Глава 9. Брачная ночь

        30 Декабрь 2017

ОбложкаДолгожданное и одновременно неожиданное возвращение шахтияра наделало шума больше, чем наступление вражеской армии. Весь дворец гудел, как растревоженный улей. Слуги носились по коридорам, выполняя десятки поручений одновременно. Жены наследника лихорадочно наводили красоту, спеша поприветствовать вернувшегося супруга.
То есть не все жены, конечно. Мы с Дамирой прятались у меня в покоях, пока Латийя, вполголоса ругая нас на чем свет стоит, торопливо залечивала раны амазонки. Свои ради экономии времени я залечивала сама.
— Дурочки! – сердито пыхтела травница. – Некуда энергию девать? Посмотрите, на кого вы обе похожи! В следующий раз даже не надейтесь, что я буду вам помогать… Ли! Не трогай ту рану, там надо осторожнее, иначе шрам останется. Сейчас я к тебе подойду.
Наши служанки спешно готовили нам новые наряды и воду для умывания, чтобы придать драчуньям более-менее приличный вид. Боги! И к чему только вся эта суета? Можно подумать, шахтияру не все равно, как мы обе выглядим… По крайней мере, я так думала. Но словоохотливые прислужницы быстро внесли ясность в ситуацию. Оказывается, по азурской традиции возвратившийся из путешествия супруг непременно обедает со всеми своими женами, после чего выбирает ту, с которой проведет ночь. А учитывая, что для каждой из нас это будет первая ночь с шахтияром, данное действо обретало совершенно особое значение.
Вот оно что! Теперь понятно, почему в гареме такой переполох… И не нужно меня так прихорашивать! Я-то в первые не рвусь!
К тому времени, как мы все-таки добрались до зала, расположенного между мужской и женской половинами дворца, там уже собрались все, кроме нас троих. Шахтияр Самир сидел на подушках во главе низкого стола, за которым с двух сторон устроились четыре его жены, вдоль стены шеренгой стояли слуги. Еще три места за столом были свободны. При виде нашей троицы шахтияр отвлекся от беседы с Зафирой и выпрямился, устремив на нас пронзительно-насмешливый взгляд.
— Так-так… А вот и мои жемчужины-дайгеликс! – медленно протянул он, переводя взгляд с одного лица на другое. – Наконец-то вы тоже решили поприветствовать меня, бано.
— Прости нас, Самир-харембей, – первой почтительно cклонилась Лати. – Мы задержались, так как слишком старались принарядиться для тебя.
К сожалению, вредный наследник не купился на эту ложь.
— Зачем оправдываешься, Латийя-бано? – взгляд его мельком скользнул по смутившейся травнице и остро уперся в меня. – Разве это твоя вина, что пришлось задержаться?
Видимо, остальные жены уже успели наябедничать. Но почему он буравит взглядом именно меня? Я что, сама с собой дралась? Впрочем, не важно. Кто захочет придраться – найдет повод. Нацепив на лицо самую вежливую улыбку из своего арсенала, я сдержанно поклонилась. Синие глаза на мгновение сверкнули, будто угадав мои мысли. Недовольно поджав губы, шахтияр молча махнул рукой, приглашая нас троих присоединиться к столу. Мы уселись на свободные места, причем я оказалась прямо напротив амида. Слуги принялись расставлять на столе угощения и разливать напитки. Остальные же спокойно вернулись к прерванному разговору. Мы тоже стали невольно прислушиваться к беседе.
Как выяснилось, за эти две недели шахтияр со своими воинами успел объехать всю провинцию Седжвант. Возвратившись в Иглис-Дакхалл, он привел с собой новый отряд арифов, вдвое превосходящий численностью тот, что был с нами вначале. Еще один такой же отряд остался выполнять порученное задание в провинции и должен был присоединиться к нам позже. Кроме того, помимо солдат шахтияр также привел в резиденцию лошадей и скот, привез запас продовольствия и другие полезные вещи, которые ему удалось приобрести у крестьян… Что ж, похоже, я была неправа на его счет. Работа, проделанная наследником за эти недели, поистине впечатляла.
Прислушиваясь к разговору, я украдкой рассматривала из-под ресниц виновника девичьего переполоха. За время своей двухнедельной поездки он как-то заметно осунулся и похудел. Видимо, за хлопотами и делами времени на сон и еду почти не оставалось. Безупречные черты лица заострились и стали резче, но даже это ему каким-то необъяснимым образом шло… Боги, о чем только я думаю?! Это, наверное, какая-то гаремная зараза, не иначе! Надо будет Лати потом попросить – пусть проверит, все ли со мной в порядке…
Чтобы отвлечься, машинально проверила его магический резерв. Ого, все на нуле! И где только он так умудрился?!
Шахтияр тем временем закончил свой рассказ и принялся расспрашивать о том, как обстоят дела во дворце. Сдержанно похвалил очевидные изменения. Девушки тут же наперебой начали щебетать о проделанной ими работе. Мы с жемчужинами рассеянно слушали, ковыряясь в своих тарелках, но в разговор не вмешивались. Лишь иногда переглядывались, пряча улыбки, когда очередная бано слишком уж разливалась соловьем, расписывая свои достижения. Впрочем, надо отдать должное Зафире – стол сегодня действительно был накрыт на славу. Шахтияр это тоже заметил. Зафира, польщенная его похвалой, раскраснелась и просияла, вызвав снисходительную усмешку на губах мужчины. Ага, а вот и первая кандидатка на сегодняшнюю ночь, с некоторой долей иронии отметила я про себя.
— Ну а вы, жемчужины, чем занимались? – неожиданное обращение шахтияра заставило нас троих переглянуться. – Чем можете похвастаться?
Взгляд амида снова насмешливо впился в мое лицо.
— Вот ты, Ферхи-бано, что делала все это время? Я имею в виду – кроме того, что запугивала моих жен, приворожила слуг и устроила безобразную драку на заднем дворе?
Остальные тут же, как по команде, дружно обернулись ко мне. Вот же невыносимый тип! И никакой благодарности за проделанную каторжную работу! А ведь минуту назад казался почти нормальным!
— Ну почему же – безобразную, Самир-харембей? Это был отличный поединок! Жаль только, внезапный приезд нашего господина… – я попыталась замаскировать сарказм слащавой улыбкой, – заставил его прервать, так что победитель остался неизвестен.
Черные брови шахтияра удивленно взлетели вверх.
— Значит, я еще и виноват остался?! – в синих глазах мелькнула смесь возмущения, удивления и какого-то странного веселья. – Невероятно! Эту женщину ничем нельзя смутить… Хотя, — губы амида дрогнули в тонкой усмешке, – мне нравится, когда ты называешь меня господином.
Он замолчал, задумчиво усмехнувшись, и больше не цеплялся ко мне до самого конца обеда. Некоторое время я еще ждала очередной придирки, ловя на себе его прищуренный взгляд, но в конце концов успокоилась. Завершив трапезу, шахтияр встал, попрощался со всеми и ушел к себе, позволив остальным спокойно закончить есть. И что? Не будет ни фанфар, ни торжественного объявления «счастливой» избранницы? Ради чего тогда было устраивать весь этот фарс с совместным обедом? Надеюсь, азурийки хотя бы не слишком разочарованы. Наряжались ведь…
Сами упомянутые девицы, лишившись общества наследника, коротко пошушукались между собой и вскоре тоже ушли, оставив нас одних. Наконец-то можно было расслабиться! Погрузившись в беседу с подругами, я с удовольствием выбросила из головы и шахтияра, и все эти гаремные заморочки. И тем неожиданней стало появление рядом с моей тарелкой красного расшитого платка на круглом серебряном подносе. Недоуменно взглянув на служанку, которая его принесла, я указала глазами на платок.
— Это что?
— Это? – похоже, мой невинный вопрос ее удивил. – Ну как же… Шахтияр Самир приглашает Ферхи-бано провести с ним ночь.
Чувствуя, что начинают сбываться мои худшие опасения, я с недобрым предчувствием мрачно уставилась на поднос. Вот почему этот тип был так подозрительно спокоен за обедом! Просто решил поизмываться надо мной позже, без свидетелей!
Рядом тихо хрюкнула Дамира, не поднимая глаз от тарелки. Лати молча поджала губы, отрешенно уставившись куда-то в центр стола.
— Ну говорите уже, — я обреченно вздохнула, понимая, что даже если не позволю этим двоим высказаться, они все равно это сделают. Иначе лопнут.
— Кажется, ему слишком понравилось, как ты назвала его господином, — сообщила травница подозрительно подрагивающим голосом.
— Не напоминай, — досадливо поморщилась я. – Зачем я только это ляпнула?
— Чую, кому-то сегодня предстоит повторить это много-много раз… — не сдержавшись, она издала сдавленный смешок.
— Точно! – Дамира даже и не пыталась изображать серьезность. – Я даже примерно представляю, как это будет. «Ах, господин!.. О, мой господин…» — простонала она с придыханием, намекая на что-то совсем уж неприличное.
Я возмущенно воззрилась на амазонку, чувствуя, как щеки внезапно обдает жаром. Вот же пошлячка! Травница со всхлипом наклонилась к столу, пряча в ладонях покрасневшее от смеха лицо.
— Ох, Дамира… не издевайся над моей фантазией!
— Злые вы обе, — грустно констатировала я. – А еще подруги называются.

Увы, мой упрек остался незамеченным, и своими бесстыдными шутками эти две поганки в конце концов изрядно меня накрутили. А ведь изначально я и не собиралась нервничать! Чтобы снова успокоиться, будто заклинание повторяла про себя одно слово: «Договор… договор… договор!» — пока служанки намывали, расчесывали и наряжали меня для встречи с шахтияром. Все эти процедуры заняли без малого часа три. Я бы, конечно, предпочла обойтись без всей этой возни, но, вспомнив слова шахинэ, что видимость необходимо соблюдать, приходилось стоически терпеть.
Ближе к закату последние приготовления были закончены. Выпустив меня из рук, девушки-служанки радостно поставили результат своих трудов перед зеркалом.
— Ах, Ферхи-бано, ты такая красавица! – выдохнула Асма, с удовольствием разглядывая мое отражение. – Будь уверена, сегодня шахтияр Самир будет у твоих ног!
«Угу… И надеюсь, уснет там как младенец», — мысленно добавила я. Судя по отражению в зеркале, к философским беседам мой откровенный наряд совершенно не располагал. Это вообще одежда?!..
Так, спокойно, спокойно. Помним о договоре.
Накормить меня ужином служанкам так и не удалось. Кусок в горло не лез. А на закате за мной пришел Рахим. На мои плечи набросили плотный кесаб, прикрывая провокационное нечто, выполняющее роль одежды, и маленький слуга молча повел меня на мужскую половину дворца. Позади тенью следовали служанки, неся на подносе тот самый красный платок. Таков обычай, пояснили они. Что ж, по крайней мере, за время этого пафосного шествия я успела немного взять себя в руки.
Рахим привел нас к покоям шахтияра. Служанки сунули мне в руки поднос с платком, втолкнули меня внутрь и хорошенько заперли дверь. Ничего себе, обычай! Чуть помявшись с подносом у входа, я неловко шагнула в просторную комнату. Странно, никого нет… Только несколько ламп горят по углам, раздвигая вечерний сумрак. Отодвинув занавесь, закрывающую вход во внутренние покои, вошла в следующее помещение. Тоже никого. Здесь, похоже, было что-то вроде кабинета. На столе лежали несколько книг, на секретере, оставшемся от прежних хозяев, письменные принадлежности. Я поставила на стол поднос с платком, чувствуя себя с этой ношей уже довольно глупо. Следующая комната… Ага, спальня! И тоже пустая. Здесь горело всего две лампы у входа, создавая в самой комнате мягкий полумрак. Ничего не понимаю. Шахтияр что, нарочно прячется? Или, может, я не вовремя? Потом взгляд различил еще два хода, ведущих из спальни. Один, судя по всему, выход на балкон, а второй… может, купальня? Ну, туда-то я точно заглядывать не стану! Вдруг он там голый, стыда потом не оберешься!
Поразмыслив немного, я подошла к кровати и осторожно присела на самый край. Машинально стянула с плеч кесаб. Ну что ж… Спешить мне некуда, даже если он до утра не явится, печалиться точно не стану. И вообще, мы ведь уже провели вместе ночь в одной палатке – и ничего, не съел он меня…
— Пришла? – вкрадчивый голос, раздавшийся за спиной, заставил меня вскочить со скоростью вспугнутого зайца. Уронив покрывало, резко обернулась и увидела, что шахтияр стоит в дверном проеме позади меня и беззвучно смеется. Нет, ну что за тип! Неужели нарочно прятался на балконе ради глупой выходки, достойной первокурсника?!
Несколько минут мы молча смотрели друг на друга. Я с невольным интересом разглядывала стоящего передо мной мужчину в шелковом тонком халате. Он, похоже, совсем недавно был в купальне. Длинные черные волосы, освобожденные от заколки, влажно поблескивали на плечах, отражая свет ламп. Сейчас, с падающими на лицо прядями, частично закрывающими маску, он выглядел иначе. Более мягким. Спокойным. Каким-то более… домашним, что ли? Словно другой человек.
Сам шахтияр не менее внимательно рассматривал меня. Я почти физически ощущала его темно-синий, почти черный в полумраке взгляд, скользящий по моему телу.
— Должен признать, Ферхи… твои служанки постарались сегодня на славу, — хрипло проговорил он в конце концов.
Ах, только служанки? Сама по себе я, значит, страшила страшилой?
— Спасибо, Самир-харембей, – несмотря на волнение, не сумела сдержать сарказма от сомнительного комплимента. – Обязательно им передам.
— Оставь, — он поморщился, входя в комнату и останавливаясь возле кровати. – Ты настолько фальшиво выказываешь почтение, что лучше не стоит.
— Прости, харембей? – что-то не улавливаю, чем он опять недоволен.
— Называй меня просто Самир. Все равно здесь нет никого, кроме нас.
Обращаться к наследнику Азура по имени? Да еще наедине? Как-то это слишком… интимно. Обойдется.
— Хорошо. Тогда ты можешь называть меня просто Лионой.
Шахтияр тихо хмыкнул и покачал головой, насмешливо цокая языком.
— Нет, Ферхи, я буду звать тебя тем именем, которое выбрал сам. Разве ты не видишь, как оно тебе подходит?
— Тогда не обессудь, амид, — я пожала плечами. – Я тоже буду звать тебя так, как удобно мне.
— Колючка, — усмехнувшись, выразительно протянул он. И внезапно шагнул ко мне. – Ну хватит разговоров! Снимай с себя эту тряпку и ложись в постель.
— Что снимать? – машинально попятилась я, глядя, как он медленно огибает кровать, приближаясь с какой-то настораживающей хищной грацией. Учитывая, что из одежды на мне имелось только тонкое шелковое белье и практически прозрачное красное платье, не оставляющее места фантазии, я была не готова расстаться ни с одним из означенных предметов.
— Можешь снять все, — предложил он. – Или, если хочешь, только платье. Я разрешаю.
Добрый какой!
— А если вообще не хочу? – снова попятилась я, чувствуя, как мое и без того зыбкое спокойствие начинает стремительно испаряться. Как-то не так мне все это представлялось!
— Не заставляй повторять, Ферхи, — синие глаза начали угрожающе темнеть. – Ты и так постоянно испытываешь мое терпение. Думаешь, я позволю слугам шептаться, что их господин не способен одарить вниманием собственную жену в первую брачную ночь? Снимай!
— Почему тогда было не одарить им кого-нибудь друго…
— Довольно! – сердито прорычал амид, прерывая меня. От его недавнего спокойствия разом не осталось и следа. – Женщина, ты совсем не знаешь своего места! – и, схватив за плечо, рывком притянул меня к себе.
Я пыталась сопротивляться, но с таким же успехом можно было сражаться голыми руками с леобарсом. И как может человек быть настолько сильным?! Сквозь отчаянное биение пульса в ушах до меня донесся громкий треск рвущейся материи. Безжалостно разодранное платье скорбной тряпкой упало к моим ногам. Ощутив горячие мужские ладони на своих обнаженных плечах, я судорожно сглотнула и изо всех сил уперлась руками в грудь амида.
— Договор… — еле слышно прошептала пересохшими губами, через силу заставляя себя вскинуть голову и посмотреть ему в глаза.
Судя по потемневшему взгляду мужчины, наша борьба его только порядком раззадорила. Сквозь тончайшую ткань халата под ладонями чувствовалось частое биение сердца. Шахтияр замер, пристально глядя на меня, а потом резко оттолкнул, заставив упасть на постель.
— Встанешь без разрешения – пожалеешь! – угрожающе процедил сквозь зубы.
И направился в обход к своей половине кровати, на ходу развязывая пояс халата.
Я продолжала настороженно следить за ним. Шелковая ткань соскользнула со смуглых плеч, обнажая сильное мускулистое тело. Он действительно похож на хищника – такой же мощный, гибкий, стремительный. И такой же опасный… Мое сердце снова тревожно ускорило ритм. Оставшись в одних только тонких шелковых шароварах, шахтияр бесшумно опустился на свою половину кровати. Длинные волосы водопадом рассыпались по обнаженной спине. Посидев немного, мрачно оглянулся через плечо.
— Успокойся уже! Дышишь, как загнанная лань… Не собирался я тебя трогать.
— Угу, я так и поняла, – я ответила амиду таким же мрачным взглядом. – Платье зачем тогда порвал?
— Для достоверности, — раздраженно передернул плечами. – Слуги решат – в порыве страсти.
— Неужели так важно, что скажут слуги?
— Представь себе – да! – он рывком развернулся на кровати и навис надо мной, опираясь ладонями в подушку по обе стороны моего лица. – Представь, что важно! Я не знаю, сколько среди наших слуг засланцев шейршаха и Латифы-сахиб, но подозреваю, что не меньше трети. И каждый из них только и ждет моей оплошности, чтобы тут же доложить об этом своему господину!
— Ого…
— Вот именно!
— Мог бы сразу сказать…
Взгляд нависшего надо мной мужчины снова угрожающе потемнел.
— Сказать?! – рыкнул он. – Непокорная дочь Ибриса! Разве ты бы меня услышала?!
От подобной смущающей близости было как-то сложно сосредоточиться. Небольшие шелковые лоскутки, оставшиеся на мне, совершенно не защищали от жара большого сильного тела. Если он сейчас не отодвинется, на моих пылающих щеках можно будет спокойно жарить блинчики. Да и взгляд его подозрительно часто соскальзывает с моего лица куда-то ниже… Надо срочно его чем-нибудь отвлечь!
— Кстати, как дела в Седжванте? – кое-как сориентировалась я в конце концов.
— Что? – шахтияру не сразу удалось оторваться от созерцания… того, что он созерцал. Удивленно вскинув бровь, он в конце концов немного отодвинулся, позволяя мне облегченно выдохнуть. – Разве ты меня не слушала за обедом? Глазами-то чуть не съела.
— Слышала, — проигнорировала я его шпильку. – Но ты говорил лишь о том, что сделал сам, а я спрашиваю, как обстоят дела в провинции.
На лице наследника снова мелькнула тень.
— Плохо… Жрица в Махрибе была права. Весь Седжвант бедствует. Люди бегут с захваченных демоном земель. Почва, лишенная заботы земледельцев, высыхает и истощается. Некому выращивать хлеб, пасти скот… Более-менее нормальная жизнь сохранилась лишь ближе к границам. Многие селения разрушены стихией за эти годы, но даже там продолжают жить люди – слишком старые или слабые, чтобы уехать.
— Похоже, тебя ждет нелегкая работа, амид.
— Знаю, — просто кивнул он, соглашаясь. – Впрочем, другого я и не ждал. Сейчас часть арифов уже занимается восстановлением двух деревень, однако это лишь малая часть того, что нам предстоит сделать.
— А демон? – осторожно спросила я, вспомнив свое открытие за обедом. – Ты его видел?
— Нет. Возле леса, где живет эта тварь, давно не осталось селений. Мы не стали туда заезжать.
Странно… На что же тогда шахтияр потратил весь свой магический резерв?
— Ты, наверное, помогал людям восстанавливать дома с помощью магии?
Не слыхала раньше, чтобы черные колдуны занимались подобной благотворительностью, но… чем Утор не шутит? Он вообще довольно странный тип, этот наследник.
Шахтияр, однако, не собирался удовлетворять мое любопытство. Его взгляд насмешливо скользнул по мне, снова задержавшись на полуобнаженной груди.
— Ты задаешь слишком много вопросов, Ферхи. Женщине не пристало совать нос в мужские дела. Лучше спи, пока я не придумал, чем еще скрасить эту долгую ночь.
Он спокойно улегся на кровать и повернулся ко мне спиной, вытягиваясь на постели в полный рост.
Легко сказать – спи! Он что думает, я каждую ночь провожу в компании полуобнаженных мужчин, да еще и одетая в пару жалких лоскутков? Немного повозившись, я свесилась с края кровати и подцепила с пола упавший кесаб. Укрылась им, натянула покрывало до самого носа и устроилась, наконец, поудобнее. Вот так-то лучше!
— Боги… женщина! Ты когда-нибудь угомонишься?! – рыкнул наследник, снова теряя терпение.
— Прости, амид, — осторожно покосилась я на его обнаженную спину с тонким рисунком шрамов от плеч до поясницы.
Шахтияр сердито развернулся на кровати и… застыл, уставившись на закутанную по уши меня. Несколько секунд он молча таращился на это безобразие, а потом уткнулся лбом в подушку и издал странный полувздох-полустон. Черные волосы упали на постель, закрывая от меня лицо мужчины – и я не сразу сообразила, что он беззвучно смеется.
Ну что опять не так-то?!
— Знаешь, Ферхи, почему я позвал сегодня именно тебя? – отсмеявшись, неожиданно спросил он, поднимая голову.
Нет, конечно, откуда мне знать?!
— Я позвал тебя, потому что хотел спокойно выспаться. Поездка оказалась тяжелой, но традиции нужно было соблюдать. А ты вроде как не желала ни внимания, ни любовных утех – идеальная кандидатура для моих планов… – он разочарованно поцокал языком, словно коря себя за подобную наивность. – Я был глуп! От твоих безумных выходок у меня теперь сна ни в одном глазу. Чем планируешь заглаживать свою вину, женщина?
Какую еще вину?! Лично я себя виноватой не чувствовала! Хотя об этом лучше было помалкивать, дабы не сердить шахтияра еще больше.
— Расскажи мне что-нибудь, — неожиданно потребовал шахтияр.
— Что? – удивленно хлопнула глазами. – В смысле… э, что ты хочешь услышать, амид?
— Что угодно. Расскажи о себе, — чуть подумав, решил он. – Где жила, что делала, чему училась. Хочу понять, как ты стала такой… — он сделал неопределенный жест рукой, — какой стала. Или в вашем роду все женщины такие упрямые и своенравные?
— Нет, — честно ответила я. – Я такая единственная и неповторимая. Хотя… — мне вдруг вспомнилась оставшаяся в Лагросе Лиона-вторая, – сейчас уже не такая неповторимая, как раньше.
— Как это? – черные брови шахтияра вопросительно дрогнули.
— Долгая история.
— Я не тороплюсь.
— Как пожелаешь, амид, — я, смиряясь, пожала плечами.
И в подробностях рассказала ему, как случайно обзавелась двойником, заглянув туда, куда не следовало. Рассказ получился довольно длинным, но шахтияр слушал, не перебивая, и лишь иногда недоверчиво хмурил брови.
— А теперь признайся, что ты все это выдумала! – потребовал он, едва я закончила.
— Еще чего! – возмутилась я. – Не солгала ни единым словом!
— Хочешь, чтобы я поверил, будто тебя разделило надвое какое-то Зеркало Судеб? – фыркнул он. – Я не верю в подобные вещи!
— Это еще в какие — такие? В зеркала? Или в судьбу?
— Каждый сам хозяин свой судьбы!
— Ну да, ну да… Расскажи об этом моей сестре, амид. Может, ты еще и в богов не веришь?
— Никогда их не видел.
— А я видела! Богиню. Она очень красивая и с крыльями.
Шахтияр скептически прищурился, видимо, снова желая обвинить меня во лжи. Я спокойно выдержала его взгляд, заставив задумчиво хмыкнуть.
— Что ж, Ферхи… Теперь я еще больше жажду услышать твою историю. Причем с самого начала.
— С начала? Зачем?! Или ты, амид, всем женам такие допросы устраиваешь?
Он с усмешкой снисходительно посмотрел на меня, как на несмышленого ребенка.
— Нет, айджаным. С другими женами у меня есть занятия поинтереснее, — его взгляд снова переместился на мою грудь, с которой успело соскользнуть покрывало.
— Не называй меня так, – натянула я кесаб повыше. – Я не твоя душа.
— И то верно, — легко согласился он. – Правильнее было бы назвать тебя «гиджелим», но у нас как-то не принято считать своих жен божьей карой… Хотя бывают и такие, как я успел убедиться.
Он медленно потянулся, словно большой кот, и, обернувшись, мельком взглянул в окно.
— Ибрис! Скоро рассвет! А я-то надеялся сегодня выспаться… Но из-за твоих сказок, сладкоголосая сирена, мне это так и не удалось! – его взгляд снова сердито уперся в меня.
Ну вот, опять я виновата.
— Все! На сегодня хватит разговоров. Я позову тебе снова через несколько дней, и тогда расскажешь мне всю свою историю. А сейчас иди и умойся. Скоро придут служанки, чтобы проводить тебя обратно, а ты бледная, словно тебя пытали.
Он критически осмотрел мое лицо и кивнул в сторону купальни.
— Почему – словно? – тихо пробормотала я, слезая с кровати и повыше закутываясь в кесаб.
— Иди-иди, женщина! Не серди меня.
За неплотно задернутой занавесью действительно оказалась просторная купальня. Ближе к входу располагался столик, на котором стоял пузатый кувшин с водой и другие принадлежности для умывания. На стене висело большое зеркало, отражающее завернутую в покрывало меня. Действительно, бледная…
Когда я вернулась в спальню, шахтияр сидел на моей половине кровати. Из пореза на раскрытой ладони на примятый шелк простыней капала кровь. Пальцы другой руки рассеянно поигрывали кинжалом.
— Что ты делаешь, амид? – я оторопело застыла в проходе.
— Не догадываешься? – шахтияр спокойно поднял на меня взгляд. – В гарем шейршаха попадают лишь невинные девушки. И, поскольку отец при всех заявил, что не трогал тебя, ты должна была такой и остаться… до сегодняшней ночи.
Я скептически фыркнула, пытаясь скрыть накатившее смущение. До чего ж дотошный тип!
— Слуг, конечно, ты можешь обмануть, амид, только сам на этот счет особо не обольщайся. Если помнишь, мы с подругами попали в гарем не совсем обычным способом.
— Ну да, ну да, — не похоже, чтобы мои слова его впечатлили. – Не пойму только, кого ты хочешь одурачить, Ферхи? Нет, за твоих подруг я, конечно, ручаться не берусь… Но насчет тебя готов поклясться.
— Это еще почему?! – в его тоне мне почудился какой-то обидный намек. Я что, по его мнению, недостаточно хороша, чтобы мной кто-то заинтересовался? – Ничего ты обо мне не знаешь!
— Правда? – прищурился он. – Значит, это не ты нынче ночью дралась со мной, будто дикая кошка? Те, кто знает, чего ждать от мужчин, так себя не ведут… Так сражаются лишь те, кого до смерти пугает неизвестность.
— А вот и нет! – возмутилась я, одновременно предательски краснея. Бездна!
Хотя… в чем-то он, пожалуй, был прав. Я была неплохо знакома с теорией, но на практике отношений в Университете ни с кем не завязывала, предпочитая платонически вздыхать по преподавателю востоковедения. На самом деле, я просто не видела смысла в чем-то большем, поскольку отец к этому времени уже выбрал мне жениха… Вот только шахтияра все это совершенно не касалось!
— А вот и да, — его уверенность была непоколебима, будто белые скалы в Бискайском заливе, и это злило меня еще больше.
— У тебя, видимо, огромный опыт в этом вопросе! – не найдя достойных аргументов, не смогла я удержаться от шпильки.
— Разумеется, Ферхи. Я же воин, — шахтияр усмехнулся, игнорируя мой сарказм. – Я знаю толк в сражениях.
Он поднялся с кровати и, достав платок, небрежно обмотал им порез. Ох, бездна… До чего же все это глупо!
— Давай руку, амид, — я со вздохом шагнула к нему. – Раз уж ты так сильно печешься о создании достоверности, не стоит все портить столь очевидными промашками.
Шахтияр не возражал. Я взяла его за руку, изучая порез и невольно оценивая все остальное. Крупная крепкая ладонь, длинные сильные пальцы, загрубевшая до мозолей кожа. Без сомнения, этой руке часто приходилось браться за оружие.
— Ты что, еще и целительница?
— Я – полуэльф. Магия жизни доступна мне по праву рождения. Даже необученная полукровка может лечить что-то достаточно простое, вроде царапины.
— Твое лицо все еще слишком бледное, — даже не поднимая глаз, я чувствовала на себе его изучающий взгляд. – Ты не выглядишь, как женщина, которая провела ночь с мужчиной.
— Ну прости, амид. Непременно буду рассказывать об этом всем, кто захочет послушать… Все. Готово!
От пореза не осталось и следа.
— Рассказывать о том, о чем не имеешь представления? – он будто не слышал последних слов. – Это не слишком разумно. Есть другой способ.
— И какой же? – я скептически подняла взгляд, выпуская его руку из своих.
Вернее, попыталась выпустить. Оба мои запястья вдруг оказались в плену ладони, которую я только что лечила, и меня рывком притянули к себе. Шахтияр быстро наклонился, и в мои губы впился жесткий властный поцелуй. На затылок легла вторая ладонь, зарылась пальцами в волосы, пресекая любые попытки отстраниться или отвернуться. Растерявшись от неожиданности, я даже не сразу начала сопротивляться, а потом… Утор возьми, это все равно оказалось бесполезно! Позволив мне вволю набарахтаться в своих руках, он в конце концов отпустил, удовлетворенно щурясь и растягивая чувственные губы в усмешке.
— Вот теперь совсем другое дело! Глаза сверкают, щеки разрумянились, губы… — он не договорил, выразительно устремив на них взгляд.
Да уж, губы теперь просто горели огнем! Тяжело дыша, я уставилась на мужчину, судорожно сжимая кулаки. Бездна! У меня чуть сердце из груди не выскочило, а этот мерзавец стоит и ухмыляется, как ни в чем не бывало!
— Ты… Ты!.. – из всего, что рвалось сейчас на мой язык, приличными были только предлоги.
— Тссс! Сюда идут служанки, — чуть понизив голос, он предупреждающе приложил палец к моим саднящим губам. – Понимаю, тебе есть, что сказать, но придется подождать до следующего раза.
У входа на мужскую половину и впрямь уже слышались тихие голоса.
— До встречи, Колючка, — он внезапно подмигнул мне и снова ухмыльнулся.
А потом развернул за плечи и легонько подтолкнул в спину к выходу.
Вот же наглый тип! Я ему что, игрушка, что ли?! Клокоча от гнева, я вылетела из спальни, пересекла кабинет и шагнула в первую комнату, едва не налетев на входящих служанок.
— Ой, Ферхи-бано! Ты уже проснулась? – удивилась Асма при виде меня. И, заметив пылающие щеки, понятливо улыбнулась. – Или, может, еще не ложилась? У тебя усталый вид, госпожа.
— Еще бы! – мрачно буркнула я. Но, поймав восхищенный взгляд девушки, поняла, как это звучит со стороны. – Нет, Асма, это не то…
Однако служанка уже разглядела состояние моей одежды и, похоже, впечатлилась еще больше.
— Поздравляю, бано! – просияла она, радостно всплескивая руками. – Если так пойдет и дальше, титул сахиб непременно станет твоим!
Точно! Титул сахиб, вспомнила я, заставляя себя успокоиться. Ради этого дурацкого титула придется потерпеть общество шахтияра еще какое-то время. Я даже готова рассказывать ему сказки, если это поможет добиться желаемого! Но как только доберусь до демона и все выясню… Надеюсь, Лиаренна поможет мне сбежать отсюда.

 

 

 

        Рубрика: Оберег для наследника, Романы      

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

К записи "Глава 9. Брачная ночь" оставлено 9 коммент.

  1. Евгения:

    Новая глава! С наступающим Новым Годом! 😀

  2. Ирина:

    Спасибо за новую главу. Самид предстает не монстром, а очень сильным и ответственным человеком. Такого точно можно полюбить без памяти. С наступающим Новым годом! Счастья и вдохновения.

  3. Алекса:

    спасибо за продолжение истории, желаю вдохновения в написании продолжения

    С наступающим Новым годом!!! Пожелать, чтобы всё, что задумали, обязательно осуществилось! Пусть настроение будет отличным, а грустные моменты уйдут в небытие.
    Ведь Новый год — это прекрасный и сказочный праздник, вдохновляющий на новые дела и добрые поступки.

  4. Элина:

    С Новым Годом! Счастья, радости, вдохновения!

  5. Спасибо За Проду!С наступающим Новым Годом!!

  6. Galina53:

    а Самир оказаался вполне адекватным! конечно, окружение и положение требуют соблюдение определенных правил поведения… но мне (и, думаю, героине) он начинает нравиться!
    спасибо за Новогодний подарок!
    с наступающим Новым Годом! всего Вам самого доброго!!!
    ждем новых встречь…

  7. Евгения:

    Дорогие мои читательницы!
    Желаю вам всем счастья и радости в грядущем году, моря улыбок, множества приятных впечатлений, успехов в делах, удачи в любви и всего-всего самого наилучшего!
    Будьте счастливы!

  8. Галина:

    Спасибо Вам Евгения за очередную главу этой невероятно увлекательной истории. Поздравляю Вас с Новым годом, уже наступившим, желаю здоровья, любви и успехов во всем.

Оставить свой комментарий

2017 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien