Пролог

        5 Сентябрь 2013

Безимени-2 (2)

Над залитыми солнцем холмами гулял летний ветер. Он то замирал, то снова принимался носиться над землей, шелестя привядшей от жары листвой и путаясь в высоком травостое. Под одним из холмов мирно шелестела на солнце ольховая роща. Здесь, на опушке, пряталось в тени небольшое разномастное стадо, а его юный пастух, вдохновившись своей молчаливой аудиторией, выводил на дудочке тихую напевную мелодию. Музыка лилась и струилась, долетая до самых стен Эль-Дааррона и дальше – туда, где над долиной гордо возвышалась гора, увенчанная короной древнего Кромлеха.

На крыльце одного из домов показалась молодая черноволосая даргианка в длинном, припорошенном мукой фартуке. Мерно обмахиваясь подолом передника, она принялась звать домой пару маленьких толстолапых волчат, весело кувыркающихся тут же, в нагретой солнцем пыли. Юные оборотни, не желающие уходить со двора, с наивной детской хитростью пытались изобразить перед матерью внезапную глухоту, однако опытную родительницу было не так-то легко провести. Некоторое время она еще пыталась дозваться до заигравшихся чад, однако видя, что должного эффекта это не дает, в конце концов, взялась за излечение приключившегося с теми недуга с помощью испытанного народного средства – длинной гибкой хворостины, выломанной тут же, в кустах.  И – о, чудо! – резко обретших слух сорванцов будто ветром сдуло с солнцепека.

А над вершиной горы, в сияющем жарким ультрамарином небе, продолжали плавно кружить в полете два крылатых силуэта – большой и маленький.

Два дракона.

 

Плавящаяся от зноя линия горизонта резко качнулась перед моими глазами, совершила сальто – и снова вернулась в привычное положение.

— Хорошшшо, — удовлетворенно прокомментировал Грейдеринг, подлетая ближе. – Делаешшшь уссспехи… Я рад.

Вот уже целых два месяца прошло с тех пор, как, поселившись в долине Сорбронн, я начала брать у Грейдеринга уроки полетов. Следовало признать, что, согласившись однажды стать моим учителем, черный дракон отнесся к своему обещанию со всей ответственностью. Теперь почти каждое утро он непременно прилетал в даргианскую долину и терпеливо занимался со мной вплоть до самого полудня. И если раньше, еще до начала этого обучения, мне казалось, что в умении летать нет ничего сложного, то теперь, погружаясь вместе с драконом во все тонкости полетного мастерства, я начинала понимать, насколько прежде была не права. Впрочем, по утверждению самого Грейдеринга, обучалась я на удивление быстро для обычного птенца. Что ж, возможно это объяснялось тем, что обычным драконьим птенцом я как раз и не была.

Дело в том, что способность превращаться в дракона обнаружилась у меня не так уж и давно – да и то совершенно случайно – благодаря всё тому же Грейдерингу, размеренно взмахивающему сейчас крыльями рядом со мной. Это его кровь последние несколько лет текла в моих жилах. Это она, странным образом перемешиваясь с моей собственной эльфо-человеческой кровью, превратила меня в свое время не просто в дракона, а в поистине странное существо – рэтриара или триединую. И, хотя этих самых триединых многие боялись и ненавидели, а некоторые даже охотились за ними по самым разным причинам, тем не менее жаловаться мне было совершенно не на что. После изрядного количества приключений, выпавших на мою долю в последнее время, я в конце концов сумела приобрести нечто гораздо большее, чем когда-то утратила – новый дом, верных друзей и… любовь.

Правда, в данный момент объект моей любви находился довольно-таки далеко. Кратковременное правление его братца-узурпатора, пережитое Сорбронном в самом недавнем прошлом, не прошло для долины бесследно, и теперь ее Повелителю, лорду Северриану – моему Севу – приходилось улаживать множество самых разных вопросов и проблем, связанных с восстановлением порядка в своих владениях. Кроме того, обретя в моем лице своего истинного Альфа-Стража, Сев неожиданно получил в соответствии с даргианскими законами новый, более высокий статус – и это обстоятельство, в свою очередь, не могло не привлечь к нему самого пристального внимания со стороны сопредельных даргианских общин. Вот поэтому-то в данный момент Сев и отсутствовал в Сорбронне уже почти неделю, отправившись с очередным официальным визитом в долину Кайтранн. Ну а мне оставалось только ждать его возвращения, всецело сосредоточившись на учебе, учебе и еще раз учебе.

Надо заметить, что Грейдеринг оказался отнюдь не единственным, кто вознамерился сеять разумное, доброе, вечное на благодатной ниве моего незавершенного образования. Быстро сообразив, что в данный момент, по причине отсутствия Повелителя, мое личное время оказалось практически ничем не занято, моя собственная тетка – эльфийка Норраэль, вот уже долгие годы занимающая при сорброннском альфа-доме должность придворной чародейки – решила взяться за меня всерьез. В результате теперь большую часть второй половины дня – едва только отдышавшись после утренних упражений в воздухе – мне приходилось проводить в ее обществе, занимаясь изучением и заучиванием длинных магических формул, а также смешиванием различных сложных, многокомпонентных и зачастую дурнопахнущих целебных снадобий.

Впрочем, как раз сегодня у меня должен был, наконец-то, появиться весьма уважительный предлог, чтобы с чистой совестью снова отлынивать от занятий.

— Может, ты всссе-таки перессстанешь без конца сссмотреть вниз? – с некоторым сарказмом поинтересовался в этот момент дракон, отвлекая меня от моих размышлений. – А то я уже начинаю сссомневаться в сссвоих преподавательссских спосссобностях. Тем более, что раньше полудня они всссе равно не появятся.

— Знаю, знаю… — чуть виновато вздохнула я, поспешно отводя взгляд от холмов внизу. – Прости, Грей.

Дело в том, что именно сегодня в полдень моя младшая сестра Лиона должна была, наконец, прибыть в долину Сорбронн, чтобы провести со мной остаток своих первых настоящих каникул. Надо заметить, что к организации своего летнего досуга эта новоявленная студентка Коббе-Ренвина подошла с большим энтузиазмом. Всего за какую-то пару-тройку недель она успела погостить у родителей в Элдаре, потом побывать с визитом у старшей сестры в Уинн-ла-Вьерр и вот теперь прислала мне Вестника прямиком из Фьерр-Эллина, где, по-видимому, уже вовсю изводила своей неуемной энергией нашу бабушку Торувиэль. Судя по всему, я была последним пунктом в списке туристических достопримечательностей, которые она собиралась посетить перед возвращением в Коббе-Ренвин – и, само собой, мне хотелось, чтобы этот визит запомнился ей надолго.

— Ну-ка, давай повтори еще раз поссследний маневр и будешь сссвобо… — начал было Грейдеринг, пытаясь снова привлечь к себе мое внимание. Однако в этот момент мое «драконье око» внезапно уловило внизу, неподалеку от Эль-Дааррона, характерный короткий проблеск. Над вершиной одного из холмов прозрачный воздух внезапно изогнулся, вспучился гигантской линзой – и лопнул с громким хлопком, распахиваясь вовне угольно-черным окном телепорта.

— Лиона! – радостно воскликнула я, тут же забыв обо всем на свете и торопливо срываясь с высоты вниз.

— Ясссно… – сообразив, что останавливать меня уже поздно, гулко выдохнул мне вслед дракон. – Что ж, тогда, эм… урок закончен.

Я на лету крикнула ему: «Пока, Грей!» – и устремилась навстречу долгожданной гостье.

Вернее, гостьям. Вслед за тонкой рыжеволосой девушкой, с интересом оглядывающейся по сторонам, из проема телепорта неожиданно показалась еще одна визитерша – стройная белокурая эльфийка, которую я также узнала без труда. Лиаренна – дочь Верховного эльфийского старейшины и давняя подруга Сева. Небрежным жестом захлопнув позади себя телепорт, она откинула за спину тяжелые золотистые локоны и огляделась. Я замахала крыльями чаще, стремясь побыстрее добраться до них обеих.

И в этот момент Лиона неожиданно меня заметила.

Следовало признать, что время обучения в чародейской школе для моей сестры не прошло даром – причем боевой магии, судя по всему, по-прежнему уделялось особое внимание. Едва завидев несущегося на нее во весь дух дракона, она моментально сгенерировала в ладони яркий боевой импульс и, не задумываясь, швырнула его в меня.

— А-ай!.. – вскрикнула я, инстинктивно шарахаясь в сторону.

— Ты что, спятила?! – тут же торопливо поймав за руку юную драконобойку, не на шутку возмутилась Лиаренна. – Тут тебе не учебный полигон, нельзя палить во все стороны почем зря! И уж тем более – по собственной сестре.

— Что?!.. Ой! – на удивление быстро сообразив, что к чему, смутилась та. – Извини, Мирра! Просто, когда мы виделись с тобой в последний раз… эм… ну, чешуи на тебе было гораздо меньше.

— Это уж точно, — со вздохом признала я, приземляясь, наконец, и осторожно складывая крылья по бокам. После чего сменила ипостась, на ходу драпируясь в легкий белый сарафан, и зашагала навстречу гостям.

А Лиона тем временем уже возмущенно обернулась к эльфийке:

— Знаешь, Лиа, вообще-то о таких вещах надо бы предупреждать заранее! Представь только, что было бы, если бы я вдруг действительно поджарила собственную сестру?!

— Ну это вряд ли, — невозмутимо отозвалась Лиаренна, украдкой ехидно косясь на меня. – Она у тебя на редкость жаростойкая… К тому же, это был сюрприз.

— Еще какой! – не удержавшись от иронии, усмехнулась я, приближаясь к обеим девушкам. – Ну что ж, здравствуй, сестренка! И тебе, Лиаренна, тоже не болеть.

Я протянула сестре руку, однако Лиона, проигнорировав ее, тут же заключила меня в свои крепкие родственные объятия.

— Привет, полукровка, — сохраняя раздражающую верность привычкам, отозвалась эльфийка. И, понаблюдав пару секунд за тем, как Лиона радостно виснет у меня на шее, добавила: – Ну а теперь, когда ваше трогательное семейное воссоединение наконец-то свершилось, может, уберемся с этой жары подобру-поздорову куда-нибудь в более прохладное место?

В предложении Лиаренны определенно был резон, и мы принялись спускаться с холма.

— Симпатичное платьице, — заметила эльфийка на ходу, искоса разглядывая мой незатейливый пасторальный наряд. – Я так понимаю, кое-кто тут всерьез взялся за мою личную магическую формулу, не так ли?

Речь шла о заклинании, генерирующем одежду прямо на теле, которым Лиаренна снабдила меня пару месяцев назад в связи с моими периодическими превращениями в дракона и обратно. За прошедшие месяцы я уже не раз успела оценить его полезность, однако при ближайшем рассмотрении в заклинании обнаружился один, но весьма существенный недостаток.

— Извини, Лиа, пришлось, — отозвалась я, признавая, что упомянутой формуле от меня и впрямь изрядно досталось. – Твое зеленое платье было великолепно, это факт. Но, будучи единственным, за последнее время оно успело надоесть мне хуже горькой редьки.

— Да уж, — к моему удивлению, понимающе усмехнулась эльфийка. – Могу себе представить…

— Кстати! – заметила в этот момент Лиона, вклиниваясь в наш негромкий разговор. – Я слышала, будто даргианские альфа-лорды, как никто другой, умеют управлять погодой! Почему же тогда у вас в долине стоит такая же жарища, как и везде?

— Дело в том, что Альфа-лорда сейчас в долине нет, — пояснила я ей. – Он вернется только завтра… Впрочем, даже если бы он и был, — я со вздохом пожала плечами. – С этой жарой, похоже, просто невозможно справиться. Сев уже перепробовал все, что только можно, однако результат по-прежнему нулевой – земля высыхает до трещин, а уровень воды в реках, по словам рыбаков, понижается с каждым днем…

— Да, в Эльфийских Пределах сейчас творится то же самое, — неожиданно серьезно подтвердила мои слова Лиаренна. – Видела бы ты сейчас Диагон! Еще пара недель в том же духе – и все наши прекрасные цветники превратятся в огромные кучи сена!

— Всё это вообще-то довольно странно, — задумчиво заметила я. – Дарги говорят, что не помнят подобной засухи уже последних лет четыреста…

— Четыреста! – снисходительно фыркнула эльфийка. – Да мой отец за всю свою жизнь не видал ничего подобного! А уж это никак не меньше девяти веков.

Я промолчала. Сокрушаться по поводу жары можно было до бесконечности, однако желанной прохлады в долины это все равно не принесло бы.

— Что ж, завтра новолуние, — вместо этого заметила я. – А значит – будет новая попытка исправить ситуацию.

 

 

Мы спустились со склона холма, прошли по тихой улочке прилегающего к альфа-дому маленького городка и приблизились, наконец, к Эль-Дааррону. На широкой площади перед альфа-домом царила дремотная тишина и безлюдье – не желающие жариться на полуденном солнце дарги дружно попрятались под защиту каменных и деревянных стен. Войдя в просторный холл альфа-дома, я привычно осмотрелась по сторонам и, заметив на противоположном его конце знакомую фигуру, направилась туда.

Таэлитта, моложавая светловолосая альфа из числа старших родственников Сева, полулежала на одном из небольших диванчиков, расставленных вдоль стены. На коленях у нее покоилась раскрытая книга, однако, судя по расслабленной позе и немного скучающему взгляду даргианки, сюжету романа явно не хватало хорошей интриги.

— Привет, Литта! – окликнула я ее, подходя ближе.

— А? Привет, милая! – Таэлитта вскинула голову, без малейшего сожаления отрываясь от чтения, и приветливо улыбнулась нам всем, блеснув белоснежными клыками. – Давно не виделись, Лиаренна, дорогая!.. О, а эта юная барышня, полагаю, твоя сестра, Мирраэль?! Добро пожаловать в Сорбронн, дитя мое!.. И кстати, Мирра, очень хорошо, что ты здесь! Северриан уже вернулся и, разумеется, ищет тебя.

— Вернулся? Уже?! – удивилась я. – И где он?

— В библиотеке, полагаю.

Она еще не успела договорить, а я уже развернулась и устремилась в сторону одного из многочисленных боковых коридоров, не обращая ни малейшего внимания на летящие вслед смешки. Почти бегом добравшись до тяжелой дубовой двери библиотеки, протянула руку, чтобы ее открыть… и едва не налетела на выходящего оттуда высокого светловолосого дарга – Рэйввена, старшего кузена Сева.

При виде меня тот, казалось, на мгновение растерянно замер.

— Эм… привет, Мирраэль.

— Здравствуй, Рэйв, – бодро поприветствовала я его. – Я слышала, Сев уже вернулся. Он здесь?

— Что? Ах, да… конечно, — оборотень немного рассеянно кивнул, явно думая о чем-то своем. Однако тут же предупредительно распахнул дверь пошире, позволяя мне войти.

Ловко проскользнув мимо дарга в библиотеку, я остановилась у входа и огляделась. Внутри было гораздо светлее, чем в коридоре – главным образом из-за широких светлых окон, протянувшихся от пола до потолка всюду, где стены не были сплошь заставлены высокими книжными шкафами. Я торопливо обежала помещение взглядом, нетерпеливо выискивая взглядом знакомую стройную фигуру – и наконец увидела его.

Сереброволосый оборотень стоял у одного из таких окон с книгой в руках, наполовину скрытый от глаз тяжелой красной бархатной портьерой. Услышав мои шаги, он стремительно обернулся, бросая книгу на подоконник, и улыбнулся мне.

— Ага! Явилась, пропажа! – его серебристые глаза знакомо дразняще сверкнули мне навстречу. – А я-то уж думал, что ты со своими полетами совсем забыла обо мне – и теперь вьешь гнездо где-нибудь высоко в горах…

— Ну уж нет, на это даже не надейся!

Я со смехом устремилась к нему. Рэйввен, все еще маячивший на пороге, тихо кашлянул за моей спиной и торопливо захлопнул дверь.

Вообще-то, большинству обитателей альфа-дома было уже давно известно, что наши отношения с Севом простираются несколько дальше обычных отношений Альфы и его Стража, однако – повинуясь коллективному требованию старших родственников – на практике наш с Севом брак по-прежнему оставался чисто номинальным союзом. Более того, ради всеобщего спокойствия до моего совершеннолетия все старательно делали вид, что ни о чем знать не знают и ведать не ведают – и даже Грейн, признанный зубоскал и болтун, умудрялся проявлять в этом вопросе редкостную сдержанность. Что же касалось Рэйввена, то ему, в чьи обязанности входил как раз общий контроль за исполнением даргианских законов, можно было только посочувствовать – всякий раз, видя нас с Севом вдвоем, он заметно мрачнел и старался побыстрее убраться подальше.

Сев между тем уже успел шагнуть ко мне, на ходу раскрывая обьятия. Не успела я и глазом моргнуть, как очутилась в кольце его рук и легко взлетела над полом.

— Ну здравствуй, милая! – он со смехом коснулся губами моих волос. – Скучала по мне?..

Ответить я не успела – в этот момент в дверь постучали. За стеной послышались приглушенные девичьи голоса, кто-то негромко рассмеялся.

— О, так у нас гости? – сереброволосый оборотень заинтересованно вскинул брови, с явной неохотой выпуская меня из объятий. – А я-то гадал, чем это ты так занята…

Дверь между тем отворилась, пропуская в библиотеку белокурую эльфийку и неотступно следующую за ней Лиону.

— Здравствуй, Лиа! – привычно поприветствовал Сев свою подругу. — Доброго дня, принцесса Лиона! — Острая память оборотня безошибочно опознала в рыжей пришелице мою сестру. – Добро пожаловать в Сорбронн!

И, едва заметно усмехнувшись, он снова обернулся ко мне, тихо шепнув мимоходом:

— Если бы и не знал, что вы родственницы, точно догадался бы… Трепетное отношение к собственному внутреннему миру у вас, похоже, в крови!

Я озадаченно проследила за его взглядом – и, внезапно сообразив, в чем дело, сама невольно улыбнулась. На груди у моей сестры висел точно такой же серебряный медальон, блокирующий телепатическое вмешательство, как и у меня. Да-да, я все еще носила его время от времени – нельзя было забывать, что кроме моего Альфа-лорда в Эль-Даарроне обитали еще два юных и весьма неугомонных телепата – и, хотя пересекались мы с ними нечасто, я все же предпочитала ограждать свой «внутренний мир» от их любопытных взоров… Заметив выражение моего лица, Лиона машинально коснулась амулета рукой и озорно подмигнула мне. Похоже, визит к родителям не обошелся без сбора сувениров, сделала я вывод, с улыбкой глядя на ее лукавую мордашку.

Между тем, Альфа-лорд уже с приветливостью радушного хозяина завел с Лионой непринужденный разговор, принявшись расспрашивать ее о путешествии, Ренвинской Школе Магов и о впечатлениях от ее первых каникул. Сестра, польщенная таким искренним вниманием, охотно отвечала на все его расспросы – и, слушая, как она с энтузиазмом описывает последнюю школьную экскурсию к отрогам Рууд-Варака, где студентам почти удалось стащить из музея старинную коллекционную глефу (к счастью, зазевавшиеся гномы вовремя вспомнили, с кем имеют дело, и отобрали трофей обратно), я в конце концов почувствовала нетерпение. Мне уже самой хотелось вдоволь наговориться с Севом, которого я не видела почти целую неделю, однако выразительные взгляды, посылаемые мной Лиаренне, удобно устроившейся с книгой в одном из кресел, последняя предпочитала с ехидной усмешкой игнорировать.

К счастью, в конце концов ей самой надоело слушать эту болтовню.

— Ну все, довольно! – громко заявила она, с шумом захлопывая книгу и по-кошачьи грациозно выскальзывая из облюбованного кресла. – Если вы не оставите хотя бы пару новостей на завтра, то до конца каникул вам больше будет абсолютно не о чем разговаривать… Вот что, Лиона, пойдем-ка со мной! Я хочу тебе кое-что показать…

И с этими словами Лиаренна решительно потянула мою сестру за руку, увлекая ее к выходу из библиотеки. Дверь за ними громко захлопнулась, и я мысленно поблагодарила строптивую эльфийку за пусть и нехотя, но все же проявленное понимание. Мы с Севом наконец-то остались одни.

— Ну? И как тебе моя сестра? – первым делом поинтересовалась я у оборотня, заметив, что тот все еще с улыбкой смотрит им вслед.

— Милая девушка, — спокойно отозвался он, бросая последний задумчивый взгляд на захлопнувшуюся дверь. – Жизнерадостная, умная и немного наивная, очень похожая на свою сестру. Ну может быть, не такая красавица… – С этими словами он обернулся ко мне и с улыбкой скользнул по моему лицу взглядом, позволив ему выразительно задержаться на губах.

— Ладно, оставим пока родственников в покое… – прошептал он, снова мягко привлекая меня к себе. – Итак, на чем мы остановились?..

Однако вернуться к прерванному занятию нам помешал новый громкий стук в дверь. Оборотень с досадой скрипнул зубами и, все еще не выпуская меня из своих объятий, нехотя повернул голову к двери.

— Войдите.

Дверь приоткрылась и в образовавшемся проеме показалась черноволосая голова посетителя.

— Лорд Северриан, не разрешите ли?..

— Разрешаю! – несколько нетерпеливо перебил его сереброволосый телепат.

— А? Э-э… благодарю! – обрадовался неожиданному везению проситель и тут же скрылся с глаз долой.

Но едва только дверь за ним закрылась, стук повторился.

— Утор вас забери! – тихо прорычал оборотень, снова отстраняясь. – Это просто заговор какой-то…

И, внезапно схватив меня за руку, решительно направился вглубь библиотеки. Здесь, за тяжелыми шкафами в углу комнаты виднелась маленькая узкая дверца, ведущая в соседний коридор.

— А вдруг это что-то важное? – неуверенно предположила я, прислушиваясь к шуму за главной дверью, пока Сев торопливо освобождал нам путь к отступлению.

— Даже и не надейся, — хмуро отозвался оборотень. – Если, конечно, не считаешь, что очередная пропажа пары овец достаточно веская причина, чтобы остаться. Если уж на то пошло, все претензии пусть предъявляют одному нахальному и назойливому дракону… И кстати, я ведь еще как минимум сутки должен быть в Кайтранне! Так что работа вполне может подождать.

 

 

Несколько минут спустя, выбравшись незамеченными из хитроумного переплетения коридоров Эль-Дааррона и оседлав тайком добытых на конюшне лошадей, мы с сереброволосым даргом уже мчались наперегонки прочь от альфа-дома сначала по тихой улочке, а потом между пологими склонами холмов. Первым завершив скачку на опушке небольшой зеленой рощи, Сев ловко соскочил с коня и со смехом обернулся ко мне, наблюдая, как мы с моей новой вороной кобылой, всё это время увлеченно пытавшейся обогнать его могучего жеребца, разочарованно рысим к еще недавно столь вожделенному финишу.

— Так-так… похоже, кое-кому здесь явно не помешает пара уроков верховой езды, — вынес он с усмешкой свой вердикт, протягивая руки с очевидным намерением помочь мне выбраться из седла.

Я сначала хотела было гордо отказаться от помощи, но потом решила, что небольшая доля внимания со стороны победителя может благотворно сказаться на моем уязвленном самолюбии. Однако вместо того, чтобы просто помочь мне спуститься на землю, оборотень неожиданно ловко подхватил меня на руки и понес, словно ребенка, к зеленой тенистой опушке.

— Надо бы, наверное, коней стреножить? — неуверенно напомнила я ему, глядя поверх плеча на оставшихся без присмотра лошадок.

— Никуда они не денутся, — последовал твердый ответ.

Поняв, что спорить бесполезно, я философски предпочла сдаться на милость судьбы. Сев тем временем уже успел углубиться в густые ольховые заросли. Идти, впрочем, ему пришлось не долго – вскоре впереди, среди непролазных с виду зеленых дебрей, показалась небольшая светлая поляна.

— Вот! – удовлетворенно произнес он, останавливаясь посреди нее и опуская меня, наконец, на землю. – Тут, по крайней мере, уж точно можно спокойно поговорить!

— Уверен? – не удержавшись, с иронией переспросила я. – А может, для надежности, стоит на пару часиков рвануть обратно в Кайтранн?

— Ну уж нет! – неожиданно фыркнул оборотень. – С меня вполне хватило и предыдущих шести дней!

— Неужели было так плохо? – чутко уловив напряженные нотки в его голосе, я удивленно вскинула бровь.

— Нет. Не плохо, — совершенно серьезно отозвался оборотень. – Ужасно! Вся эта хваленая поездка «с целью налаживания новых торговых отношений» оказалась ничем иным, как очередными хитро завуалированными смотринами!

— А-а… — мигом сообразив, что к чему, понятливо протянула я. – Тогда – сочувствую.

Оборотень с кривоватой усмешкой выразительно покачал головой, словно сетуя на свою печальную судьбу, и глубоко вздохнул.

Надо сказать, что подобный поворот для нас обоих был уже не в новинку. С тех пор, как благодаря обретению своего истинного Стража, статус Сева внезапно изменился, вокруг молодого – и по даргианским законам неженатого – Повелителя очень быстро возник вполне определенный ажиотаж. К счастью, большую часть матримониальных поползновений своих соплеменников Севу обычно удавалось пресекать еще на стадии предварительной переписки. Однако в некоторых случаях избежать личной встречи с потенциальными родственничками все же не удавалось. Вот и сейчас – лорд Таваррон, нынешний кайтраннский Альфа-лорд, пригласил Северриана на неделю погостить к себе в долину, якобы ради обсуждения новых, более выгодных, условий торговли. А на деле, по словам Сева, большую часть этого времени ему пришлось провести в обществе взрослых незамужних дочерей этого самого Альфа-лорда. Причем всех пятерых сразу.

— Ты не поверишь! – сетовал мне оборотень, удобно разлегшись на траве и устроив свою голову у меня на коленях. – Эти болтушки ухитрялись не умолкать буквально ни на секунду! Я уже с полудня начинал с нетерпением ждать наступления ночи, когда можно будет хоть немного побыть в тишине и покое!

— Бедняжка! – не удержалась я от смешка, машинально накручивая на палец длинную серебристую прядь. – Надеюсь, главная кандидатка в невесты хотя бы оказалась красивой?

— Не знаю, — к моему удивлению честно признался Сев. – До финальной части сего действа мы с Таварроном так и не добрались.

— Как это? – не поняла я.

— Да как-то так, — оборотень неопределенно пожал плечами. – Пока я сосредоточенно размышлял над тем, как бы поделикатнее отказаться от пяти комплектов рук и сердец сразу, Таваррон внимательно наблюдал за мной – и, похоже, в конце концов решил, что склонять меня к браку дело трудоемкое и неблагодарное. Я же, в свою очередь, видя его колебания, начал понемногу успокаиваться и пообещал себе, что если Таваррон оставит меня в покое, то я пойду на кое-какие уступки ему в торговом соглашении… Словом, в итоге мы неплохо сэкономили друг другу время и нервы – и просто перешли к обсуждению того, ради чего я, собственно, и приезжал.

— Ну и ну, – отозвалась я, невольно улыбаясь. – Похоже, в телепатии и впрямь есть свои преимущества.

— Еще бы! – с иронией фыркнул в ответ Сев. – Можно еще столько интересного попутно узнать! Например, о том, что из Фьерр-Эллинна уже вовсю расползаются слухи о произошедшем между нами на Буковой поляне. Помнишь лорда Адриэля, Альфа-стража Таваррона? Вот ему-то остроухое племя… прости… эльфийские родичи и сообщили о том, что Повелитель Сорбронна уже тайно женат на несовершеннолетней! Как ты понимаешь, Таваррону тоже об этом стало известно – он даже в разговоре как-то намекнул, что нашу сонную даргианскую общественность давно пора встряхнуть каким-нибудь пикантным скандалом, и при этом так на меня смотрел, словно устроить этот самый скандал моя прямая обязанность… И вообще, все это время он просто изнывал от желания хорошенько покопаться в моей голове, чтобы убедиться в правдивости этих сплетен! – Сев язвительно усмехнулся. – Правда, так ничего и не добился.

— Серьезно?  Но ты ведь говорил, что он сильный телепат?

— Так и есть, — отозвался на это Сев. – Вот только я с недавних пор стал сильнее. Ты же слышала, как меня теперь называют? Параальфа – первый среди альф. И это – благодаря тебе! Ты, мой Страж-дракон, подпитываешь меня своей силой. Очень скоро уже никому из моих соотечественников будет не под силу тягаться со мной. Даже сейчас после нескольких попыток меня прочесть Таваррон выглядел весьма и весьма разочарованым… — он немного помолчал и добавил. – Впрочем, думаю, скоро все его сомнения на этот счет развеются сами собой.

— Хочешь сказать, кто-то из остроу… кхм, эльфийских сплетников решил сделать наш с тобой брак достоянием широкой общественности? – со смешанным чувством беспокойства и любопытства поинтересовалась я.

— Нет, — спокойно отозвался сереброволосый оборотень. – Просто я решил сделать это сам.

— Ты, наверное, шутишь?! – я недоверчиво рассмеялась, уверенная, что Сев меня разыгрывает.

— Вовсе нет, — невозмутимо отозвался оборотень. – Раз уж подобные слухи все равно вышли за пределы эльфийских владений, продолжать скрывать правду было бы опрометчиво. Ты так не считаешь?

— Может и так, но… Послушай, Сев! – резонно возразила я. – Твои родственники просили нас не мутить воду раньше времени! В смысле, до моего совершеннолетия… Да и Торувиэль говорила, что пока мне нет двадцати, всё, чего ты добьешься своим объявлением – это лишь того, что тебя освищут твои же собственные подданные! Ты уверен, что хочешь этого?

— Думаю, это я как-нибудь переживу, — Сев равнодушно пожал плечами. – Подумай сама. Если о нашем браке расскажет кто-нибудь другой, все будет выглядеть гораздо хуже… К тому же, вовсе не факт, что все будет так уж мрачно. Я всегда относился с уважением к нашим законам – неужели мне не позволят совсем немного нарушить один-единственный из них?

— Знаешь, такие вопросы лучше задавать Рэйввену, а не мне, — серьезно ответила я. И тут же с тревогой уточнила. – Кстати… а когда ты хочешь… э, огорошить всех этой новостью?

— Думаю, не стоит откладывать это надолго. Как насчет завтрашнего Новолуния?

— Так скоро?! – я ужаснулась, внезапно сообразив, что Сев вовсе не шутит. – Но… к чему такая спешка? Почему бы не подождать еще немного? Всего через пару месяцев мне исполнится двадцать, и тогда все будет гораздо проще!

Оборотень вдруг резко сел и развернулся лицом ко мне. Серебристо-серые глаза пристально и внимательно заглянули в мои, словно стараясь дотянуться взглядом до самого дна моего сердца… Я моргнула и машинально коснулась кончиками пальцев серебряного медальона у себя на груди.

— Ты чего-то боишься, Мирра? – негромко спросил он, медленно приближая свое лицо к моему. – Скандала? Осуждения? Еще чего-то?.. Я же вижу, что ты почему-то совсем не торопишься стать, наконец, моей настоящей супругой. И хотя мне прекрасно известно, что твои чувства ко мне не изменились… что же тогда? Может, ты опасаешься, что когда мы станем по-настоящему мужем и женой, я тебя… разочарую?

— Что?! Глупость какая! Нет, конечно же! — фыркнула я, надеясь, что это прозвучало достаточно убедительно. – Просто я не уверена, что у меня хватит смелости выдержать всю ту бурю эмоций, которая поднимется среди твоих подданных после подобной новости. Вот я и оттягиваю «удовольствие»… в общем, сам понимаешь… — мой голос постепенно затих, перейдя на едва слышный шепот.

Несколько мгновений оборотень еще продолжал изучающе смотреть на меня, а потом мягко качнул головой и усмехнулся.

— Кто бы мог подумать!.. Ты, способная одним заклинанием испепелить здоровенную болотную тварь или без страха взлететь под облака, начинаешь паниковать, стоит только тебе хоть на минуту оказаться в центре всеобщего внимания!

— Ну извини, — я кисло пожала плечами. – Публичные выступления – явно не мой конек.

— Вижу, — вздохнул он. – И верю. Тем не менее рано или поздно тебе придется к ним привыкать. Повелительница Сорбронна не может постоянно прятаться от собственных подданных!

— Но пока-то еще можно, — тихонько пробормотала я.

— Ну ты и трусиха! – Сев внезапно со смехом притянул меня к себе и безжалостно взъерошил мои и без того растрепанные недавней скачкой волосы. Я, разумеется, в долгу не осталась и мигом превратила его собственную серебристую гриву в ювелирное подобие вороньего гнезда. Некоторое время мы дурачились так, пока оборотень в конце концов со смехом не повалил меня на траву и не прижал к земле собственным телом. Потом вытянул перед моими глазами ладонь, демонстрируя зажатый в пальцах серебряный медальон, еще минуту назад преспокойно висевший у меня на шее, и дразняще усмехнулся.

— Попалась! – он шутливо чмокнул меня в нос, наблюдая, как я возмущенно фыркаю и без особого энтузиазма пытаюсь освободиться… и внезапно замер, впившись внимательным взглядом в мое лицо.

«Так вот, в чем дело…»

Я тут же застыла, перестав сопротивляться, и с досадой прикусила губу, торопливо отводя глаза. Впрочем, толку от этого было мало – без медальона оборотню хватило всего доли секунды, чтобы докопаться до правды. А правда была в том, что я и впрямь не хотела выходить замуж – хоть и вовсе не по той причине, которую придумал он сам. Мало того, что этот брак сам по себе обещал стать шумным скандалом, мнившимся мне недоброй приметой для начала семейной жизни, так еще и другая мысль вызывала у меня невольный приступ паники. «Может, ты опасаешься, что когда мы станем по-настоящему мужем и женой, я тебя разочарую?» Нет, на самом деле все было как раз наоборот! Это я боялась, что когда пути назад уже не будет, я непременно разочарую его

— До чего же ты все-таки еще глупый ребенок, Мирраэль!

— Вообще-то, это было не честно, — сердито буркнула я, все еще пытаясь высвободиться из его хватки. – И нечего без спроса копаться в моей голове.

— Серьезно? А что тогда насчет «больше никаких секретов»? — невозмутимо напомнил Сев. – Или это было одностороннее соглашение?

Я не ответила, и оборотень молча укоризненно покачал головой. А потом вдруг очень серьезно и проникновенно добавил:

— Тебе не о чем беспокоиться, Мирраэль, милая. Ты же знаешь, ты – единственная женщина в мире, на которую смотрят мои глаза.

Он немного помолчал, с задумчивой нежностью изучая мое лицо. А потом внезапно хитро улыбнулся и добавил:

— Ну хорошо! Раз уж тебе так сложно решиться на этот шаг, чтобы сделать меня счастливым… То по крайней мере, может, выйдешь за меня замуж, чтобы спасти?

— Спасти? – я с невольным скепсисом глянула на него снизу вверх. – Опять? От чего на этот раз, позволь узнать?

— От других невест, — снова ухмыльнулся оборотень.

— Ах, ну конечно же! — я насмешливо фыркнула и сделала еще одну безуспешную попытку освободиться. Однако Сев отчего-то на этот раз не поддержал моего веселья, продолжая с задумчивым прищуром изучать мое лицо.

— Вообще-то, я не шучу.

Уловив неожиданно серьезные нотки в его голосе, я невольно присмотрелась к оборотню внимательней.

— Ты когда-нибудь слышала даргианскую поговорку – мол, каждая хочет быть третьей? – спросил он вдруг. И тут же сам ответил за меня. – Наверняка слышала, даже если и не понимала ее значения. Ее обычно используют все, кому не лень – и к месту, и не к месту… Дело в том, что эта поговорка произошла от одного старого, но довольно-таки строгого закона. В народе его еще