Сложности охотничьего промысла

        30 Август 2013

— Тут такое дело, господин охотник… — кревичанский староста в некотором смущении поскреб пятерней затылок. — Даже не знаю, как сказать. С одной стороны — уговор есть уговор, а с другой… Народ требует доказательств. Мол, коль уж деньги платить, так хоть знать бы, за что. А то как-то это… того… не по-людски получается.

Его голос под пристальным взглядом собеседника постепенно становился все тише и тише, пока, в конце концов, не заглох окончательно где-то в зарослях пегой кудлатой бороды. Смуглолицый мужчина, сидящий по другую сторону стола, глубоко вздохнул — и мысленно досчитал до десяти.

— Послушайте, уважаемый, — терпеливо проговорил он. — У нас ведь с вами был договор, так? Я избавляю вас от дракона, а вы платите мне за это сто золотых… А теперь что же получается? Я свою часть сделки выполнил, а вы меня решили вокруг пальца обвести?

— Да что вы, как можно?! — староста с видом оскорбленного достоинства всплеснул руками. — Разве ж не я вам седмицу назад тридцать гривенников авансом выдал?! Рекомендации у вас, опять же, хорошие… Вот только народ у нас шибко недоверчивый стал — говорят, мол, пусть сначала дохлого дракона покажет, а уж тогда забирает остальное.

— Минуточку! — возразил охотник. — Насчет предъявления тела уговора не было. Вы просили сделать так, чтобы дракон вас больше не беспокоил, так чего ж теперь хотите? За прошедшую неделю жалоб ни от кого из селян не поступало? Не поступало. Стало быть, и работа выполнена. Извольте заплатить!

— Так-то оно так, — нехотя кивнул староста. — Да только хотелось бы каких-нибудь… этих… гарантий. Ну, там, голову драконью, или хвост, или лапу опять же…

— И зачем они вам, позвольте спросить? — с сарказмом поинтересовался его собеседник. — Коптить будете? Детишек пугать?.. Я же вас с самого начала предупредил — все останки дракона будут сразу же отправлены в Университетскую лабораторию. У меня с тамошними алхимиками — контракт. Многие эликсиры, которые они делают, можно приготовить только из очень свежих тканей…

— Да помню, помню я, — покладисто кивнул староста. — И все-таки — ну, хоть бы кусочек… коготочек, что ли… Мне ж надобно что-нибудь односельчанам предъявить, за что деньги уплочены из общинной казны-то!

Видя, что упрямый селянин не намерен уступать, охотник на мгновение нахмурился, недовольно побарабанил пальцами по столу, а потом, словно вдруг вспомнив что-то, полез в карман куртки. Раздался тихий металлический шелест — и на стол перед старостой посыпались из пригоршни крупные продолговатые роговые пластины, отливающие в льющемся из окна свете сочным медно-красным блеском.

— Это что еще такое? — староста удивленно моргнул.

— Чешуя драконья, — с усмешкой пояснил охотник. — Хотели же доказательств… Могу еще принести — у меня такого добра полным-полно осталось.

— Да ну, что я с ней делать-то буду?! — отмахнулся от него староста. — Я ж не чародей какой, чтоб зелья из этой гадости варить!

— А ее и не варят, — пожал плечами охотник. — Чешую обычно на амулеты пускают. Сделал дырочку, продернул нитку — и готов амулет от сглаза. Вон, раздайте односельчанам — будут им сувениры на память. Красная-то чешуя нынче большая редкость — медные драконы, почитай, уже почти все вымерли. Кто знает… может, этот и вовсе последний был.

— Дай-то бог, дай-то бог! — в сердцах отозвался староста, все еще задумчиво разглядывая чешую. Смуглый охотник искоса пристально глянул на него, но ничего не сказал.

— Так что насчет моей оплаты? — вместо этого напомнил он.

— Даже и не знаю, — староста тут же снова впал в задумчивость, привычно запуская пальцы в шевелюру. — Амулеты — это, конечно, хорошо… но на сотню золотых, все же, маловато будет.

Видя, что охотник все еще продолжает выжидательно смотреть на него, он немного поколебался, словно внутренне принимая какое-то невероятно трудное решение, и, в конце концов, вздохнул:

— Ну, ладно… за чешую могу дать двадцать. Сверх аванса. Но больше — уж никак, не обессудьте. Хотя… коли принесете еще что-нибудь — накину столько же.

— По рукам, — с облегчением отозвался охотник, которому этот затянувшийся торг уже порядком надоел. — Давайте деньги — и разойдемся с миром.

Староста тут же просветлел лицом, поднялся с лавки и, тщательно отсчитав из небольшого ларца в углу горницы двадцать золотых гривенников, выложил их на стол. Охотник молча сгреб деньги в карман, встал и, коротко кивнув старосте на прощание, вышел из избы.

* * *

За околицей деревни почти сразу же начинался густой лиственный лес. Узкая тропинка уводила, змеясь, в зеленую чащу, а над ней, словно горсть сорванных ветром цветочных лепестков, низко порхали маленькие желтые бабочки.

Керр уверенно шагал по едва заметной стежке, постепенно углубляясь все дальше в лес. По обеим сторонам тропинки, над белеющими в траве соцветиями зорецвета, басовито гудели пчелы, а где-то наверху, в кронах деревьев, трескуче обменивались новостями сороки. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь густую листву, скользили по смуглой коже и рыже-каштановым волосам охотника, играючи превращая их червонное золото.

Выйдя на поляну, заросшую высокой травой, Керр на минуту остановился, уверенно отыскал глазами старый объемистый пень и направился к нему. Сел на почти догладка отполированный дождями широкий древесный срез и достал из-за пазухи небольшой кожаный мешочек на шнурке. Тот глухо звякнул на хозяйской ладони, тонкие тесемки на потертой горловине развязались-распустились, будто сами собой. Керр высыпал на ладонь содержимое мешочка, потом пошарил в кармане и добавил туда же полученные от старосты два десятка монет. Пересчитал.

Всего полсотни… Маловато будет, за целый-то месяц.

На краю поляны тихо хрустнула ветка. Керр быстро вскинул голову, зорко с прищуром вглядываясь в густые заросли терна — и тут же, расслабляясь, беззлобно усмехнулся.

— Стареешь, друг… Раньше я тебя мог не услышать, пока ты меня по плечу не похлопаешь, а теперь за двадцать шагов начинаешь топать, как медведь.

— Да ладно тебе, — отозвался, выходя из-за куста, худощавый жилистый брюнет, посылая ответную усмешку. — Тут на две версты окрест никого нет, чего таиться-то?

Потом его взгляд упал на рассыпанные по ладони Керра золотые монеты. В карих глазах на мгновение мелькнуло понимание.

— Ну, как улов? — нейтрально осведомился он, кивая на золото. — Удалось-таки продать услуги драконобойца кревичанам?

Керр в ответ невесело усмехнулся.

— И да, и нет… Рассчитывал на сотню, а получил всего половину.

Брюнет коротко присвистнул.

— Уже не плохо!.. А что, эти тоже непременно драконью голову на блюде затребовали?

— Угу, — мрачно буркнул Керр. — Где на них всех голов-то напасешься? С каждым разом история про лабораторию срабатывает все хуже… Я вот думаю, может, если бы дракон у них тогда не только пару овец стащил, но и еще, допустим, овин какой-нибудь спалил походя, они были бы посговорчивее, а?

— Ну, не знаю, — отозвался его приятель. — А ну как они бы тогда кроме тебя пригласили еще какого-нибудь охотника на драконов, для надежности? Тогда все могло бы кончиться еще хуже… У меня, по правде сказать, тоже в последнее время дела идут неважно. Вон, в Вышенках за шкуру волколака никто больше тридцати монет и давать не захотел… А шкура-то хорошая была — я ее полдня сажей полировал, цвет получился почти натурально черный, не отличить.

— Да уж, — поддакнул Керр, думая о своем. — И чешуя тоже заканчивается, а новую поди-ка еще набери…

Его приятель на это неожиданно коротко хохотнул.

— Знаешь, Керр, а ведь ты вполне мог бы торговать своими дурацкими амулетами сам, вместо того, чтобы втюхивать их этим жмотам-селянам. Глядишь, еще и больше бы заработал, причем без всякой мороки…

— Может, так и сделаю в следующий раз, — пробормотал в ответ «драконобоец». — Надоела уже вся эта чехарда. Если б не деньги, вообще бы всем этим в жизни заниматься не стал. Но у цивилизованной жизни, брат, есть свои преимущества, за которые надо платить… В общем, ладно, к лешему всю эту ерунду. Все, чего я хочу сейчас — это нормальный трактир со свежим пивом, жареным мясом и хорошенькими разносчицами. Ты со мной?

— А то, — весело отозвался брюнет. — Ты, кстати, мне еще с прошлого раза десять монет должен, так что — ты угощаешь.

— Заметано, — ухмыльнулся Керр, поднимаясь с пня и снова ссыпая монеты в нашейный мешочек. — Тогда встретимся в Опадичах. Я там знаю одно отличное местечко.

— Я за тобой, — коротко кивнул его друг, спокойно наблюдая, как рыжеволосый охотник вдруг начинает меняться, на глазах покрываясь крупной золотисто-красной чешуей.

Хлопнули над поляной широкие кожистые крылья — и последний медный дракон взмыл над верхушками деревьев, освещенный последними лучами заходящего солнца.

— Я за тобой, — задумчиво повторил брюнет, глядя, как тот грациозно разворачивается в небе, устремляясь на синеющий сумерками восток. Потом глубоко вздохнул — и на мгновение прикрыл глаза.

Хрустнула ветка под тяжелой волчьей лапой… быстрой тенью скользнул по восточному краю поляны черный хвостатый силуэт…

На притихший лес медленно спускался сонный летний вечер.

        Рубрика: Рассказы      

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

Оставить свой комментарий

2013 © Просто Сказки от Евгении Витушко · Войти · Работает на WordPress

Goodwin

WP-Backgrounds Lite by InoPlugs Web Design and Juwelier Schönmann 1010 Wien