я обязана выяснить, о каком демоне идет речь! По ее мнению, это действительно похоже на септолита, хоть и не понятно, как такое возможно. В любом случае, уверяла Лиаренна, бояться мне нечего. Как только я все узнаю, она вытащит меня отсюда – и пусть только какая-то шахинэ попробует ей помешать!..
Надо сказать, это письмо одновременно успокоило и ободрило меня. Я все еще была на связи со своими близкими – и эта ниточка, протянувшаяся на другой конец континента, своим существованием уже придавала сил.
Тем временем жизнь во дворце продолжала понемногу налаживаться. Слуги наводили порядок, арифы ходили на охоту, рыбачили, собирали дикие плоды и травы, о которых им рассказывала Латийя. Сама травница теперь днями пропадала во дворе, вместе с Алией занимаясь разбивкой будущего сада. Мэйхи и Найраан тоже даром времени не теряли – вещи и ткани, привезенные в обозе, были использованы ими по назначению, и теперь дворец с каждым днем приобретал все более обжитой вид. Зафира руководила слугами на кухне. И только мы с Дамирой чувствовали себя неприкаянными. Ну чем полезным, скажите на милость, могут заняться два боевика в этой мирной идиллической обстановке? И ведь покидать дворец нам тоже было нельзя!
Поначалу мы вместе обходили по периметру весь защитный контур. Бессмысленное по сути занятие – пересеки границу кто-нибудь чужой, я бы сразу это почувствовала. В итоге утром третьего дня нам это окончательно надоело.
— Эх, я бы сейчас не отказалась от хорошей драки! – тоскливо вздохнула Дамира. – Ну или хотя бы тяжелой тренировки. Такой, чтобы потом руки-ноги тряслись от усталости…
Мы сидели на поваленной секции ограды, которую арифы еще не успели полностью восстановить. Я задумчиво окинула взглядом заскучавшую амазонку. Настроение было такое, что и самой впору с кем-то подраться.
— Тренировка, говоришь? Вроде драки, значит… Чтобы ручки-ножки тряслись…
Дамира поймала мой взгляд и усмехнулась, с ходу уловив направление моих мыслей.
— Магия против меча? Думаешь меня одолеть, магичка? Силенок-то хватит?
— Смотри не переоцени себя, дорогуша, — в тон ей ухмыльнулась я, поднимаясь с ограды. – Учти, попадешь под мой удар – одним синяком не отделаешься.
Позади дворца оставалась большая свободная площадка, которую наши садоводы еще не успели ничем засадить. Мы отправились туда, на ходу предвкушая хорошую взбучку, которую зададим друг другу. У меня на мгновение мелькнула мысль, что нашим нарядам может не поздоровиться, но Дамира уже доставала из ножен свой меч. И… битва началась!
Надо сказать, прежде мне не приходилось участвовать в подобном поединке с не-магом. Это был интересный опыт. Чтобы уравнять шансы, я выбрала заклятье Хлыста небольшой мощности и теперь пыталась достать амазонку гибким концом длинной энергетической плети. Вот только амазонка оказалась не так-то проста! Я и не догадывалась, какого владения собственным телом способны достичь выпускники Шьеен-Май… Ладно, почти выпускники. Скорость движений Дамиры была так высока, что пару раз я даже удивленно останавливалась, чтобы найти ее взглядом. Утор! Эта девчонка точно человек?! Пользуясь моим замешательством, хитрая амазонка несколько раз умудрялась-таки подобраться ко мне поближе и с ехидным хихиканьем легонько тыкала острием меча. Это было не опасно, но чувствительно, а главное – невероятно досадно. Временами меня так и подмывало набросить на хулиганку Силок, повалить наземь и хорошенько отшлепать ее Хлыстом по мягкому месту. Но… поединок есть поединок! К концу первого часа мы обе уже заметно взмокли, но останавливаться не собирались.
Наши с Дамирой упражнения не остались незамеченными. По периметру площадки постепенно начали собираться другие обитатели дворца. Стоит ли говорить, что зрители только подстегивали нас продолжать схватку? Правда, некоторые явно решили, что мы деремся всерьез. Кто-то из арифов даже бросил Дамире второй меч, сочтя, что лишний клинок против мага ей не помешает. Амазонка лихо крутанула оба меча в ладонях и хищно усмехнулась мне. Эй, а вот это уже нечестно! Первую мысль – вооружиться вторым хлыстом – я отмела сразу. Только запутаются и будут мешать друг другу. Бездна! Ну не импульсами же по ней палить, в самом-то деле?!..
Дамира тем временем снова увернулась от магической плети и подобралась ко мне ближе. Обзаводиться сразу двумя новыми дырками мне совершенно не хотелось. Сделав короткий пасс свободной рукой, мне удалось сбить амазонку с ног, вскользь хлестнув по ним невидимым Силком. Та удивилась, но в смене ситуации сориентировалась быстро. Мы снова закружили друг вокруг друга, выискивая слабые места в обороне противника. На секунду отвлекшись, я мысленно оценила, как мы обе сейчас выглядим со стороны. Потные, грязные, обе в рваной одежде и с ссадинами по всему телу… Не удивительно, что остальные решили, будто мы деремся всерьез!
— Шахтияр! Шахтияр Аман-Самир вернулся!!! – в этот момент раздался от дворца чей-то радостный крик.
Мы с амазонкой не сговариваясь опустили оружие, одновременно прерывая бой. Наши недавние зрители уже наперегонки спешили к воротам – встречать своего господина. Задний двор опустел буквально за пару минут.
— Хвала богам… этот самоуверенный тип все-таки жив, – у меня невольно вырвался вздох облегчения. – Но… lak’huniir err quallat! – я еще раз критически оглядела нас с Дамирой. – Обязательно было возвращаться именно сейчас?!

 

 

 

        Рубрика: Оберег для наследника, Романы      

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

К записи "Глава 8. Соколиное Гнездо" оставлено 8 коммент.

  1. Евгения:

    Новая глава! 🙂

  2. Ирина:

    Большое спасибо за новую главу. Шахтияр ездил знакомиться со своими новыми владениями? Интересно и в каком настроении он вернулся.

  3. Елена:

    Спасибо за продолжение

  4. Galina53:

    девочки обживаются…
    спасибо! ждем продолжения…

  5. Евгения:

    Да, приходится обживаться )) А впереди еще самое интересное… ведь вернулся новобрачный к своим женам))

  6. Галина:

    Спасибо Вам Евгения за продолжение, хочется верить, что девочки подружатся.

  7. Элина:

    Спасибо! Напряжение растет, как девочки будут дальше? Будем надеяться на лучшее и на автора!

Оставить свой комментарий

2017 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien