Давай сыграем…

        30 Август 2013

— Давай сыграем, — предлагает он.

— Снова? — она в сомнении вскидывает тонкие изогнутые брови. — Ну, даже не знаю… Все равно, каждый раз результат одинаков. Какой смысл?

— Я хочу сыграть, — настаивает он. — В мире должно соблюдаться равновесие. Сейчас моя очередь устанавливать правила.

— Правила устанавливает победитель, — мягко напоминает она. — А кто сказал, что на этот раз выиграешь ты?

Ее глаза смотрят лукаво и немного насмешливо. Нет, она не пытается его обидеть — просто хочет немного подразнить. Для разнообразия.

Он едва заметно хмурится, и в ясном воздухе над расстилающейся внизу зеленой планетой тут же начинают собираться темные грозовые облака.

— Ладно, давай сыграем, — видя это, покладисто соглашается она. — В конце концов, почему бы не попробовать еще раз?.. Бросай кости.

И он бросает. Теперь ее очередь. Она берет кости в руки, уже зная, что даже если ей повезет, она все равно непременно поддастся — уступит, позволяя ему выиграть.

Потому что, хотят они того или нет, а в мире должно соблюдаться равновесие.

* * *

Трое юношей сидят на пологом берегу, старательно разделывая только что пойманную в озере рыбу. Они негромко переговариваются между собой, не забывая при этом ловко орудовать ножами.

— Поверить не могу!.. Уже завтра мы примем участие в смотринах, и нас будут выбирать в мужья лучшие женщины города! Ну разве это не великий день?! — возбужденно и немного мечтательно говорит один из них, кудрявый и черноволосый улыбчивый юноша. И, немного понизив голос, взволнованно добавляет. — Я слышал, старики говорили, будто Хела в этом году собирается взять в свой дом еще одного мужа, помоложе… Вот было бы здорово, если бы в этот раз она выбрала меня!

— И чем же это так здорово? — с усмешкой косится на него один из товарищей. На самом деле, он уже слышал все его доводы тысячу раз, но все же не может отказать себе в удовольствии лишний раз поддразнить приятеля.

— Ну как же?! — тут же живо отзывается первый. — Хела — лучшая среди воительниц, и она рожает крепких здоровых детей. Ее дочери самые красивые и сильные среди сверстниц! Быть ее мужем — большая честь. А если она еще и родит от меня дочерей, я стану одним из самых уважаемых мужчин в городе!

С подобным утверждением трудно поспорить, и второй юноша это знает. И все же…

— Ну, не знаю, — в сомнении качает головой он. — Говорят, что Хела любит иногда почесать кулаки о своих домочадцев. Даже ее старшему мужу от нее временами довольно крепко достается… Не боишься?

Но кудрявый юноша в ответ лишь коротко пожимает плечами.

— Такое во всех семьях иногда случается. И вообще — бьет, значит любит.

— Ну-ну, — усмехается его приятель и качает головой. А потом, немного подумав, уже сам негромко добавляет. — Знаешь, вот если бы Итера захотела в этом году взять себе мужа, я бы сделал все, чтобы она выбрала меня. Ты не поверишь, сколько удивительных вещей она знает, на какие чудеса способна! Она даже умеет управлять природными стихиями, как это делают высшие жрицы Великой Богини, представляешь?!..

— Ну да, — смеется первый. — А еще она просто красивая женщина, и ты уже давно смотришь на нее так, словно она сама и есть Великая Богиня!

Они работают быстро и ловко, продолжая попутно обсуждать достоинства женщин своего города и гадая, кому же из них троих завтра посчастливится найти себе знатную покровительницу.

И только третий юноша молчит. Лично он ни о ком не мечтает. Он спокойно чистит рыбу и думает о том, что вовсе не хочет строить свою жизнь, ориентируясь только на брак и семью. В мире ведь есть и другие возможности. Почему, задает он себе вопрос, непременно нужно выходить на площадь вместе с другими парнями и безропотно ждать, когда кто-нибудь из богатых горожанок выберет его в качестве собственной новой игрушки? Да и выберет ли?.. Нет, вовсе не о такой жизни он мечтает. Лучше попытаться самому найти себе работу и жилье, чтобы стать независимым, чтобы освободиться от строгого надзора родителей… И никакого брака.

Конечно, это будет непросто, вздыхает он. Скорее всего, даже будет скандал. Но, в конце концов, кто сказал, будто мужчина не способен сам о себе позаботиться, что его место — только на кухне и в спальне у женщины?..

* * *

— Я выиграл! — он оборачивается к ней и победно улыбается.

Она вежливо улыбается в ответ и кивает, признавая свое поражние.

Однако ему этого недостаточно. Он требовательно протягивает руку и пристально смотрит в ее глубокие глаза.

— Ну, давай же! Теперь моя очередь.

Короткая заминка, легкая тень сомнения в черных глазах — и в подставленную ладонь ложится небольшая прозрачная бутылочка. Внутри сосуда что-то мягко искрится и переливается.

Эликсир Перемен. Достаточно всего нескольких капель…

— Прошу тебя, будь осторожен.

Однако он лишь снова молча улыбается ей и откупоривает пузырек. А потом внезапно опрокидывает его над миром, мирно плывущим внизу, у них под ногами — и выливает содержимое пузырька прямо в океан.

Все, до последней капли.

Ветры планеты тут же подхватывают на лету сверкающие бриллиантовые капли — и вот уже невидимая прозрачная взвесь стремительно разносится в воздухе, впитывается в землю, смешивается с водой, оседает на коже…

Она едва заметно вздрагивает, глядя на это, однако сдерживается и не произносит ни слова. Только молча вздыхает — и усаживается поудобнее, готовясь к долгому ожиданию.

Что ж, терпение, терпение и еще раз терпение… Сейчас это единственное, что ей остается.

Ведь ее время только что закончилось. И похоже, в этот раз — надолго.

* * *

— Спасите!

Отряд конных варваров врывается в охваченное пламенем селение, размахивая мечами и убивая на своем пути всех — стариков, старух, детей. Всадники на скаку подхватывают в седло убегающих в панике женщин.

Они — молодые, красивые и здоровые — законная добыча победителей…

* * *

— Продано!

Высокий смуглолицый купец, едва заметно хмурясь, забирает свое приобретение — молодую красивую рабыню — с рыночной площади. Хороша, конечно, но слишком дорого. За эти деньги можно было бы купить, пусть не породистого, но все равно очень хорошего коня.

Ну, ничего. Он заставит ее отработать каждую потраченную на нее монету…

* * *

— Согласен!

Старческий дребезжащий голос хрипло разносится под сводами храма. Рядом с разряженным в пух и прах живым покойником стоит облаченная в дорогое белое платье молодая невеста. Ее лицо скрыто под густым слоем вуали — чтобы не видно было покрасневших от бесконечных слез глаз.

Продана богатому сластолюбцу проигравшимся в пух и прах картежником-отцом. Лучше бы это было не платье, а саван, горько думает она…

* * *

— Аллилуйя!

Имя Великой Богини стерто, уничтожено, изгнано почти из всех религий. Единственное упоминание о некогда всемогущем женском начале остается лишь в скромном образе непорочной родительницы сына Божьего.

И нет больше ни верховных жриц в храмах, ни славных воительниц, прославлявших Ее в битвах.

Все, что им отныне осталось — это «Да убоится жена мужа своего…»

* * *

Через несколько тысяч лет она с облегчением вздыхает.

Наконец-то это безумие пошло на спад — благо, она никогда не создает Эликсир слишком долговременным. Не слишком-то приятно наблюдать за собственным забвением.

— Ну что? Ты доволен результатом? — в голосе Инь нет и намека на иронию. Всего лишь вежливый интерес.

Янь не отвечает, задумчиво глядя на закованный в панцирь бетона и железных дорог шар планеты внизу.

Впрочем, ей и не нужен его ответ. Все это было прежде уже не раз. Хотя никогда — так долго.

— Сколько еще, по-твоему, осталось моего времени? — он, наконец, отрывает взгляд от панорамы внизу и вопросительно оборачивается к ней.

— Не знаю… Уже немного, наверное, — спокойно отвечает Инь, ловя его взгляд. — Твои подопечные так и не освоили управление живой природой, как это делали женщины. Зато они сумели, как видишь, построить множество железных механизмов — и теперь для их работы им приходится добывать кровь земли, превращая ее в пищу для машин. Они добывают земную кровь и перевозят ее на огромных железных кораблях. Несколько таких судов уже затонули в океане, смешав свой смертоносный груз с водой — и теперь действие Эликсира в ней начинает постепенно разрушаться… Еще какая-нибудь пара-тройка сотен лет, и все снова вернется на круги своя.

Как и всегда, мысленно добавляет она и вздыхает. Скука…

— Уверена? — в голосе Яня слышится едва уловимая надежда на опровержение. Он упрямо не хочет верить в то, что рискнул впустую.

Инь в ответ лишь пожимает плечами.

— Мне понятны твои чувства, но сам посуди. Патриархат едва распался, а смертные женщины уже вовсю отвоевывают у мужчин свои утраченные права. Уже снова появились женщины-воины, руководители и даже первые священнослужители. Мужчины вновь постепенно становятся спокойнее, рассудительнее, мягче, а их подруги — сильнее, агрессивнее и увереннее в себе… Все возвращается в прежнее русло, поверь.

Ну, или почти все, подумав, честно добавляет про себя Инь. На самом деле, воцарившееся ныне устройство мира несколько озадачивает ее. Да, патриархата уже нет, но и на матриархат это тоже не похоже. И о чем это они толкуют все последние годы, эти смертные?.. Равные права для всех?..

Богиня в сомнении качает головой.

И все-таки… Эликсир Перемен в таких количествах — вещь непредсказуемая. Сложно угадать, чего от него можно ожидать. Что, если…

Она замирает на мгновение, не смея поверить собственному предположению. Что, если на этот раз — совершенно случайно — им все-таки удалось, наконец, добиться того, ради чего и была когда-то давно, миллионы лет назад, затеяна эта бесконечная Игра? Добиться… равновесия?

Инь снова поспешно склоняется, глядя на мир под своими ногами, и в ее глазах, впервые за тысячелетия, загорается слабый огонек надежды.

— Ты думаешь о том же, о чем и я? — негромко раздается за ее спиной. Янь наблюдает за ней с интересом. — Думаешь, Игра… закончена?

— Не знаю, — подумав, она неуверенно качает головой. — Пока не знаю… Время — лучший судья в нашем состязании. Дадим смертным еще пару сотен лет — и тогда увидим, что будет.

Янь согласно кивает и опускается рядом с подругой на колени, тоже вглядываясь в проплывающие внизу крошечные города в тонкой сетке дорог и мостов. Некоторое время они оба не произносят ни слова.

— А если снова не получилось? — тихо спрашивает он, в конце концов. — Если гармония не достигнута?

Она вздыхает и, немного помедлив, снова выпрямляется и расправляет плечи. Мир внизу продолжает безмятежно кружить в розовом зареве рассвета, сонно кутаясь в полупрозрачную завесу облаков.

— Что ж… Тогда мы сыграем снова.

        Рубрика: Рассказы      

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

Оставить свой комментарий

2013 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien